Тирания глупости «науки». Руководители и ученые

С тех пор как я начал заниматься изучением проблем управ­ления, для меня примером, наиболее приближенным по своим качествам к идеальному руководителю, всегда являлся Сталин. Сталин был реальным, настоящим руководителем — тем, кто руководил лично, а не подписывал документы, изготовленные аппаратом, и не читал речи, написанные аппаратом (сейчас таких руководителей нет).

Напомню то, о чем писал неоднократно, а может, даже и надо­ел, но об этом надо писать и этим надо тыкать в нос сегодняшним руководителям. Ведь в нашем мире редко находится историк или журналист, который бы не попенял Сталину на отсутствие образования («недоучившийся семинарист») и не противопо­ставил ему его политических противников «с хорошим европей­ским образованием». Эти журналисты и историки, надо думать, очень гордятся тем, что имеют аттестат зрелости и дипломы об окончании вуза. А между тем что такое это самое «европейское университетское» образование? Это знание (о понимании и речи нет) того, что написано менее чем в 100 книгах под названием «учебники», книгах, по которым учителя ведут уроки, а профессоры читают лекции.

Изучил ли Сталин за свою жизнь сотню подобных книг?

Начиная с ранней юности, со школы и семинарии, Сталин, воз­можно, как никто стремился узнать все и читал очень много. Даже не читал, а изучал то, что написано в книгах. В юности, беря книги в платной библиотеке, они с товарищем их просто переписывали, чтобы иметь для изучения свой экземпляр. Книги сопровождали Сталина везде и всегда. До середины Гражданской войны у Ста­лина в Москве не было в личном пользовании даже комнаты — он был все время в командировках на фронтах — и Сталина отсут­ствие жилплощади не беспокоило. Но с ним непрерывно следова­ли книги, количество которых он все время увеличивал.

Сколько он в своей жизни прочел, установить, видимо, не удаст­ся. Он не был коллекционером книг — он их не собирал, а отбирал, то есть в его библиотеке были только те книги, которые он пред­полагал как-то использовать в дальнейшем. Но даже те книги, что он отобрал, учесть трудно. В его кремлевской квартире библиотека насчитывала, по оценкам свидетелей, несколько десятков тысяч томов, но в 1941 г. эта библиотека была эвакуирована, и, сколько книг из нее вернулось, неизвестно, поскольку библиотека в Крем­ле не восстанавливалась. (После смерти жены Сталин в этой квартире фактически не жил.) Впоследствии его книги были на дачах, а на Ближней под библиотеку был построен флигель. В эту библиотеку Сталиным было собрано 20 тыс. томов!

И это была не коллекция, это были книги, которые он прочел или пользовался ими для справок.

Но часть этих книг он изучил с карандашом в руке, причем не только подчеркивая и помечая нужный текст, но и маркируя его системой помет, надписей и комментариев, с тем чтобы при необходимости было легко найти нужное место в тексте книги — легко вспомнить, чем оно тебя заинтересовало, какие мысли тебе пришли в голову при первом прочтении. Сколько же книг, изучен­ных подобным образом, было в библиотеке Сталина? После его смерти из библиотеки на Ближней даче книги с его пометами были переданы в Институт марксизма-ленинизма (ИМЛ). Их оказалось 5,5 тыс.! Сравните это число (книг с пометами из библиотеки толь­ко Ближней дачи) с той сотней; Содержание которых нужно запом­нить, чтобы иметь «лучшее европейское образование». Сколько же таких «образований» имел Сталин?

И вот при таком уровне образованности руководитель может пользоваться и консультацией ученых, поскольку сам может опре­делить, ученый это или глупый болтун с ученой степенью. Но если руководитель сам глуп, то и консультировать его будут не ученые, а академические глупцы. Более того, они не консультировать его будут, а будут писать ему речи, программы, выступления. Ведь дураку-руководителю лень самому читать, учиться, разбираться в вопросах, так кому же такому дураку и довериться, как не уче­ным? И тирания такого руководителя превращается в тиранию «науки».

А у нас глупцов с учеными званиями и степенями хоть пруд пруди, и держатся глупцы науки единой сплоченной стаей. Об этом стоит поговорить, поскольку в части одурачивания народа в глазах среднего обывателя ученое звание того, кто одурачивает, имеет большое значение. Повторю, глупцы с ученым званием чрезвычай­но сплочены, поэтому приведу свои старые дискуссии с учеными, в которых мне хотелось обратить внимание как сограждан, так и самих ученых на паразитическое положение современной науки, на глупость этого сословия в решении общих важнейших проблем нашей жизни.

