Психологические операции в годы второй мировой войны. Фашистская Германия

К началу Второй мировой войны фашистская Герма­ния сделала все возможное, чтобы вести психологичес­кую войну по-новому, не повторяя ошибок прошлого. Немцы, во-первых, добились высоких результатов в со­гласовании по времени политических, пропагандистских (в том числе подрывных) и военных усилий. Во-вторых, в использовании рекомендаций научной психологии для достижения военных целей. В-третьих, они создали хо­рошо подготовленный и широко разветвленный аппарат психологических операций, насчитывавший к 1 сентяб­ря 1939 г. 14 рот пропаганды. А к моменту вторжения в СССР вермахт имел уже 19 таких рот: 12 в сухопутных войсках, 4 в военно-воздушных силах, 3 роты в военно-морских силах и, кроме того, насчитывалось 6 взводов военных корреспондентов СС. Помимо этих сил, для работы с местным советским населением каждая из трех групп армий (Север, Центр, Юг) имела специальный батальон пропаганды, который занимался изданием га­зет на языках оккупированных народов, ведением радио­пропаганды через захваченные широковещательные ра­диостанции, показом кинофильмов. К апрелю 1943 г. численность подразделений пропаганды вермахта достиг­ла 15 тысяч человек.

* * *

В ходе боевых действий на Западе немцы действо­вали весьма оперативно и достаточно изобретательно. Для психологического воздействия на противника они ис­пользовали буквально все: и благоприятную для себя так-тическу обстановку, и пропагандистские лозунги врага, и естественное стремление людей остаться в живых, со­общить о своей судьбе родным и близким (см. листовки на рис. 36—38).

Своего самого крупного успеха немецкая пропаган­да добилась в 1940 г. в период оккупации Франции. За несколько месяцев до вторжения во Францию пропаган­дисты Геббельса стали активно использовать так назы­ваемые «черные» передатчики, которые выдавали себя за французские радиостанции. Они распространяли все­возможные слухи, подвергали ожесточенной критике правительство Франции, сеяли неуверенность и паниче­ские настроения среди населения и военнослужащих. В результате к моменту решительного наступления немец­ких войск моральный дух личного состава французской армии оказался настолько подорван, что она была не в состоянии оказать серьезное сопротивление оккупантам.

После победы над Францией подразделения пропа­ганды вермахта приняли непосредственное участие в под­готовке к операции «Морской лев», предполагавшей вторжение на территорию Англии. В качестве основно­го средства пропагандистского воздействия на англичан использовалось радио, а с октября 1940 г. еще и листов­ки, распространявшиеся посредством воздушных шаров. После отмены этой десантной операции в феврале 1941 г.

Подпись:

Подпись:

Психологические операции в годы второй мировой войны. Фашистская германия

органы пропаганды осуществляли против Англии стра­тегическую дезинформационную кампанию под кодовым названием «Ледокол».

С апреля 1941 г. пропагандистский аппарат вермахта начал подготовку к психологической войне против СССР. Ведомство Геббельса, организуя идеологические диверсии на Востоке, руководствовалось наставлением Гитлера: «Есть более глубокая стратегия — война интеллектуаль­ным, психологическим оружием…» Для реализации этого наставления в армейских батальонах была введена долж­ность офицера по пропаганде. Эти офицеры отвечали за идеологическую обработку своих солдат, а также за «ду­ховное порабощение» населения оккупированных терри­торий. «Духовное порабощение» выражалось прежде всего во внушении мысли о бесполезности борьбы с «выс­шей расой», о необходимости подчиниться «новому по­рядку», устанавливаемому на оккупированных землях.

В то же время немецко-фашистское руководство про­являло определенную заботу в отношении маскировки своих истинных намерений. Так, крупнейший нацистский теоретик в области «расового вопроса» Альфред Розен-берг указывал в своем циркуляре от 3 декабря 1942 года:

«Я просил… проявлять сдержанность в статьях и выступлениях, касающихся планов Рейха на Востоке… Следует избегать следующих выражений: проводить колониальную политику, показывая тем самым, что Германия хочет создать на Востоке колонии или рас­сматривать страну и ее жителей как объект экс­плуатации. Эти выражения используются советской пропагандой для утверждения, что Германия ставит народы Востока на одну ступень с неграми.

Кроме того, нельзя говорить о новых немецких поселениях, в особенности крупных, и об экспроприа­ции земли, ни в коем случае нельзя допускать теоре­тических статей о том, нужно ли онемечивать наро­ды или землю. Именно национал-социалистический принцип, что земля должна онемечиваться, исполь­зуется в том смысле, как будто Рейх провозглашает плановое принудительное переселение народов. Это усиливает советскую пропаганду, а также пробужда­ет волю к борьбе народов на оккупированных восточ­ных территориях».

