Дезинформирование (обман)

Дезинформирование — это способ психологического воздействия, заключающийся в намеренном предостав­лении противнику такой информации, которая вводит его в заблуждение относительно истинного положе­ния дел. Дезинформирование включает в себя исполь­зование заведомо ложных данных и сведений. В этом случае оно становится обманом. Грани между дезин­формированием и обманом трудно различимы.

В 1922 г. английские специалисты психологической войны весьма откровенно высказались (в статье, поме­щенной во втором томе Британской энциклопедии) по вопросам соотношения дезинформации, правды и обма­на:

«Правда ценна только тогда, когда она действен­на. Полная правда вообще излишня и почти всегда при­водит к заблуждениям. Использовать правду возмож­но лишь частично. Хотя правда вовсе не обязательна для успеха пропаганды, из этого однако не следует, что те лица, которые занимаются пропагандой, являют­ся убежденными лгунами. Безусловно, в работе по воз­действию на общественное мнение порой участвуют люди, которые пренебрегают доказательствами или считают, что цель оправдывает средства. Но чем больше делается призывов к чувствам, пусть это бу­дет патриотизм или алчность, гордость или состра­дание, тем более заглушается чувство критики. По­дозрительность, которую возбуждает всякая явная пропаганда, уменьшает ее эффективность; из этого следует сделать вывод, что основная часть работы должна проводиться незаметно».

Один из первых исторических примеров применения дезинформации в военных целях связан с вторжением монголов в Венгрию в 1241 году. Разбив венгров и их союзников на реке Шайо, монголы среди захваченной добычи нашли королевскую печать. По приказу Батыя грамотные пленные от имени короля Белы написали на венгерском языке указ о прекращении сопротивления, копии которого, скрепленные королевской печатью, были разосланы в разные концы еще не завоеванной полно­стью страны.

Советское военное командование во время подавле­ния венгерского мятежа в 1956 году использовало ана­логичный прием. Оно арестовало прибывшего для пере­говоров о выводе советских войск министра обороны повстанческого правительства П. Малетера, а через предоставленную им для связи военную радиостанцию передало «приказ министра обороны» не оказывать со­противления советским войскам.

Довольно успешно мероприятия по дезинформации, осуществляли органы советской специальной пропаган­ды во время войны в Афганистане.

Дезинформирование (обман) в психологической вой­не должно характеризоваться отсутствием шаблона в формах и содержании. Так, однажды на письменный стол генерала У. Чартерса, возглавлявшего английские орга­ны военной пропаганды в годы Первой мировой войны, случайно попали две фотографии. На одной были изоб­ражены трупы германских солдат, которые оттаскивали за линию окопов для погребения, а на другой — трупы лошадей по дороге на мыловаренный завод. Генералу неожиданно пришла мысль заменить подпись под пер­вой фотографией на другую, стоявшую под второй, и поместить отредактированный таким образом материал в газетах. Фотография «Немецкие трупы по дороге на мыловаренный завод» обошла вскоре всю Европу и Аме­рику, вызывая отвращение и презрение к немцам.

Мероприятия по дезинформированию должны осу­ществляться по единому замыслу; с тщательным согла­сованием пропорций правды и лжи (при максимальном использовании правдоподобной информации); с обяза­тельным сокрытием истинных намерений, целей и задач, решаемых собственными войсками.

Дезинформирование широко применяется во всех видах психологических операций.

В стратегических операциях основными направле­ниями дезинформирования обычно являются:

—   введение в заблуждение будущего противника от­носительно истинного времени начала боевых действий и их характера;

—   создание иллюзии подготовки крупномасштабных операций на ложных направлениях;

—   широкое освещение «труднопреодолимых» проблем в формировании и боевой подготовке штабов и подраз­делений войск;

—   «утечка» заведомо завышенных (заниженных) дан­ных о переброске своих войск на различные операцион­ные направления;

—   преувеличение отрицательного влияния климати­ческих и бытовых условий на морально-психологическое состояние войск;

—   критика «низкого качества» вооружения и техни­ки своих войск, их боеспособности;

—   значительное преувеличение боевых возможнос­тей войск и вооружения противника (для формирования неоправданной самоуверенности его командования и личного состава);

—  демонстрация по ТВ видеоматериалов о ходе бо­евой учебы на «необходимых» операционных направле­ниях.