Не один раз повторял вот это откровение органа кремлевского режима. Журнал Счетной палаты РФ «Финансовый контроль» за июль 2007 г. сообщал:

 

«Национальный доход России в 1991-1993 гг. уменьшился на 40% (а в военные 1941-1945 гг. лишь на 23%). По оценке Минэконом­развития, за годы ельцинских реформ из России было вывезено

свыше $210 млрд. По некоторым же другим данным — $700 млрд, то есть десять годовых бюджетов ельцинской России. Производ­ство сократилось вдвое, а численность россиян, выброшенных за черту выживания, увеличилась более чем в два с половиной раза.

По прогнозам демографов, к концу XXI в. население Земли уве­личится вдвое. А в России через 70 лет останется в лучшем случае 100 млн человек. При этом русские уже не будут составлять боль­шинства населения страны. Смертность здоровых мужчин сопо­ставима с потерями СССР в Отечественной войне.

Список утрат можно продолжить, но и без того ясно, что в мир­ное время (в отличие от военного) они были неоправданными, а значит, и более глубокими и невосполнимыми.

В первые послевоенные годы промышленность и благосостоя­ние населения благодаря ненавистной нашим либералам плановой экономике стали быстро расти, прилавки магазинов наполнялись и цены снижались, но после шоковой терапии страна не может оправиться до сих пор».

 

Разумеется, в те годы я, как мог, сопротивлялся этому разоре­нию, разумеется, путем контрельцинской пропаганды на выборах. Но был бессилен, так как СМИ России в это время заполнили «ученые», доказывающие избирателю, что Ельцину «альтернативы нет». Напомню, что у Ельцина в то время был совет, состоящий из 21 академика, да и остальные «ученые» не упускали возможности заработать на выборах.

Я писал, обращаясь к избирателям.

Ну попытайтесь проанализировать ситуацию сами. Возьмите своего 2-3-летнего ребенка. Ему еще невозможно объяснить, что такое электрический ток, напряжение, сопротивление. И вы гово­рите ему, человечку с несовершенным мыслительным аппаратом: «Не суй пальчик в розетку, а то выскочит Ток и по пальчику — кок!»

На что вы рассчитываете? На то, что неспособный пока думать ребенок перепугается какого-то непонятного, но страшного Тока и еще не испытанного, но не менее страшного «кока». И от страха он не сунет пальчик в розетку и не пострадает.

А теперь всмотритесь вто, что вы читаете в прессе ельцино-идов, и вслушайтесь в то, что говорят вам их СМИ. Ведь для того, чтобы вы сунули избирательный бюллетень с фамилией Ельцина в урну, они поступают с вами точно так же, как вы с ребенком. Не я, а ваши пастыри СМИ считают вас идиотами, мне лишь обидно за вас и досадно. Ведь вы не дети, вы-то способны задуматься над тем, что вам говорят. Вы обязаны это сделать!

Вот в предвыборном 24-м номере «Огонька» вас агитирует за Ельцина А. Илларионов в статье «Канун экономического подъема». Вообще-то, если вы живете в России с 1991 г., то уже от одних этих слов вы должны подскочить как ужаленный с криком: «Как! Опять!? В 1992 г. был канун, в 1993-м опять был, затем в 1994-м, потом в 1995-м и снова канун!?» Между прочим, и сейчас, весной 2010 г., когда я пишу эти строки, опять «канун»! И, чтобы вы сильно не прыгали, «Огонек» сразу поясняет, что А. Илларионов — это вам не хухры-мухры, а «директор Института экономического анализа». То есть он не мочу у Ельцина на алкоголь анализирует, а эконо­мику России и мира, большой в этом деле человек, против вас «папа», а вы его придурковатые дети. Он и ведет себя с вами, как с придурками, не стесняясь, нисколько не тревожась, что он сам глупец.

Прежде чем читать статью, давайте представим, что и я, и вы — бараны, мы ничего не знаем об экономике такого, что не может знать простой обыватель, не знаем никаких цифр, законов, но… у нас все-таки должна быть хоть крупица здравого смысла. Есть же ведь она у нас! Ну давайте попробуем ее использовать!

