Приложение 3: добывание мяса: ловушки, рыбалка и охота

Дорогой абориген!

Есть кое-что, что меня по-настоящему беспокоит. Встречал ли ты кого-нибудь, кто пытался охотиться на оленя с ножом и голыми руками? Я слышал о людях, которые были на это способны, например Том Браун, Майкл Умеющий Выживать, который охотился на дикую свинью. Мне ин­тересно, слышал ли ты какие-то реальные, жизненные истории об этом?

Искренне твой,

— Джон Т.

Абориген отвечает

Вау! У аборигена был аналогичный опыт.

…около 15 зим назад. Однажды солнечным утром приятель позвал аборигена в пещеру. Приятель сказал, что убил оленя прошлой ночью и просил Аборигена прийти и помочь с разделкой мяса. Ха! Помочь Фреду Кремневому Камню приготовить гамбургер из бронтозавра? Фред обе­щал Аборигену половину от всего мяса туши в обмен за помощь. Bay!

Абориген взял нож из своей пещеры, где его женщина стояла, как обычно, в клубах дыма. Когда абориген пришел к другу, он предполагал обнаружить тушу оленя во дворе, но ничего такого не было. Приятель ска­зал, что олень не здесь. Он где-то в поле возле дома. У аборигена по­явились странные подозрения, однако он пока ничего не сказал. Мертв ли олень? Да, приятель заверил, что олень мертв, остается только пойти в поле и найти тушу. Да…

Абориген и его приятель двинулись в путь. Нашли брошенную повоз­ку. Осмотревшись, увидели самца оленя примерно в 50 ярдах от этого места. Олень лежал задом. Задняя нога застыла перпендикулярно спи­не, задняя часть тела изувечена. Мертвый олень.

Приятель достал Smiths. Wesson 32 калибра и зарядил двумя пу­лями. Это было его единственное оружие и единственные пули. Абори­ген подумал про себя: «Ха! Дружище вооружен в два раза лучше Барни Файва…»

Абориген спросил, на что оружие понадобилось его приятелю, на что приятель ответил, мол, на всякий случай…

Хм… Абориген усмехнулся про себя, но снова промолчал. Абориген продолжал хихикать, когда они подошли к туше оленя. Полулежа на брюхе, глаза закрыты. Это должно было послужить предупреждением, Абори­ген хорошо это знал, однако он беспечно собирался забрать свою долю мяса. Надо было перевернуть тушу и заняться разделкой.

Внезапно, как только Абориген склонился над животным, олень вско­чил. Абориген хорошо осознал, что значит «взбрыкнуть», Абориген уже лежал перпендикулярно спине животного, в одной руке — нож, в другой — олений рог, в то время как олень уже почти вскочил на 3 ноги. Задняя поврежденная нога торчала как флагшток на спине Буйвола Брахмы — Абориген понял, что ситуация сложилась отнюдь не в его пользу: ни удер­жать, ни сбежать… Bay!

Внезапно Абориген увидел, что его приятель уже навел свой старый Smith&Wesson по направлению к взбрыкнувшей «дикой лошадке» и по­нял другое: ситуация не просто скверная, о очень-очень скверная.

«Опусти оружие!» — Абориген кричал товарищу.

«Но олень сбежит!» — отвечал приятель.

Абориген понял, что надо действовать немедля. Есть только один ва­риант исхода событий. Абориген резко потянул за рога и со всей силы полоснул по горлу оленя. Олень перестал трепыхаться. Ситуация начала улучшаться—Абориген явственно это почувствовал. Абориген начал уда­рять по шее оленя ножом снова и снова. В это мгновение он уже был на земле, все еще сидя верхом на олене, с окровавленным ножом в руке, когда он вспомнил о двух пулях приятеля. «Барни Файв» стоял с отвис­шим до земли подбородком, с широко открытым ртом, двигающимся с невнятными репликами: «Еn la boca cerrada…etc».

Абориген воскликнул: «Чего же ты ждешь? Мы, кажется, собирались разделывать тушу!»

Приятель мычал: «Ну да… я бы никогда не… святой дух!…»

Абориген осторожно освободил руку приятеля от орудия, высыпал пули и положил Smith в задний карман. Затем мы разделали тушу, вернулись : в пещеру приятеля, разрезали мясо на куски и упаковали для хранения. Приятель безостановочно тараторил своей жене о том, какое удивительное животное оседлал Абориген…

Когда позже Абориген вернулся в свою пещеру, к своей женщине, она спросила: «Ну и как все прошло?»    Bay…

— Абориген

Неважно, как вы относитесь к рыбалке, расстановке капканов — в деле выживания на дикой природе вам понадобится животный проте­ин. Жизнь за счет диких кореньев, орехов и ягод не просто трудна, а даже тяжела. Иногда больше энергии затрачивается на выкапывание кореньев, чем получается за счет питания этими кореньями. В продол­жительных тяжелых условиях многие вегетарианцы снова становятся мясоедами довольно-таки скоро.