Основным инструментом дезинформирования в стра­тегических психологических операциях обычно являют­ся средства массовой информации — печать, радио, те­левидение.

В оперативно-тактических психологических операци­ях основными направлениями дезинформирования обычно являются:

—   распространение ложной информации о местах дислокации и характере действий своих войск, их про­фессиональной выучке, морально-психологическом со­стоянии;

—   распространение ложной информации о демора­лизации воинских частей противника;

—   распространение ложных приказов, ложных рас­поряжений, команд и т.д.

В этом случае инструментами дезинформирования являются преимущественно радио и печать.

Например, в ходе арабо-израильской войны 1973 г. в период выдвижения египетской 4-й танковой дивизии для нанесения контрудара израильтяне вошли в ее ра­диосети и передали ложный приказ на отход за Суэцкий канал. Приказ был принят как истинный, дивизия повер­нула назад и контрудар не состоялся. Еще ранее с кур­сировавшего в нейтральных водах Средиземного моря транспорта типа «Либерти» израильские специалисты передавали закодированные ложные приказы на арабском языке. Например, в районе Эль-Ариш египетские вой­ска пытались создать оборону, но получив «приказ» с борта этого судна, без сопротивления оставили свои позиции.

Нередко в целях сокрытия истинной дислокации своих войск, для имитации переброски их на другие направле­ния применяют звуковещательные средства подразделе­ний психологических операций. Звуковая имитация пе­редвижения колонн гусеничной и колесной техники яв­ляется особенно эффективной в случае отсутствия у противника авиационных и других оперативных средств разведки. Это еще раз подтвердилось во время войны в Чечне в 1995 г. Применяя имитационные шумы, удава­лось дезориентировать формирования чеченских боеви­ков о реальном направлении предстоящей атаки. Кроме того, услышав «шум приближающейся техники», мест­ные жители покидали зоны боевых действий, что значи­тельно снижало количество жертв среди них.

Наиболее наглядно технологии дезинформирования на государственном и армейском уровнях можно увидеть на примере действий многонациональных сил (МНС) в зоне Персидского залива против иракских войск.

Целями дезинформирования являлись: сокрытие сро­ков стратегической перегруппировки войск; масштабов и целей их оперативного развертывания; введение про­тивника в заблуждение относительно даты начала во­енных действий, их характера и главных направлений; обеспечение внезапности первого и последующих уда­ров МНС.

Организацией дезинформации занимались пропаган­дистский аппарат государственного департамента США (т.е. министерства иностранных дел) и служба психо­логических операций министерства обороны. Они про­водили мероприятия на всех уровнях с использованием различных каналов передачи ложной информации. Ис­пользовав доминирующее положение американских ин­формационных агентств, поставляющих миру до 70% международной информации, военно-политическое ру­ководство США сумело навязать мировой общественно­сти свою точку зрения на ход событий. При этом, поми­мо СМИ, в качестве своих рупоров американцы широко использовали контролируемые ими международные по­логические, общественные, культурные и религиозные организации.

В процессе развертывания группировки войск в зоне конфликта (операция «Щит пустыни») мероприятия по дезинформированию осуществлялись по специальному плану комитета начальников штабов вооруженных сил США. Так, после начала операции американское ко­мандование стало распространять заведомо ложные сведения о характере подготовки своих войск к боевым действиям против Ирака. По каналам радио, печати и телевидения распространялась дезинформация, касаю­щаяся не только планов ведения боевых действий, но и относительно численности иракской группировки. Она была сознательно завышена, по некоторым данным, в 1,5—2 раза.

