Первый взрыв

Его провели на Новой Земле еще до того, как 28 июля 1957-го корабли 241-й бригады выстроились во внушитель­ный походный ордер на выходном фарватере Молотовска. Постановление Совета Министров СССР о проведении пер­вого испытания ядерного устройства на Новой Земле приня­то 25 августа 1955 года. Задача личного состава полигона состояла в регистрации «параметров ядерного взрыва и фик­сации поведения военно-морской техники».

К этому моменту наша страна была в роли догоняющей. Американцы начали практическое изучение этого вопроса много раньше — 1 и 25 июля 1946 года, когда у атолла Бики­ни в акватории с опытовыми кораблями взорвали бомбы того же типа, что была сброшена на Нагасаки.

Военно-морскую технику в советском эксперименте 1955 года тоже представляли опытовые корабли. В первую груп­пу их вошли: эсминцы «Урицкий», «Карл Либкнехт», «Вале­риан Куйбышев», «Гремящий», минные тральщики Т-393, Т-218 и Т-219, подлодки С-19, С-81, С-84 и Б-9, транспорт «Кери». На акватории также было размещено 20 специаль­ных приборных стендов, водоизмещение которых, составля­ло прядка 120 тонн.

Все «мишени» оснастили специальной измерительной аппаратурой. Наиболее насыщенным ею оказался эсминец

«Гремящий». К его борту также была закреплена бортовая секция новейшего эсминца проекта 56. Тоже для испытания.

Корабли устанавливались на бочках и штатных якорях. В центре стоял минный тральщик Т-393 проекта 253л. С него на тросе в воду был опущен ядерный заряд. Все ос­тальные «мишени» располагались на шести радиусах (от 300 до 3000 метров) бортом и носом к эпицентру взрыва. Подлодки — в надводном и подводном положении. С различ­ных точек взрыв фиксировали кинокамеры.

Установкой кораблей и стендов на акватории руководили контр-адмирал П.Ф. Фомин, а также академики М.А. Садов­ский и Н.Н. Семенов. Последний считался научным руково­дителем. Испытания должен был возглавить сам главком ВМФ — Н.Г. Кузнецов. Однако у него тогда случился ин­фаркт, и дело поручили исполняющему обязанности главко­ма С.Г. Горшкову. Комиссию возглавил начальник 5-го главного управления Минсредмаша Н.И. Павлов.

Компоненты ядерного заряда с Большой земли в Рогаче-во доставили моряки Беломорской военной флотилии. Не поручусь за точность, но некоторые утверждают — на одном из эсминцев — то ли «Разумном», то ли «Разъяренном». Здесь в специально построенном здании устройство было собрано под руководством академика генерал-лейтенанта Е.А. Негина. После этого моряки-беломорцы доставили его в Черную губу.

21 сентября 1955 года был произведен первый в Советс­ком Союзе подводный, так называемый малозаглубленный, ядерный взрыв. На 12 метрах сработало боевое зарядное отделение (БЗО) к будущей атомной торпеде Т-5. До этого три модификации заряда успешно сработали на Семипала­тинском полигоне. Сработал и четвертый. Мощность его в различных источниках оценивается по разному — от 3,5 до 10 килотонн.

Очевидец взрыва вице-адмирал Евгений Александрович Шитиков, а тогда капитан I ранга, так рассказывал о своих впечатлениях: «Губа Черная была холодна и спокойна. И вдруг… Султан встал мгновенно и застыл, за исключением верхней части, где, не спеша, стала образовываться грибо­видная шапка. Столб от внутреннего свечения был белый-пребелый. Такой белизны я никогда не видел. Казалось, что столб воды поставлен навечно, вышел джинн из бутылки и замер, не зная, что делать дальше. Потом султан начал мед­ленно разрушаться сверху, опадать. В небе осталось облако, схожее с обычными облаками. Его понесло поперек залива и косы. Мы не почувствовали ударной волны, прошел какой-то ветерок. Зато очень хорошо был виден бег подводной ударной волны по поверхности воды. Как только облако взрыва отнесло от акватории испытаний, поспешили успеть на корабли-мишени до их затопления»

Тральщик Т-393 просто испарился в атомном пламени. Эсминец «Урицкий», он был ближе всех к эпицентру, а быв­ший начальник полигона Г.Г. Кудрявцев утверждает — в 27 метрах, сразу же затонул. Остальные корабли, хотя и в раз­ной степени, но выдержали удар. Это следует из актов об­следования. Так, на «Гремящем» лишь ослабли заклепочные швы, и вода попала в междудонные топливные цистерны. Корабль получил вмятины на корпусе, ударная волна сорва­ла с креплений некоторые приборы, но машинно-котельная установка эсминца продолжала исправно работать. «Вале­риан Куйбышев» получил незначительные повреждения, не влияющие на боеспособность. «Карл Либкнехт» и до взры­ва имел постоянную течь, а после него она усилилась, и эс­минец через 10 часов после взрыва отбуксировали на береговую отмель. Механизмы его не пострадали. На траль­щике Т-219 пострадало ограждение ходового мостика, име­лись вмятины на люках, дымовой трубе и раструбах вентиляции, образовались трещины на трубопроводах, на­рушилась центровка гидромуфты. На Т-218 затопило отсек гребных валов. Все повреждения на надводных кораблях, за исключением «Карла Либкнехта», вскоре устранили сами моряки.

Из подводных лодок полностью вышла из строя С-81: здесь затопило 6-й отсек, разрушилась аккумуляторная бата­рея. На Б-9 через неплотные сальники в корпус поступило около 30 тонн воды, которая залила электродвигатели. Пов­реждения за трое суток устранили сами подводники. У С-84 и С-19 нашли «незначительные повреждения, не влияющие на боеспособность».

О несчастных братьях наших меньших. В испытаниях участвовало 100 собак. Из них 75 разместили на открытых боевых постах, 25 на наземных объектах. С кораблями зато­нули 6 животных. Лучевая болезнь поразила 12 собак. Ос­тальные «не пострадали».

Об испытании 1955 года сняли специальный фильм. На­звали его без затей — «Подводный атомный взрыв». Потом его показывали избранным офицерам флота и кораблестро­ителям. А над полученными результатами от взрыва затем напряженно работали десятки НИИ

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,108 сек. | 12.51 МБ