Печатная пропаганда являлась основной формой психологической войны вермахта. Ее содержание отли­чалось беспринципностью и неразборчивостью в сред­ствах. Министерство пропаганды подготовило «Предло­жения к составлению листовок для войск противника», в которых подчеркивало:

«Пропаганда разложения — грязное дело, не имею­щее ничего общего с верой или мировоззрением. В этом деле решающим является сам результат. Если нам удастся завоевать доверие противника тем, что мы обольем грязью своего фюрера и его сподвижников, свои методы и свое мировоззрение, и если нам удастся про­никнуть, благодаря этому доверию, в раскрывшиеся для нас души солдат противника, заронить в них разла­гающие их лозунги, — совершенно безразлично, будут ли это марксистские, еврейские или интеллигентские лозунги, лишь бы они были действенны! — то этим будет достигнуто больше, чем самой доходчивой про­поведью о большевистской опасности и плутократи­ческой системе, которая не будет воспринята сол­датом противника, так как против этого яда его руководство ввело в него уже достаточную долю про­тивоядия».

Одновременно верховное командование вермахта из­дало «Директиву для фронтовых пропагандистов». В ней подчеркивалось, что при планировании пропагандистских мероприятий на противника необходимо четко опреде­лять: цель пропагандистских акций; круг лиц, на кото­рых направлено воздействие; место и район будущих действий; основные методы воздействия и главные тези­сы; технические средства распространения информаци­онных материалов; наиболее благоприятное время про­ведения пропагандистских акций. Далее в директиве излагались основные принципы пропагандистского воз­действия на противника:

«1. Во фронтовой пропаганде бесполезно исполь­зовать сложные, запутанные, искусственно построен­ные конструкции. Чем проще, яснее, естественнее и примитивнее содержание, тем выше его эффектив­ность;

2. Человек больше всего подвержен эмоционально­му воздействию, поэтому значительно эффективнее обращаться к его чувствам, а не к разуму.

3.   Пропагандистские тексты должны быть логи­чески продуманы, но не обязательно логически изло­жены.

4.   Волшебное слово в пропаганде — повторение. Удачного пропагандистского тезиса следует придер­живаться до тех пор, пока не изменятся условия пси­хологической обстановки.

5.   Самый лучший учитель на пути повышения эф­фективности фронтовой пропаганды — опыт».

Листовки, предназначенные для распространения сре­ди советских войск, печатали миллионными тиражами типографии Берлина и других городов Германии, значи­тельное количество их издавали прямо на фронте поход­ные типографии рот пропаганды. Вермахт издавал, кро­ме того, 20 газет и журналов на иностранных языках. Так, для военнопленных, находившихся в немецких лагерях, выпускалась еженедельная газета «Клич». Значительное внимание уделялось пропаганде на пред­ставителей национальных меньшинств, служивших в Красной Армии: татар, калмыков, грузин, азербайджан­цев, туркмен, а также на казаков.

В иллюстративном оформлении пропагандистских материалов использовались стандартные клише, выра­ботанные нацистами. Так, большевиков принято было изображать с тупым азиатским или гориллоподобным лицом, с кинжалом либо дубинкой убийцы, с факелом поджигателя (см. рис. 39). Евреев рисовали с крючкова­тым носом, толстыми губами и выпученными глазами, с коварным и хитрым выражением лица.

Устное вещание широко использовалось наряду с печатной пропагандой. Тексты программ устного веща-

Подпись:

ния были, как правило, простыми по содержанию и ко­роткими, их неоднократно передавали через громкого­ворящие установки. В качестве дикторов использовали пленных красноармейцев, а также зачастую девушек из местного населения (по мнению немецких специалистов в области психологической войны, женские голоса луч­ше воспринимаются солдатами).

В радиопропаганде помимо трофейных советских широковещательных станций использовались подвижные радиостанции вермахта, осуществлявшие вещание как на немецком языке для своих войск, так и на население оккупированных территорий. Особенно мощной радио­пропаганде подверглось население Украины..

Зачастую различные формы пропаганды использова­лись одновременно, комплексно, чаще всего это было сочетание печатной пропаганды и устного вещания че­рез громкоговорящие установки.

Обратный отпуск военнопленных тоже использовал­ся, но этим занимались не роты пропаганды, а под­разделения абвера (военной разведки). В каждой груп­пе армий имелись команды, а в каждой армии — отряды абвера, в составе которых работали группы по разложе­нию противника. В их функции входила подготовка и распространение листовок, а также обратный отпуск военнопленных. Военнопленных, предназначенных для обратной засылки с пропагандистскими заданиями, тща­тельно подбирали офицеры абвера совместно с админи­страцией концентрационных лагерей. Как правило, это были перебежчики, недовольные советской властью и уголовные элементы. Их сразу помещали в специальные учебные центры с хорошими условиями пребывания, где в течение нескольких недель проводили занятия, в пер­вую очередь на политические темы. Примерно половина засылаемых через линию фронта потом возвращалась обратно к немцам. Часть из них, особенно в период на­ступления вермахта в 1941—42 гг., приводила с собой других бойцов Красной Армии.