Он пишет:

 

«По поводу итогов экономического развития России при Борисе Ельцине существуют две точки зрения.

Первую представляют правительство и президентская админи­страция: темпы инфляции снизились, реальный уровень производ­ства стабилизировался, и вот-вот начнется рост, валютный курс за­гнан в коридор, бюджетный дефицит ограничен, валютные резервы накоплены, ситуация стала более стабильной и предсказуемой».

 

Мы — бараны, мы не знаем, кто такая инфляция и кем она до­водится Ельцину и Илларионову. Но мы обязаны понимать, что это нечто, когда рубль дешевеет и за него все меньше и меньше можно купить товаров, мы должны хотя бы чувствовать, что это такая штука, когда наша зарплата буквально тает.

При коммунистах черный хлеб стоил 14 коп., молоко — 20 коп., мясо — 2 руб. Минимальная зарплата была 70 руб., и на нее можно было купить 500 кг хлеба, либо 350 л молока, либо 35 кг мяса. Се­годня (на середину 1996 года) минимальная зарплата 75 тыс., хлеб стоит около 5 тыс. за кг, молоко — 3600, мясо — 12 тыс. Их можно купить за минимальную зарплату 15, 21 и 6,5 кг соответственно. То есть в 5-30 раз меньше! Где это инфляция снижается? А может, вот сейчас, как раз перед выборами, она вдруг раз и снизилась? Но мы ведь избиратели Ельцина, нам «Советскую Россию» или «Правду» читать «западло», мы читаем только «МК». Возьмем «МК» за 19 июня, а там на последней странице жирными буквами: «Минимальный продуктовый набор дорожает за неделю на 5 тыс. руб.» Ничего себе «инфляция снижается»!

Как это «уровень производства стабилизировался», когда все практически остановлено, кроме того, что обеспечивает вывоз сырья на Запад? Хотя тут есть доля правды. Когда человек болен, у него температура то 40, то (выпьет аспирину) — 37, в общем — скачет. А когда он в морге, то 3 градуса и не меняется! Стабильная такая…

Особенно нас, баранов, должно обнадеживать вот это «вот-вот начнется рост». Помните, как в «Золотом теленке» Паниковский обнадеживал дурачка Шуру Балаганова, совершавшего слесарный подвиг — перепиливающего ножовкой двухпудовую чугунную гирю? «Пилите, Шура, пилите, они золотые». Хорошие экономи­сты у Ельцина, много умных слов знают и, главное, знают самые умные слова — «вот-вот». Для избирателей Ельцина эти слова — как морковка на удочке перед мордой осла. Вот-вот осел дотянет­ся. Надо бы ельциноидам эти гениальные слова вписать жирным шрифтом в свою экономическую энциклопедию.

Что нам, получающим рубли, толку от того, что «валютный курс загнан в коридор»? Один наш читатель очень точно написал, что «валютный коридор — это задний проход Америки, в ко­торый Ельцин затолкнул Россию». Но по условиям этой статьи, мы не знаем экономику так хорошо, как этот читатель, поэтому должны спросить, а нам какая радость с этого, если цены непре­рывно растут?

«Бюджетный дефицит ограничен». Мы таких мудреных слов не знаем, но догадываемся, что «бюджет» — это казна, госу­дарственные деньги для трат на государственные нужды — на врачей, армию, милицию, учителей, ученых, пенсионеров и пр. А «дефицит» — это когда не хватает. А «дефицит ограничен» — это когда не хватает, но немного. Так если не хватает немного, то почему зарплату не платят врачам, учителям, военным? И какого черта Ельцин согласился покупать у Буша зараженные сальмо­неллой куриные ножки в обмен на то, что Буш даст Ельцину в долг $2 млрд для выплаты задолженностей по зарплате к марту за октябрь?

«Валютные резервы накоплены» — ничего себе! А зачем же Ельцин просит доллары в МВФ, если свои некуда девать? Да еще пошлину в 10 экю с тонны нефти, идущей на Запад, снял и пере­ложил на цену бензина, продаваемого в России?

Особенно радостно, что ситуация стала более «предсказуе­мой». Особенно если вспомнить, что весь бардак в России на­чался с 1992 г., когда плановики в правительстве были заменены предсказателями, которые хотят и предсказывают «как лучше», а получается «как всегда».