Мощным средством дезинформации противника от­носительно истинных направлений наступления 7-го армейского и 18-го воздушно-десантного корпусов слу­жила печатная пропаганда. Миллионы экземпляров ли­стовок с изображением эмблем этих корпусов были сброшены вдоль иракских позиций на побережье окку­пированного Кувейта в том месте, где командование США хотело создать видимость наступления.

Наиболее важные дезинформационные мероприя­тия были осуществлены во второй половине августа 1990 г. — в период интенсивного наращивания группи­ровки американских войск в Саудовской Аравии. В это время по всем информационным каналам передавались завышенные цифры переброшенной в регион новой силы и техники, что позволило предотвратить нападение Ирака на группировку американских войск, которая, по сло­вам генерала Н. Шварцкопфа, в тот момент была чрез­вычайно уязвима.

Для того, чтобы ввести противника в заблуждение относительно истинных сроков начала операции против Ирака, была создана специальная группа журналистов, прошедших проверку на лояльность и давших подписку о неразглашении доверительной информации. Одновре­менно было резко сокращено число иностранных корре­спондентов, аккредитованных при штабе объединенного центрального командования международной группиров­ки в Эр-Рияде (Саудовская Аравия), а также введена жесткая цензура на передаваемую информацию.

Для контроля за работой оставшихся иностранных корреспондентов, аккредитованных при штабе, было создано специальное информационное бюро, на которое возлагалась вся полнота ответственности за цензуру информации о деятельности союзных вооруженных сил в зоне Персидского залива. В состав бюро вошли пред­ставители всех видов вооруженных сил США, уполно­моченные поддерживать официальные контакты с жур­налистами в пределах своей компетенции. Это бюро устанавливало перечень сведений, запрещенных к пуб­ликации, а также контролировало контакты иностран­ных корреспондентов с американскими военнослужащи­ми.

Характерно, что доступ иностранных корреспонден­тов в американские войска, развернутые в Саудовской Аравии, ограничивался посещением небольшого количе­ства подразделений, перечень которых был утвержден американским командованием. К общению с журналис­тами допускали только специально проинструктирован­ных и подготовленных военнослужащих.

В целях сокрытия боеготовности группировки широ­ко освещались те трудности, с которыми столкнулись войска при оперативном развертывании в зоне конф­ликта. Значительно преувеличивалось отрицательное влияние тяжелых климатических условий, нехватки воды и бытовой неустроенности на психику военнослужащих, состояние техники и вооружения, на боевую готовность в целом. В прессе публиковались выступления руково­дящих лиц министерства обороны США о необходимое­ти продления сроков подготовки к военным действиям до конца февраля — начала марта 1991 г.

Для обеспечения широкой народной поддержки сво­его курса на конфронтацию с Ираком, президент Дж. Буш в ноябре 1990 г. заявил, что Ирак в состоянии изготовить ядерный заряд в ближайшие 10 месяцев (меж­ду тем, по оценкам американских экспертов, технологи­ческая база Ирака не могла позволить сделать это ра­нее чем через 5—10 лет). Значительно завышались также возможности Ирака по применению химического и биоло­гического оружия. Неоднократно подчеркивалось, что режим С. Хусейна сделает основную ставку именно на эти виды оружия, чтобы нанести мощный удар по Из­раилю.

Со второй половины декабря 1990 г. был введен ре­жим ограничений на информацию, передаваемую по от­крытым и закрытым каналам связи вооруженных сил. Одновременно в открытой печати США и союзных стран началось дозированное распространение ложных сведе­ний о нумерации, численности, вооружении и боевой го­товности перебрасываемых в зону Персидского залива соединений. В частности, ложный характер имело боль­шинство статей о масштабах переброски войск из США и Западной Европы в зону конфликта, о количестве доставляемого оружия, боевой техники, боеприпасов и различных материальных средств.

Мероприятия по дезинформированию проводились одновременно в политической, экономической и военной областях путем организации регулярных «утечек» сек­ретных сведений и распространения «личных мнений» информированных высокопоставленных представителей военно-политического руководства США и их союзни­ков.