Подпись:

* * *

Весной 1943 г. в интересах психологического обес­печения операции «Цитадель» (грандиозное наступление в районе Курска) штаб вермахта спланировал первую крупномасштабную психологическую операцию на вос­точном фронте, получившую кодовое название «Сереб­ряная полоса». Главная ее задача состояла в том, чтобы с началом немецкого наступления заставить как можно больше советских солдат не оказывать сопротивление и сдаваться в плен. Особая ставка делалась при этом на начавшееся формирование Российской освободительной армии (РОА) генерала А.А. Власова (1901—1946). По­этому основной лозунг операции звучал так: «Русские перебегают к русским». Часть листовок подписывали представители штаба Власова. Власовцы участвовали также в осуществлении звукового вещания.

Вторая задача операции «Серебряная полоса» заклю­чалась в том, чтобы запугать советских солдат угрозой применения новейшей, еще неизвестной им бронетехни­ки (танков «Тигр», самоходных пушек «Фердинанд»), другого вооружения и тем самым тоже побудить сдавать­ся в плен, либо дезертировать.

Наконец, всем советским военнослужащим, объявив­шим себя врагами советской власти, был обещан целый ряд льгот на период пребывания в плену. Эти льготы были закреплены приказом верховного командования вермах­та № 13 «О военнослужащих Красной Армии, доброволь­но перешедших на сторону Германской армии», издан­ным с одобрения Гитлера. В приказе подчеркивалось, что каждого военнослужащего Красной Армии по своей ини­циативе покинувшего свою часть и самостоятельно явив­шегося к немцам, будут «считать не военнопленным, а добровольно перешедшим на сторону Германской Армии» (рис. 40). «Добровольно перешедшим» советским офи­церам было обещано, кроме обильного продовольствен­ного пайка и хорошего обращения, предоставить: до ка­питана включительно — одного вестового на троих, от майора и выше — одного вестового на двоих, а для каж­дого генерала выделять отдельного ординарца.

Только в полосе ответственности 4-й армии группы «Центр» было распространено 520 тысяч экземпляров листовок с текстом этого приказа на русском языке. Почти на каждой немецкой листовке имелась ремарка «Читай приказ № 13». Общее число листовок, распро­страненных в мае 1943 г. на участке фронта в районе Курска составило более 32 миллионов экземпляров, не считая изданных на русском языке газет и журналов.

Однако столь широкая пропагандистская кампания завершилась неудачей, как и самб наступление в райо­не Курской дуги. После провала этого последнего не­мецкого наступления на Востоке аппарат психологичес­кой войны вермахта потерял инициативу и вынужден был перейти к обороне.

В 1944 г. подразделения пропаганды вермахта сов­местно с полком СС «Курт Эггерс» провели в полосе ответственности группы армий «Северная Украина» са­мую крупную психологическую операцию периода Вто­рой мировой войны под названием «Восточный скорпи­он». Ее наиболее активная фаза пришлась на сентябрь — октябрь 1944 г. В ней были задействованы 93 офицера, более 1300 унтер-офицеров и рядовых. В их распоряже­нии имелись 16 звуковещательных станций, поезд-типо­графия, подвижный широковещательный КВ-передатчик мощностью 80 кВт и две стационарные радиостанции. Несмотря на военные трудности того времени, военно-воздушные силы предоставили необходимое количество самолетов для распространения печатных пропагандист­ских материалов. К участию в операции привлекались также подразделения РОА. Однако ввиду общей небла­гоприятной для немецких войск обстановки на фронте, операция «Восточный скорпион», несмотря на частично достигнутые положительные результаты, не смогла ока­зать существенного влияния на ход боевых действий.

* * *

Для населения оккупированных советских террито­рий немецкие органы специальной пропаганды выпус­кали различные газеты, брошюры, листовки, организо­вывали показ своей кинохроники, документальных и художественных кинофильмов. Два немецких плаката, рассчитанных на гражданское население, приведены на рис. 41-42. А вот выдержки из немецкой листовки, отпе­чатанной для жителей Беларуси в августе 1943 г. за под­писью гауляйтера В. Кубе:

Белорусы и белоруски!

Уже два года Ваша страна втянута а гигантское пожарище войны. Эта война была навязана Вам Ста­линым и его еврейской кликой из Кремля. Эта война готовилась ими в течение 25 лет. Вы должны были более 20 лет работать на страшные планы Сталина, чтобы теперь проливать свою кровь и жертвовать своей жизнью. Эта война еврейского интернационала за мировую революцию ставит целью сделать все на­роды рабами так, как это уже сделали с Вами.

Но немецкий вермахт освободил Вас от этого раб­ства. Теперь эта война приняла другой оборот, не такой, как желал и задумывал Сталин. Угнетатель и тиран народных масс почувствовал мощный кулак Германии.

Перед Вами стоит мощный, непобедимый немец­кий вермахт! Перед Вами стоят Ваши братья, добро­вольцы в освободительной борьбе против большевиз­ма! Они защищают Вас своими телами. Вы живете на своей освобожденной земле и за вами стоит объе­диненная сила Европы. Вы непобедимы! Ужасное раб­ство большевизма больше никогда не вернется..

Подпись:

Подпись:

Может быть, еще будут большие трудности; мо­жет быть, даже настоящее время потребует от Вас и всех других народов Европы твердости и жесткос­ти, но будущее, однако, принадлежит Вам и нам…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,104 сек. | 11.49 МБ