Но продолжим текст:

 

«Оппозиционные же силы утверждают: экономический кризис — небывалый в истории России, производство упало наполовину и продолжает падать, инвестиций нет, страна превратилась в сы­рьевой придаток Запада и стала полностью зависимой от продо­вольственного импорта».

 

Так, «экономический кризис» — это для умников, а вот «про-изводство упало наполовину и продолжает падать» — это и ба­рану понятно. Люди в России стали вполовину меньше работать и вполовину меньше производить товаров. А поскольку мы сами деньги не едим и ими не укрываемся, а едим товары и укрываемся товарами, то, следовательно, средний русский стал как минимум вдвое беднее, чем при коммунистах.

Занятно, что, когда фашисты напали на СССР, захватили Бело­руссию, Украину, Молдавию и часть России до Волги, производ­ство упало всего на 26%, на четверть. Силен дедушка Ельцин!

«Инвестиций нет» — это объяснять надо, это для умников, а вот «страна превратилась в сырьевой придаток Запада» — это мы в школе что-то проходили про колонии. И даже баран что-то должен вспомнить и забеспокоиться. Что такое «сырьевой придаток»?

Это когда в стране с умственно недоразвитым населением с по­мощью подкупленного туземного правительства и чиновников колонизаторы поступают так. Они развивают в стране добычу руд, леса, нефти и первую, самую грязную, переработку сырья. Они за­ставляют выращивать то, чего у них нет, — каучуконосы, бананы и пр.

Но колонизаторы не развивают производства по окончательной переработке сырья, скажем в сковородку или табуретку. Туземцы вынуждены покупать сковородки и табуретки у колонизаторов, но сделать это можно, только продав сырье. Поскольку сково­родки очень нужны, то сырье продается дешево, а покупаются импортные товары дорого. Своих-то нет! Вот это сырьевой при­даток. Присмотримся к России. И барану должно быть понят­но, что очень похоже! Только и слышно, что за границу уходят нефть, руды, лес. Кое-где еще дымят доменные печи и увозится на Запад чугун. А автомобильные заводы стоят, тракторные стоят, комбайновые стоят. На улицах сплошь импортные автомобили, в магазинах импортные телевизоры, холодильники. А своих нет! Ельциноиды говорят, что они низкого качества. Ну а кто мешает им сделать их высокого качества? Ученые есть, инженеры есть, одних выдающихся экономистов сколько!

Дальше. Россия «стала полностью зависимой от продоволь­ственного импорта». Давайте вспомним. Не у всех же баранов в мозгу извилины водкой сглажены. Раньше у нас в магазинах все продукты были свои. Своя колбаса, свои яйца, масло, молоко, свежие, только с комбинатов. И дешевые. Их только положи на прилавок — мигом расхватывали. Импортными были (вспоминаю) только венгерские гуси и индейки, болгарские фрукты и консервы, да, может, еще что-то по мелочам. Попробуй нам тогда блокаду объявить — да мы на нее плевать хотели. Подумаешь — гусей у нас не будет или апельсинов с Кубы. Перебьемся!

Мы не были в те годы сырьевым придатком США, как сегодня, это США у нас работали сырьевым придатком. От своего урожая зерна мы на хлеб и макароны тратили едва четверть, а остальное скармливали скоту, чтобы иметь молоко и мясо, масло и яйца. Чтобы иметь их еще больше — закупали дополнительно к своему урожаю еще процентов десять в США. А если США кочевряжи­лись, то плевали на них и покупали в Канаде или Аргентине. Да если бы и тут нас блокировали, то и тут бы мы плюнули. Просто бы уменьшили производство говядины и увеличили производство птицы и свинины — они на единицу зерна больше мяса дают.

А теперь?.. Колхозы уничтожены, поля не засеваются, птице­фермы разорены, на селе — как Батый прошел. А если сегодня нам блокаду объявить, что есть будем? Ведь в магазинах уже большая часть продовольствия, основного причем, импортная.

Так что если читателей считать не ослами, а просто баранами, то, пожалуй, следует признать, что оппозиция-то права.

Но с другой стороны — а зачем Илларионову считать избирате­лей Ельцина баранами, если он видит, что это ослы? И он пишет:

 

«Считаю, что правоты больше на стороне правительства».