Основу плана дезинформирования на стратегическом уровне составила идея о том, что переброска войск в ближневосточный регион проводится главным образом для предотвращения агрессии Ирака против Саудовской Аравии. При этом особый акцент делался на сообщения об отработке находящимися там войсками оборонитель­ных действий по отражению вторжения иракских танко­вых группировок в Саудовскую Аравию.

Для дискредитации политики СССР среди арабов в средствах массовой информации, рассчитанных на них, была организована публикация серии статей о якобы имевшей место передаче Советским Союзом на Запад секретных сведений об Ираке и его вооруженных силах. А в статьях, предназначавшихся для западных читате­лей, СССР обвиняли в нарушении экономического эм­барго, переброске в Ирак танков, запасных частей и другого военного имущества, присутствии там советских военных специалистов. Наконец, в тот период, когда американский президент уже отдал указания о начале боевых действий против Ирака, США всячески пропа­гандировали свою поддержку мирных инициатив совет­ского руководства.

За месяц до начала боевых действий на официаль­ный Багдад обрушилась через международные СМИ мас­са информации из «компетентных источников», суть которой сводилась к одному: многонациональные силы будут готовы к «ночной» войне лишь в начале марта, к «дневной» — в лучшем случае в середине февраля. Ана­логичные сведения поступали командованию иракских войск в Кувейте по каналам армейской разведки, их не­взначай упоминали антиправительственные радиостан­ции, вещавшие с территории Саудовской Аравии.

С начала января 1991 г. дезинформация стала рас­пространяться по линиям связи тактического звена во­оруженных сил США. Эти действия являлись частью мероприятий американского командования по сокрытию реального характера и содержания деятельности частей в ходе оперативного развертывания войск, прибывших в Саудовскую Аравию.

За несколько суток до начала военных действий про­тив Ирака по американскому телевидению выступил министр обороны США Р. Чейни. Он дал краткую ха­рактеристику деятельности американских войск в ходе операции «Щит пустыни» и заявил, что срок окончания действия резолюции ООН (15.01.91) по вопросу приме­нения военной силы против Ирака не означает скорого начала боевых действий. При этом он дал понять, что американские войска в зоне Персидского залива еще не готовы к войне. Это заявление, по оценке независимых военных экспертов, явилось кульминацией всей деятель­ности американского командования по введению против­ника в заблуждение относительно срока начала опера­ции «Буря в пустыне». Именно оно сыграло решавшую роль в достижении внезапности при нанесении первого массированного ракетно-бомбового удара многонацио­нальных сил по Ираку в ночь на 17 января 1991 г.

Тогда же одно из западных информационных агентств со ссылкой на «секретные источники» в Вашингтоне уточ­нило, в свою очередь, что президент Дж. Буш еще не принял решение о войне с Ираком, и что «каждый новый день предоставляет Багдаду возможность избежать вой­ны и выбрать тропу мира». «Имеются все признаки того, что здравый смысл восторжествует и вооруженное столк­новение будет предотвращено», — подтвердила индий­ская газета «National Gerald*, приводя «неопровержимые» доказательства с Капитолийского холма.

Большие усилия были направлены на создание убе­дительной иллюзии подготовки крупномасштабного мор­ского десанта на побережье Кувейта. Для придания это­му замыслу максимальной достоверности в Персидском заливе были сосредоточены крупные силы морской пе­хоты и десантно-штурмовых средств, проведена серия учений на побережье Саудовской Аравии и Омана с прак­тической отработкой способов прорыва противодесант­ных минно-взрывных заграждений, захвата плацдарма и развития успеха в глубине обороны противника. Эти учения подробно описывали в газетах, демонстрировали по ТВ западные и местные арабские журналисты.

