За право быть паразитом

Видите ли, Сергей Георгиевич, вы — яркий пример человека с расщепленным сознанием, когда говорите о науке.

Гражданин — это человек, находящийся под защитой государ­ства и служащий ему. Без службы государству каждого нет защиты от государства отдельному. Вы это понимаете, и вам не откажешь в этом — вы гражданин, и, по моему глубокому убеждению, из лучших. Но…

Другой половиной сознания вы некий «ученый», который слу­жит не государству, а некой «науке».

Как гражданин вы требуете себе защиты от государства — зарплаты, приборов и т. д. А как «ученый» вы отстаиваете право ничего не давать государству, так как вы служите поиску «объек­тивных истин». Это именно то, что вы называете общественной шизофренией.

И вы понимаете, что вы не правы, вы понимаете, что вы не На­полеон, но не можете с расщеплением своего сознания совладать. Вот вы написали: «Я думаю, что, прочитав статью за подписью А. Н. Тонова… 95% русских ученых испытали бы сильные отри­цательные эмоции». А почему вы не написали 100%? Кто те 5% ученых, которые одобрят мысли А. Н. Тонова, которым поперек горла стоит и не дает служить Родине вавиловщина? Это ведь не ваша описка, вы знаете, что такие люди действительно есть и что именно они и есть «русские ученые». Я защищаю этих людей, а вы кого?

Тупую серость, которая пролезла в науку только потому, что не хотела «гореть» у доменных печей, пылиться на комбайнах, мерзнуть у нефтяных вышек? Подлость, которой не хватает даже ума скрыть себя?

Мы даем статью сыновей Т. Д. Лысенко, которой они пытались еще в 1987 г. оказать сопротивление новому потоку лжи вавилов­щины. Формальной причиной их реакции была статья генетика Ф. X. Бахтерева «Уроки Вавилова» в журнале «Коммунист». Этот «генетик» пишет: «Бороться же с Лысенко, разоблачать его бредо­вые идеи означало потерять должность, звания и, в конце концов, неминуемую гибель — Вавилов, по свидетельству родных, не за­блуждался на этот счет».

Вы защищаете ученых, ищущих «объективные знания». Оттого что мы по-разному мыслим, вы не видите, что и я защищаю их же. Но где вы видите из этой мысли, что Бахтерева и, с его слов, Вавилова хоть на копейку интересуют «объективные знания»? Я подчеркнул в этой цитате то, что для всей вавиловщины имеет единственную и исключительную ценность, — должность, звания и связанные с этим деньги. Вот что им всегда нужно, и плевать они хотели на ваши «объективные знания».

Вы упоминаете о сессии ВАСХНИЛ 1948 г., «о разгуле мрако­бесия». А ведь на этой сессии сами менделисты громили генетику, свой менделизм. Теперь Бахтерев объясняет, что это, дескать, происходило оттого, что отстаивание своих «научных» взглядов, «объективных знаний» в те годы вело бы к «неминуемой гибели». Этакие были галилео галилеи эти морганисты-менделисты.

Допустим. Но под страхом чего отказалась от своих «объектив­ных знаний» нынешняя свора философов, экономистов, истори­ков? Какой Берия грозил им смертью?

А ведь в основе действий и тех и других лежит не только откро­венная подлость, но и полное непонимание своих наук. Повторяю, этих ученых «советского строя» «объективные знания» никогда не интересовали. Только «должности, звания» и деньги, деньги, день­ги. За деньги они примут любую веру, поскольку истин просто не знают. Не зная, к примеру, основ экономики, они препарировали СССР, как вошь.

Скажем, цитируемый мной биолог Бахтерев не различает яровизацию и превращение яровых форм пшеницы в озимую. Я в своей практике столкнулся с профессором физики, который не различал кажущуюся, активную и реактивную мощности, но на основе своей физической глупости создал теорию вечного двигате­ля. А у меня требовал заводские деньги на его постройку. И хотя он, как и вы, обзывал меня мракобесом, но я-то отказал, а вот дру­гим физикам «советского строя» правительство СССР выделяло миллиарды под нечто подобное — под «термояд».

Поэтому я и пишу, что ваша «опора советского строя» — это глупость советского государства.

И вы это отлично знаете, но все же боретесь с «бредовыми идеями Мухина». Я уж даже молчу о том, что вы их пока просто не понимаете. Но зачем боретесь-то? Чтобы отстоять право части русских людей, чаще всего не самых глупых, быть паразитами на теле России? А что эта борьба дает даже им? Разве быть на­секомым, даже с кличкой «ученый», — это большая радость для человека? Даже если ты сумел получить звание академика? Кстати, об этом звании. Уехавший на Запад достаточно успешный ученый А. Оганов в интервью сказал то, что, в общем-то, и так понятно любому интересующемуся отечественной наукой:

«В России очень часто практикуется такая система: если вы пишете научную работу, то большой начальник, какой-нибудь завкафедрой, декан, академик, членкор будет первым автором. Может быть, он вообще ничего для этой работы не сделал, может быть, он даже мешал вам эту работу делать, но часто именно он будет первым ав­тором. А ваше имя будет где-то в конце. Это демотивирует людей, это отнимает стимул у людей, просто неприятно работать в такой атмосфере.

Очень много кумовства в российской научной среде.

Потом посмотрите на нашу Академию наук, посмотрите на на­ших академиков: внутри страны считается, что наши академики такие великие ученые. А вы спросите на Западе: кого из наших ака­демиков знают? Некоторые из них великие ученые, но девяносто процентов наших академиков абсолютно не известны мировой науке.

Надо вещи называть своими именами. Я уверен, что многие на меня обидятся. Но, к сожалению, все это правда».

 

Когда я говорю о деградации и паразитизме ученых, то в первую очередь имею в виду паразитизм и резкое падение умственного развития ученых гуманитарных наук, а уж если говорить об этих науках, то нельзя не вспомнить об академике Фоменко и его «Новой хренологии».

Для тех, кто о нем не слышал, сначала дам статью его аполо­гета.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,118 сек. | 12.51 МБ