Ученые должны знать свое место

Общее впечатление таково, что люди, называющие себя учены­ми, что-то понимают только в очень узкой области знаний — в той, в которой они работают. Да и то…

Нижеприведенный анонимный текст, взятый из Интернета, наверняка принадлежит человеку, подвизающемуся в науке и счи­тающему себя способным на эту тему говорить.

 

«Сэр Эрнест Резерфорд, президент Королевской академии и лау­реат Нобелевской премии по физике, рассказывал следующую историю, служащую великолепным примером того, что не всегда просто дать единственно правильный ответ на вопрос. Далее от лица Резерфорда.

Некоторое время назад коллега обратился ко мне за помощью. Он собирался поставить самую низкую оценку по физике одному из своих студентов, в то время как этот студент утверждал, что за­служивает высшего балла. Оба, преподаватель и студент, согласи­лись положиться на суждение третьего лица, незаинтересованного арбитра. Выбор пал на меня. Экзаменационный вопрос гласил: "Объясните, каким образом можно измерить высоту здания с по­мощью барометра". Ответ студента был таким: "Нужно подняться с барометром на крышу здания, спустить барометр вниз на длинной веревке, а затем втянуть его обратно и измерить длину веревки, которая и покажет точную высоту здания". Случай был и впрямь сложный, так как ответ был абсолютно полным и верным! С другой стороны, экзамен был по физике, а ответ имел мало общего с при­менением знаний в этой области.

Я предложил студенту попытаться ответить еще раз. Дав ему шесть минут на подготовку, я предупредил его, что ответ должен демонстрировать знание физических законов. По истечении пяти минут он так и не написал ничего в экзаменационном листе. Я спро­сил его, сдается ли он, но он заявил, что у него есть несколько реше­ний проблемы и он просто выбирает лучшее. Заинтересовавшись, я попросил молодого человека приступить к ответу, не дожидаясь истечения отведенного срока.

Новый ответ на вопрос гласил: "Поднимитесь с барометром на крышу и бросьте его вниз, замеряя время падения. Затем, исполь­зуя формулу L = (a*tA2)/2, вычислите высоту здания". Тут я спросил моего коллегу, преподавателя, доволен ли он этим ответом. Тот на­конец сдался, признав ответ удовлетворительным. Однако студент упоминал, что знает несколько ответов, и я попросил его открыть их нам.

— "Есть несколько способов измерить высоту здания с помо­щью барометра, — начал студент. — Например, можно выйти на улицу в солнечный день и измерить высоту барометра и его тени, а также измерить длину тени здания. Затем, решив несложную про­порцию, определить высоту самого здания."

— Неплохо, — сказал я. — Есть и другие способы?

— Да. Есть очень простой способ, который, уверен, вам понра­вится. Вы берете барометр в руки и поднимаетесь по лестнице, при­кладывая барометр к стене и делая отметки. Сосчитав количество этих отметок и умножив его на размер барометра, вы получите высоту здания. Вполне очевидный метод. Если вы хотите более сложный способ, — продолжал он, — то привяжите к барометру шнурок и, раскачивая его как маятник, определите величину грави­тации у основания здания и на его крыше. Из разницы между этими величинами, в принципе, можно вычислить высоту здания. В этом же случае, привязав к барометру шнурок, вы можете подняться с вашим маятником на крышу и, раскачивая его, вычислить высоту здания по периоду прецессии. Наконец, — заключил он, — среди множества прочих способов решения проблемы лучшим, пожалуй, является такой: возьмите барометр с собой, найдите управляющего зданием и скажите ему: "Господин управляющий, у меня есть за­мечательный барометр. Он ваш, если вы скажете мне высоту этого здания".

Тут я спросил студента — неужели он действительно не знал общепринятого решения этой задачи, основанного на разнице атмосферного давления у основания здания и на его крыше. Он признался, что знал, но сказал при этом, что сыт по горло школой и колледжем, где учителя навязывают ученикам свой способ мыш­ления.

Этим студентом был Нильс Бор (1885-1962), датский физик, лауреат Нобелевской премии 1922 г.».

 

Этой хохме (конечно, без «умных» способов свободного па­дения, «процессии» и геометрии), наверное, лет пятьдесят. Это реальные ответы на данный вопрос студентов американского университета, к которым ни Резерфорд, ни Бор не могли иметь никакого отношения не только из-за вопиющей глупости ответов. Начнем с того, мог ли в жизни быть случай учебы Бора в универ­ситете, в котором работал Резерфорд?

Когда студент Бор учился в Дании в Европе, профессор Резер­форд работал за океаном в Канаде, и впервые Бор и Резерфорд встретились в 1912 г., когда и Бор уже год как был доктором фи­зики, принимающим экзамены у студентов, а не сдающим их.

Но дело не в этом. Резерфорд и Бор предстают в этом рас­сказе «ученого» кретинами, не способными понять суть эк­заменационного вопроса. Когда речь идет о безграмотных американских студентах, имеющих практическую сметку, то это понятно и смешно, но когда речь идет о настоящих фи­зиках с европейской подготовкой, то это просто противно. Ведь в «ответах Бора» нет ни единого предложения измерить высоту тем, что требовалось по условиям задачи, — бароме­тром. Предлагалось измерить высоту веревкой, секундомером, линейкой или просто купить ответ у управляющего небоскре­бом. Зачем, скажем, надо сбрасывать ценный прибор — баро­метр — с небоскреба, чтобы секундомером замерить время его падения? Гораздо экономичнее сбрасывать тех «ученых», ко­торые рассказывают эту глупейшую байку. Во-первых, их у нас больше, чем барометров, во-вторых, их не жалко. Ведь если эти глупцы не способны понять, чем же собственно предлагалось измерить высоту, то какие они физики, даже если они зазубри­ли теорию относительности?

А ведь они себя таковыми искренне считают, и черт бы с ними, но ведь они своей глупой болтовней делают кретинов и из настоя­щих ученых.

И совершенно бессмысленно слушать их даже в областях, которые должны быть известны школьникам, или в общих, прин­ципиальных вопросах нашего жизнеустройства или мироздания. Недаром В. И. Ленин, пробовавший использовать ученых в обще­ственных делах, предупреждал: «Ни единому из этих профес­соров, способных давать самые ценные работы в специальных областях химии, истории, физики, нельзя верить ни в едином слове, раз речь заходит о философии».

Нельзя верить, потому что глупости ученых ничуть не лучше тирании остальных людей.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,209 сек. | 12.83 МБ