Неизбежность и масштабность десантной операции на побережье Кувейта подчеркивало и ее наименова­ние — «Неминуемая гроза». Представителям прессы ре­гулярно сообщали сведения о якобы имевшем место вы­делении дополнительных подразделений тактической, палубной и армейской авиации в интересах авиацион­ного обеспечения десантной операции.

Все это вынудило Ирак выделить для противодесант­ной обороны побережья Кувейта 5 дивизий. На самом же деле, осуществив скрытую переброску основной ча­сти группировки в западном направлении, командование многонациональных сил нанесло удар по наиболее сла­бой части иракской группировки на юге страны. Более того, на первом этапе наземной операции одна из диви­зий США имитировала начало крупномасштабного на­ступления на приморском направлении. Затем, сковав значительные силы противника, она совершила отход, перегруппировку, быструю передислокацию в западном направлении и начала реальное наступление на правом фланге МНС.

И дальше, в ходе начальной фазы операции «Буря в пустыне», когда соединения 7-го армейского корпуса стремительным фланговым маневром обходили группи­ровку вооруженных сил Ирака в Кувейте, пресса про­должала публикацию сообщений о подготовке морской десантной операции. В частности, британская телеради­окомпания «Би-Би-Си» получила якобы достоверные све­дения о том, что морская пехота США захватила один из островов в Персидском заливе и выдвигает свои де-сантно-штурмовые средства к побережью Кувейта. По оценке американских специалистов, военное руководст­во Ирака не сомневалось в реальности данной угрозы на всех этапах кампании и активно готовилось к ее от­ражению, сосредоточив на кувейтском побережье Пер­сидского залива в общей сложности до семи дивизий и выделив в их распоряжение значительное количество ар­тиллерии и инженерных средств.

Введению иракского командования в заблуждение от­носительно направления ударов сухопутных группиро­вок МНС способствовали также публикации в открытой печати различных вариантов возможных боевых дейст­вий МНС с концентрацией главных сил вдоль побере­жья Саудовской Аравии.

Развитие событий в зоне Персидского залива подтвер­дило, что силам коалиции уже с первых часов операции «Буря в пустыне» удалось захватить стратегическую ини­циативу. Была достигнута высшая степень внезапности. Руководство Ирака, а также третьих стран оказалось полностью дезориентированным относительно истинных сроков начала воздушных налетов и реальных планов многонациональных сил. Данный факт подтверждает то огромное значение, которую имеет стратегическое дез­информирование.

«Все произошло более чем неожиданно», — писала сирийская газета «Ас-Саура», — С. Хусейн и его окру­жение почти пять часов находились в шоке и растерян­ности. Налицо успешный результат пропагандистских ак­ций, которые умело осуществляло военно-политическое руководство США».

Для обеспечения максимальной тактической внезап­ности и уменьшения боевых потерь личного состава МНС с началом наземной операции полностью прекратилось распространение официальной информации из района бо­евых действий. Командование объединенного штаба ОДК ввело 48-часовой мораторий на сообщения СМИ и осо­бо жесткие ограничения на любую информацию, касаю­щуюся содержания оперативных планов и местоположе­ния группировок войск.

Таким образом, мероприятия по дезинформации в сочетании с другими мерами позволили руководству МНС сохранить в тайне время начала боевых действия. Меж­ду тем, сроки как воздушной наступательной операции, так и наземной операции были определены еще в декаб­ре 1990 г. и впоследствии не корректировались.

Подводя итоги дезинформационной кампании, про­водившейся США и их союзниками, французский жур­нал «Арме д’ожурдюи» (Армия сегодня) писал: «Если раньше много говорилось о генерале «Зима», не следует ли отныне говорить о генерале «Пресса», чье воздействие на Ирак оказалось более эффективным, чем собственно война в Персидском заливе?».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Стеллаж

Стеллажи Loft для баров и кафе, ресторанов и для дома в прихожую, гостиную

mebelpiramida.com

Башкортастан продажа рти

РТИ) высокого качества. Выгодные цены! Доставка

rti-express.ru

SQL - 46 | 0,220 сек. | 11.54 МБ