 

М-да! Ну что ж, давайте послушаем его доводы на тему, почему он согласен, что инфляция стала меньше. Он пишет:

 

«В мае 1996 темпы инфляции стали ниже, чем они были с начала 1991 года».

 

И все. И все?! Таких объяснений маловато будет. Поскольку важно не само по себе обесценивание рубля или скорость, с ко­торой он обесценивается, а влияние инфляции на жизнь граж­дан. А это влияние, согласно определению понятия инфляции, осуществляется через «рост цен на товары и падение реальной заработной платы». В 1991 г. был СССР, цены контролировались государством, падения производства не было, подъем цен на отдельные группы товаров сопровождался выплатой компенса­ций к пенсиям, стипендиям и зарплатам. «Рост цен» приводит к тому, что товары лежат на полках магазинов и складов. А было такое в 1991 г.? Нет, товары буквально сметались покупателями с прилавков. Были даже введены карточки для их справедливого распределения. А разве сегодня так? Сегодня товары ввиду не­прерывной инфляции денег бесконтрольно дорожают, а граждане могут свободно подыхать. Это за кого надо принимать читателей, чтобы им так объяснять радости сегодняшнего дня? С другой стороны, ну а почему не брехать нагло в глаза, если перед тобой даже не бараны, а ослы, голосующие за Ельцина? Ведь вора делает вором случай, а тут такой случай — одни ослы. Как на подбор. Грех не воспользоваться.

Ну а как же насчет остановки производства? И тут у Илларио­нова все просто.

 

«В отличие от предыдущих лет производство валового внутреннего продукта близко к тому, чтобы стабилизироваться. И если не прои­зойдет каких-то катаклизмов, есть все основания предполагать, что уже в 1997 г. можно ожидать начало экономического роста».

 

Опять «близко к тому». Короче — «пилите, Шура, пилите». «Вот-вот» хорошо станет. Далее у Илларионова:

 

«Можно назвать еще и насыщение потребительского рынка, ликви­дацию дефицитов и административных механизмов распределения товаров (карточки, талоны и т. д.), а в связи с этим — существенное повышение уровня эффективности экономики».

 

Короче, если у всех россиян деньги отобрать полностью, так чтобы они начали дохнуть, то нереализованные товары «насытят» магазины, любой дефицит будет в принципе ликвидирован и все это, по Илларионову, будет «повышением уровня эффективности экономики».

Понимаете, я должен возмутиться этим идиотизмом, но, с дру­гой стороны, ведь Илларионов это не для меня писал, а для тех, кто голосует за Ельцина. Чего ему стесняться?

Забавны эти талоны и карточки. Вспомним, что они были дополнительными деньгами для малоимущих. Вы могли взять

10 руб., пойти на рынок и без всякой очереди купить там на эти деньги 2 кг мяса. А могли взять 4 руб. и талон, пойти в магазин и купить там тоже 2 кг мяса. А на остаток в 6 руб. купить еще что-нибудь. Поскольку всем хотелось купить еще что-нибудь, в мага­зине за мясом была очередь и продавцы работали как каторжные, перебрасывая через прилавок десятки тонн мяса в смену. А на базаре было спокойно. Чем, собственно, радует Илларионов? Что у нынешних малоимущих нет дополнительных денег — талонов и карточек? Так это потому, что у нас нет национального прави­тельства. Талоны и карточки отменяются только тогда, когда по­требление данного товара нацией (потребление, а не любование ими на витринах магазинов) приближается к физиологической или технической норме. В Англии после войны карточки на мясо и копчености были еще в 50-х гг., хотя СССР все виды карточек отменил еще в 1947 г. Англии тогда это было так обидно, что она начала национализировать экономику. Правда, делала это без ума, и у нее ничего не получилось.

Отвлечемся от Илларионова. 18 июня Жванецкий давал кон­церт в посольстве Польши. В центре старой хохмы, снова показан­ной «Новостями», издевательство над советским человеком, «у ко­торого руки до колен от переноски сумок». Вдумайтесь в смысл хохмы. Советские люди постоянно носили в свой дом продукты из магазинов, и оттого у них руки «до колен». А при Ельцине у них нет денег купить продукты, они их в дом не носят, и руки у них нормаль­ные. Поэтому надо смеяться над теми, у кого руки длинные. Зал смеялся. Насчет поляков понятно — они смеялись над русскими, которые смеялись над хохмами Жванецкого. А вот могут ли рус­ские объяснить, над чем они смеялись?

