Почему советские газопроводы «предпочли» Украину?

Нынешняя ситуация с экспортным транзитом российского газа через Украину превзошла, что называется, даже самые гипотетические прогнозы насчет антироссийских действий Киева в этом вопросе. В любом случае, у Запада появился весомый стимул для ускорения реализации газопроводных проектов с юга и юго-востока бывшего СССР в зарубеж­ную Европу и Турцию в обход не столько Украины, сколько России («Набукко», «Белый поток», Транскаспийский). Но «привязка» советского газоэкспорта к транзиту через Украи­ну состоялась примерно 30 лет тому назад…

В первой половине 1970-х гг. в руководстве страны об­суждались две концепции ее экономического развития (эта тема подробно рассматривалась в «Столетии» — см. «На га­зовой игле», 9 декабря 2008 г.). Первая — «косыгинская» — предусматривала преимущественное развитие перерабаты­вающих отраслей. Особенно в азиатском регионе страны, то есть на базе имеющихся там разнообразных природных, а также трудовых ресурсов.

Очевидно, что реализация такой концепции требовала круп-mix, причем долгосрочных капиталовложений, и не обещала быстрого эффекта. Но в тот период социально-экономическое положение СССР, по многим взаимосвязанным причинам, ухудшалось (гонка вооружений с США и НАТО, конфронтация с Китаем, последствия хрущёвской социально-экономической политики, особенно в сельском хозяйстве и т.п.). Поэтому тре­бовались сравнительно быстрые, точнее — «быстроэффекгив-ные» решения по исправлению ситуации. И прежде всего на потребительском рынке, вде нарастал дефицит всё большего ассортимента качественных товаров и услуг.

Но 35 лет тому назад — с октября—ноября 1973 г. резко пошли вверх мировые цены на нефть, а с декабря 1973-го — и на газ. Это было связано в первую очередь с тем, что почти все арабо-исламские государства, экспортирующие нефть и нефтепродукты, либо ограничили, либо вообще прекратили на несколько месяцев поставки нефти и газа тем западным стра­нам, которые поддерживали Израиль (в октябре 1973 г. состоя­лась новая арабо-израильская война).

В такой ситуации западно- и центральноевропейские стра­ны пре;щожили СССР не участвовать в упомянутом «нефтя­ном эмбарго», а, наоборот, увеличивать экспорт на Запад нефти и особенно газа. В обмен на необходимые для этого кредиты и технологии.

Упомянутые обстоятельства сыграли решающую роль в выборе второй концепции развития СССР, сторонниками ко­торой были Брежнев и «брежневская» группа в руководстве страны, куда более влиятельные, чем «косыгинцы». Суть этой концепции — наращивание советского нефте- и газоэкспорта (и вообще сырьевого экспорта) в Европу, а с помощью «не-фтегазодолларов» — быстрое насыщение внутреннего рынка с помощью импорта как высокотехнологичной продукции, так и товаров массового спроса. И, что называется, процесс пошел. И в конце осени 1978-го начал работать первый евроазиатский газопровод из СССР через Украину: Оренбург—Ужгород. За­тем были построены, опять-таки через Украину, другие анало­гичные газопроводы (Уренгой—Помары—Ужгород, «Союз», «Сияние Севера»).

Коща обсуждались вопросы размещения сети экспортных газопроводов на западе СССР, Косыгин, Мазуров, Машеров, Долгих и Катушев предлагали принцип «равных возможно­стей». То есть, равномерное распределение этой сета по терри­тории Белоруссии, Украины и Молдавии, в том числе с учетом фактора минимального расстояния перекачки газа до западной границы СССР. Что достигалось прежде всего через Белорус­сию. «Косыгинцы» считали, что в случае равномерности рас­пределения газотранзита по Украине, Белоруссии и Молдавии руководство какой-либо из этих республик не сможет распола­гать существенно большим влиянием в советском руководстве и «подминать» под себя другие республики.

Однако победила точка зрения «проукраинской» — бреж­невской группы, большинство участников которой были с Украины и/или долгое время работали там (Брежнев, Под­горный, Гречко, Кириленко, Патоличев, Тихонов, Черненко, Шелест, Щербицкий). Поэтому свыше 70 % протяжешюсти сети экспортных газопроводов на западе СССР было разме­щено на Украине, причем даже в ущерб критериям минимума расстояния перекачки газа и, соответственно, строительно­эксплуатациошгых затрат. Тощашнее украинское руководство приводило такие аргументы: да, наши расстояния более значи­тельные, в сравнении с Белоруссией, зато размещение газоэк­спортной сети на Украине и газопроводные переходы границы СССР на западе Украины положительно скажутся на настрое­ниях в республике, особенно в ее западных — потенциально националистических областях. А роль всей Украины в эко­номике, да и в социально-политической стабильности СССР трудно переоценить. Аргументация же оппонентов, в том чис­ле белорусского руководства, направлялась «брежневцами» в архивы.

Приведу один пример. Построенный на рубеже 1970— 1980-х гг. экспортный газопровод «Сияние Севера» идет на Украину через Белоруссию (с Ямальского региона). Вблизи бе­лорусского г. Кобрин эту артерию от Польши отделяют лишь 65 км. Этот трубопровод должен был войти в Польшу именно в том белорусском районе. Но под давлением руководителей Украины и «ангажированных» специалистов, данный газопро­вод… в Москве решили удлинить почти на 220 км, чтобы прод­лить его в Польшу именно через Львовскую область Украины (!). Кстати, в той же области оказались сконцентрированы поч­ти все пограничные переходы газопроводов из РСФСР в Вос­точную Европу…

Зато во многих украинских эмигрантских СМИ в 1970— 1980-х отмечалось, что со временем, если СССР распадётся, Украина станет «обладателем» главных газоэкспортных ар­терий из России. И сможет, дескать, диктовать Москве (и, по крайней мере, ещё и Восточной Европе) свои условия.

Характерно в этой связи и то, что страны-получатели совет­ского газа чугь ли не в унисон приветствовали «выбор» Крем­лём Украины в качестве главной транзитной территории для газопоставок. Причем представители энергетических и тру­бопрокатных компаний ряда стран Западной и Центральной Европы вели переговоры по тем же вопросам с руководством Украины в 1970-х гг. Особешю активно предлагали направлять газоэкспоршые трубопроводы из РСФСР через Украину ФРГ и Австрия, власти и компании которых направляли соответству­ющие петиции и письма тогдашним властям Украинской ССР (подробнее см., напр.: «Транспорт на дальние расстояния». Под ред. академика ТС. Хачагурова. М, 1982; «Экономические от­ношения стран СЭВ с Западом». Под ред. д.э.н. Н.С. Шмелё­ва. М., 1983; «Природный газ в политике СССР и Украинской ССР». Мюнхен, Институт по изучению СССР и Восточной Европы, 1987; «Трубопроводный транспорт в СССР и за рубе­жом». М., 1989). Что же, сработали на перспективу?..

Словом, долгосрочные (если не бессрочные) экономико-политические выгоды экспортного транзита российского газа через Белоруссию оказались слабее влияния украинских вла­стей не только в руководстве СССР, но и на Западе. Впрочем, и «западные» политики лоббировали, повторим, советский газо­транзит через Украину. Похоже, неспроста…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,227 сек. | 13.24 МБ