Отличный пример того, насколько сильно человек нуждается в жи­вотных жирах — книга Джеймса Александра Тома «Следуя за течени­ем». Эта книга воссоздает реальную историю женщины по имени Мэри Инглз, которая в 1755 году улизнула из рук захватчиков Катальпы и поделала путь 600 миль пешком до своего дома. Этот маршрут она пре­одолела за 42 дня по дикой природной местности. Не в состоянии убить животное для пропитания, Мэри питалась только орехами, ягодами и корешками. Когда ее нашли, она была почти при смерти. Ее спасители накормили Мэри говяжьим бульоном, чтобы вернуть ей силы.

Мы унаследовали нашу всеядность в еде от наших примитивных пра­родителей. Не будучи всеядным, человек вряд ли смог бы выжить как биовид. Всякий работающий над своими навыками выживания должен овладеть знаниями, которые даются в этой главе. Будете ли вы ими пользоваться в реальной жизни или нет — это уже ваше личное дело.

Современный человек, имея весьма смутные об этом сведения, пола­гает, что капканы расставляют только на пушных зверей, что охота не может состояться без погони за оленем или других охотничьих игрищ, что для рыбалки достаточно удочки и крючка. В большой степени это справедливо. Современное сообщество стало относить подобные заня­тия к видам развлекательно-досуговой программы. Большинство про­фессиональных охотников стали гидами и инструкторами, они занима­ются преимущественно коммуникацией с клиентом, а не охотой в ре­альных условиях. Умельцы-мастера по капканам и ловушкам — тоже нынче большая редкость. Промышленное рыбоводство — доходный биз­нес огромной рыбодобывающей отрасли. Осталось очень мало жизне­способных охотников, рыболовов и умельцев по капканам, а бесценные знания практически утеряны.

Большинство тех, кто увлекается спортивной охотой в Америке сегод­ня, отправляются на охоту не чаще одного раза в год — в олений сезон. Практически все они возвращаются обратно’ без добычи. Но они будут вас горячо убеждать, что просто отправились получить удовольствие от лесных путешествий. Я допускаю, что это веская причина для увлечения охотой, однако сам предпочитаю совмещать приятное с полезным. Что касается меня, думаю, что главная цель охоты — добыча мяса.

«Добыть мясо» — это термин из лексикона старых индейцев и лю­дей, проживающих в горах. Этим термином демонстрировался резуль­тат успешной охоты. Охотник, который убил оленя, лося, антилопу, — «добыл мясо». Мне всегда нравилось это выражение, и я пользуюсь ним, чтобы описывать все способы получения животных протеинов.

Перед тем как практиковаться в охотном деле, рыбалке и установке капканов, убедитесь, что это не противозаконно в вашем штате. В реальных чрезвычайных ситуациях законными будут считаться любые способы спасения жизни, однако не рискуйте ради развлечения. Охота и рыбалка часто профессионально инспектируются, и вы можете очу­титься в неприятной ситуации, когда меньше всего этого ждете, поэто­му не преступайте черту закона!

Аллегория

Когда мне было 12 лет, я как-то гостил у старинного армейского то­варища своего отца, Карла, жившего в сельской местности недалеко от старой лачуги моего отца.

Карл встретил меня как родного сына, наобещав массу развлечений и приключений за одну неделю.

«Поставь свои вещи в углу, и мы сейчас же отправляемся рыбачить, — сразу заявил Карл, — жди меня в лодке».

Я зашвырнул свои вещи, схватил два удилища, коробку рыболовецких снастей и побежал к причалу. Карл протянул мне пятигаллоновую бадью со словами «Это оставь в лодке рядом с другими вещами, которые нам, скорее всего, не понадобятся». Озадаченный, я сделал, как мне было ска­зано, не понимая, как мы собираемся рыбачить без удилищ.

Карл доплыл до середины реки, до места, где в воде был закреплен деревянный кол. «Возьми весла и постарайся, чтобы лодка оставалась неподвижной», — сказал он мне. Закатав рукава, он дотянулся до воды и потянул край сети, закрепленной между его колом и соседним, через 20 ярдов. Так, следуя между двумя столбами, мы наполняли корзину желты­ми окунями из сети. Весь процесс занял менее 20 минут.

«Давай теперь почистим немного рыбы», — сказал Карл, и мы напра­вились к берегу.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,216 сек. | 12.58 МБ