Я представляю, как Жванецкий в кругу своих (Хазанов, Гердт, Захаров и пр.), выпив пару стаканов, хохмит: «Нет, вы представ­ляете! Нет, вы умрете от хохота! Я этим гоям плюю в их поганые морды, а они прут на мои концерты и платят по 100 баксов за билет, чтобы я им еще раз плюнул!»

Но вернемся к Илларионову.

 

«Что касается аргументов оппозиции, то они не точны. Спад дей­ствительно есть, но он не столь масштабен, как это хотят предста­вить противники реформ».

 

Если вспомните, он свои объяснения начал словами «считаю, что…». Если человек считает, то он показывает результаты счета в цифрах. Где они? Что это за счет: «не столь масштабен»7.

С другой стороны — а зачем дебилам числа? Они их что — суме­ют проанализировать?

А далее полюбуйтесь изящным слогом:

 

«Сегодняшний экономический кризис в России следовало бы со­поставлять не с Великой депрессией 1929-1933 гг. в Америке, по­скольку там был циклический кризис, а у нас — системный, а с дру­гим системным кризисом, который наша страна переживала при переходе от рыночной экономики к социализму».

 

Вот то, что он вспомнил Депрессию в США, говорит, что сам Илларионов не понимает, о чем говорит. И мы договорились, что мы простые бараны и руководствуемся в своих рассужде­ниях только тем, что известно каждому. Но Илларионов изящно отослал нас к разрухе после революции 1917 г. Ослам этого до­статочно — тогда была разруха и сейчас разруха. Все в порядке! А баранам? Может, мы вспомним, что перед революцией были три года Мировой войны, а после нее — три года Гражданской? И если для Австрии, Германии, Франции война закончилась в 1918 г., то для СССР — в 1920 г. Тем не менее именно СССР восстановил производство товаров 1913-го, довоенного года раньше, чем эти страны. Польша, кстати, до разгрома немцами в 1939 г. так и не смогла этого сделать. Так что здесь сравнивать? Какой такой «си­стемный кризис»? Далее.

 

«Страна стала сырьевым придатком? Сравнивая реальные цифры, мы видим, что таковым наше государство являлось как раз при коммунистах. Поскольку доля экспорта сырья в общем его объеме была существенно выше, чем сейчас».

 

Покажи нам, баранам, эти «реальные цифры», арифметик наш ненаглядный. Мы помним, что строили плотину в Египте, заво­ды во всем мире, поставляли во Францию пресс в 100 тыс. тонн, который она больше нигде не могла купить, половиной мирового оружия торговали. Отправляли на экспорт тракторы, автомобили, станки, самолеты. Это вы, сидя в своих институтах, ни для экспор­та, ни для внутреннего пользования ничего не производили. А те, кто работал на машиностроительных заводах, помнят, сколько мы делали и продавали. В 1990 г. я очень долго ехал по дорогам Юго­славии и от нечего делать стал считать число советских легковых автомобилей во встречном потоке в доле к западным. «Жигулей» и «москвичей» было более 40%. «Волг», правда, почти не было. А сегодня? Что сегодня мы шлем на экспорт, кроме нефти и руд? Не то что строить за рубежом, сегодня в Москве строительством занимаются 200 тыс. иностранных рабочих. Мы даже этот труд импортируем.

 

«Экономика СССР в гораздо большей степени зависела от импорта зерна, мяса, масла и иных базовых товаров. Если сравнивать по стоимостным объемам, то выясняется, что сейчас мы импортируем примерно вдвое меньше, чем в конце 80-х гг.».

Наконец дождались цифру от «экономиста» — «вдвое мень­ше». Нам, баранам, стоит вспомнить магазины СССР и сколько там было импортных товаров. Продовольствие — почти на 100% наше. Барахло — ну, может, 20-30% чешского, польского и тому подобного, а остальное — наше. Холодильники — наши, телеви­зоры, радиоприемники — наши, стиральные, швейные машинки, утюги, часы — все наше. И тем не менее, по словам Илларионова, мы импортных товаров тогда в стоимостном объеме покупали вдвое больше, чем сегодня! Причем покупали их тогда госоргани­зации СССР гораздо дешевле, то есть в натуре мы тогда импорта имели более чем в два раза больше, чем при Ельцине. Они потому и не лежали в магазинах, что были у нас в домах и на нас. Здорово Илларионов похвалил Ельцина, не правда ли? Но дебилам и так сойдет!

