«Звезды» и рентгены

Был день, когда ждали приезда на полигон маршала Жу­кова. Жуков не приехал, но писарь из штаба намекнул: «Ждет тебя, Костя, большая звезда…» Какая «звезда» ждала Константина Александровича, он и сегодня не знает. А не­ладное почувствовал еще на Новой Земле. До призыва во флот молодой путеец Сесь на пару с товарищем пульман щебня — 60 тонн — за считанные часы разгружал, и это нор­ма. На службе от работы не бегал, и все было в легкую. Тут же узнал, что такое усталость и головокружение…

На Новую Землю Бердяшкина бригада ушла при множес­тве вымпелов, а вернулась — по пальцам пересчитать. Моря­ков, похоронивших свои корабли в губе Черной, распределяли затем по всему флоту. Сесь дослуживал на сторожевике СКР-63. Там и услышал, что стали вдруг «валиться» те мо­ряки, кто обеспечивал испытания на акватории у Новой Зем­ли, — с избытком рентген нахватали ребята. Его же будто лишаем обсыпало. Первым забеспокоился командир СКРа, сам повел старшину в госпиталь. Там знатоков по радиации не нашлось, но какую-то микстуру выписали…

Демобилизовался Сесь в звании мичмана. СКР-63 тогда ремонтировался в Северодвинске.

Главный принцип секретности Новоземельского полиго­на 50-х, по словам Константина Александровича, звучал так: «свое дело делай, а меж собой не разговаривай. Что и для чего — лучше не знать».

Вот и не знали, чем чревата работа в эпицентре взрыва. Думаю, военные старших званий все же догадывались, но прежде бомба нужна была, и до защиты от радиации руки не доходили. Потому в зону «А» никто без надобности и не лез. А моряки, которыми верховодил старшина Сесь, честно вы­полняли приказ. Потом сам маршал Жуков объявил им бла­годарность. Но разве защитят маршальские слова от смертоносного излучения?! Из семерки гребцов первой шлюпки «Разъяренного» только Костя Сесь и выжил. Навер­ное, благодаря своему недюжинному здоровью, помножен­ному на крепкую волю.

Что же касается зоны «А», в которой дважды работал Константин Сесь и его товарищи, то она до сих пор считает­ся опасной — настолько прочно впитали земля и скалы ради­ацию. Там, где когда-то стояла башня с ядерным устройством, сохраняется уровень заражения до 1 миллирентгена в час. Посещать эпицентр ядерного взрыва 1957 года нельзя даже в XXI веке — он по-прежнему значится санитарно-запретной зоной.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,135 сек. | 12.52 МБ