Илларионов продолжает:

 

«Но, несмотря на все это, по сравнению с устойчивыми годами — 1985-1987-м, — увы, сократился уровень потребления услуг. Прав­да, увеличилась площадь жилья на душу населения, число товаров длительного пользования — видеомагнитофонов, цветных телеви­зоров, компьютеров, отмечена бурная автомобилизация».

 

Каких услуг? Сейчас же мы не товары делаем, а услуги оказы­ваем. Торгуем на улицах чем попало — от жевательной резинки до собственного тела. Не надо умалять достижений дедушки Ель­цина!

Площадь жилья на душу населения рассчитывается так: берется площадь всех квартир и делится на численность населения.

Если численность населения уменьшать, то площадь на душу населения будет увеличиваться. А при Ельцине началось капиталь­ное уменьшение численности россиян. Так, что, естественно, на душу населения площадь построенных при коммунистах квартир должна увеличиваться. Стоят свои автомобильные, радиозаводы, а число всего этого увеличивается?! Замечательный Илларионов экономист — настоящий елыдиноид! И настоящий елыдиноид пишет:

 

«Думаю что те реформы, которые были проведены, — это макси­мум того, что можно было сделать при нынешнем руководстве».

 

Зачем скромничать — «максимум»? Можно было еще всех рос­сиян дустом посыпать. Не успели. Поэтому и на второй срок это руководство лезет.

 

«Президент проделал, конечно, колоссальную эволюцию в сво­их взглядах, но все-таки остался человеком социалистического склада. Следствие этого — колебания и отступления последних лет».

 

Хотелось бы отметить, что определять генеральную линию тузем­ному правительству не позволено и Ельцин не разу не отклонился от той линии, что ему наметили США. Не надо упрекать его в том, в чем он не виноват.

 

«Опыт восточноевропейских стран показывает, что чем решитель­нее страны рвут с прошлым, тем более впечатляющи результаты».

 

Хорошо показывает! До Валенсы Польша была в десятке наи­более развитых промышленных стран мира. А когда Валенса, напрезиденствовав, кстати, меньше, чем Ельцин, вернулся на род­ную верфь, то оказалось, что и верфи уже нет — закрылась. Как в песне: «На палубу вышел, а палубы нет».

На этом Илларионов статью закончил, но сотрудники «Огонь­ка», отличающиеся своим «умом» даже в среде пишущих для дебилов, похоже, засомневались. Видимо, даже до них дошло, что в статье уж как-то слишком. И, чтобы у читателей-дебилов не осталось никаких сомнений, редакция «Огонька» дописала: «А. Илларионов известен как самый последовательный и острый критик "ельцинской пятилетки"».

Дескать, даже противники Ельцина признают его высочайшие достижения. Ну и «критик»! Как из комедии Шварца «Обыкно­венное чудо»: «Ваше величество! Я вам грубо, по-стариковски, должен сказать: "Вы — гений!"» Если Илларионов — «самый по­следовательный и острый критик» Ельцина, то тогда кто я Ель­цину — апологет?

Но не об этом речь. Писать такие статьи можно, только если уверен, глубоко уверен, что твои читатели — клинические идиоты, не способные обдумать мало-мальски простые жизненные про­блемы. Такая статья — это плевок в рожу читателя, и его можно делать только тогда, когда ты сам глупец и уверен, что читатель с этим плевком счастливый пойдет и проголосует за Ельцина. И они идут, и они голосуют!

Вы можете сказать, что на самом деле все не так, на самом деле многие из тех, кто голосует за Ельцина, делают это из ко­рыстных побуждений, отлично понимая, что Ельцин разоряет и грабит Россию. Понимают и идут голосовать? Но ведь это под­лость!

Вот и убедите меня после этого, что за Ельцина голосует еще кто-нибудь, кроме подлецов и умственно неполноценных.

Сильно ли отличается от Илларионова, этого советника Ель­цина, масса остальных ученых, в том числе и занимающихся не околоэкономической болтовней, а точными науками?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,379 сек. | 16.19 МБ