Мониторинг и прогнозирование наводнений

Ни предотвратить, ни остановить наводнения человек пока не в силах. Их можно ослабить и локализовать. И поэтому постоянный мониторинг и своевременный и точный прогноз наводнения — единственный способ избе­жать неблагоприятных последствий.

Мониторинг — организационно и технически оформленная государствен­ная (или ведомственная) система наблюдений, оценки состояния гидрологиче­ской среды, анализа происходящих в ней процессов для своевременного выяв­ления и прогнозирования их изменений и оценки.

Прогнозирование опасных гидрологических явлений заключается в опре­делении вероятности их возникновения и развития в определенном месте и в определенное время, а также оценке возможных последствий их проявлений.

Опыт показал, что в области эффективного обеспечения готовности и осу­ществления превентивных мер одним из наиболее действенных средств для снижения ущерба является хорошо функционирующая система раннего преду­преждения. В Бангладеше, например, сильный тропический циклон в 1970 г. унес 300 000 человеческих жизней, в то время как аналогичные циклоны в 1992 и 1994 гг. стали причиной, соответственно, 13 000 и 200 смертей, что объясняется улучшением прогнозов, соответствующим увеличением заблаго­временности предупреждений и эффективностью систем реагирования.

Предвидеть наводнение можно практически всегда, но с различной забла­говременностью. В зависимости от многих факторов заблаговременность пре­дупреждения о наводнении может колебаться от многих дней и даже недель до нескольких часов. Для бассейна каждой реки и отдельных ее участков реше­ние этой задачи носит индивидуальный характер.

Наводнения могут в ряде случаев предвычисляться по комплексу гидроме­теорологических характеристик, используемых в программе предвычисления. Они могут прогнозироваться различными методами, в основе которых лежит учет предыдущей реакции водосбора на выпадение осадков. В любом случае решающая роль принадлежит полноте и точности информации о выпадающих осадках, дефиците почвенной влаги, уровнях воды в реках и других гидромете­орологических характеристиках, таких как общая синоптическая обстановка, ветер, атмосферное давление и др.

Прогнозы наводнения разрабатываются региональными Гидрометеоцент­рами. Заблаговременность краткосрочных прогнозов паводковых наводнений составляет от 1 до 3 суток, а долгосрочных прогнозов половодий — 1—2,5 ме­сяца.

Мировая практика позволяет утверждать, что затраты на прогнозирование и обеспечение готовности к стихийным бедствиям в 15 раз ниже затрат на предотвращение причиненного ущерба. К сожалению, пока прогнозирова­ние природных ЧС представляет собой весьма сложную и слабо разработанную проблему.

Своевременное обнаружение и прогнозирование развития неблагоприят­ных гидрологических стихийных явлений осуществляет Федеральная служба России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидро­мет), который имеет государственную наблюдательную сеть, состоящую на на­чало 2002 года из 1 813 станций всех видов, а также 3 051 поста.

Первый практически приемлемый подход к решению проблем гидродина­мического прогноза был реализован в России в 1940 году. Однако из-за огром­ного объема вычислений развивать и оперативно применять гидродинамиче­ские модели стало возможным только после появления ЭВМ. В основу прогноза по гидродинамической модели берется начальное состояние атмо­сферы по данным метеорологических наблюдений. Далее рассчитываются из­менения давления, которые произойдут через некий достаточно короткий про­межуток времени, например, через 10 мин. Это дает новый набор данных, который используется для расчета условий через следующий 10-минутный ин­тервал. Такая процедура повторяется до тех пор, пока не будет получено поле давления на срок прогноза.

Поскольку атмосфера находится в постоянном движении, то для определе­ния будущей погоды в данной точке необходимо прежде всего знать характери­стики воздушной массы, которая может переместиться в пункт прогноза за ин­тересующий прогнозиста период времени. Иначе говоря, необходимо знать погоду не только в пункте прогноза, но и на значительном расстоянии от него. Если принять среднюю скорость ветра 40 км/час, то легко подсчитать, что для прогноза на сутки это расстояние составит 1 200 км. Практически же оно дол­жно составлять несколько тысяч километров, поскольку скорость ветра на вы­сотах может достигать 100 км/час и более. По мере увеличения заблаговремен­ности прогноза зона сбора данных наблюдений увеличивается, и для прогноза на 5—7 дней необходимо иметь данные наблюдений со всего земного шара.

Росгидрометом составляются следующие речные гидрологические прогнозы:

• уровня и расхода воды на реках;

•    притока воды в водохранилища;

•   даты наступления ледовых явлений;

•    максимального уровня воды в половодье;

•    водности рек;

•   даты вскрытия рек и очищения ото льда озер и водохранилищ;

•   даты появления льда на реках, озерах и водохранилищах;

•    минимального уровня воды судоходных рек.

Особое внимание уделяется речным ледовым прогнозам. В настоящее вре­мя в Гидрометцентре России функционирует автоматизированная система рас­чета и краткосрочного прогноза всех основных элементов ледового режима рек. При составлении краткосрочных прогнозов за основу берутся метеороло­гические данные по прогнозу на 5 суток, что и определяет заблаговременность прогноза. Оправдываемость краткосрочных прогнозов сроков появления льда и вскрытия рек составляет 92—95 %.

В основу методики среднесрочных прогнозов положено использование прогноза средней температуры воздуха на декаду с учетом распределения тем­пературы поверхности океана в качестве фона развития процесса. Эта методи­ка позволяет внести уточнения в большинство долгосрочных прогнозов.

Долгосрочные прогнозы (с заблаговременностью 1—2 месяца) сроков за­мерзания и вскрытия рек имеют среднюю оправдываемость около 80 %, но она недостаточно устойчива, в связи с чем большое внимание уделяется методам уточнений с заблаговременностью 10—20 суток.

Величина и интенсивность весеннепаводковых наводнений зависят от сле­дующих условий:

•    запасов воды в снежном покрове к моменту таяния снега и их распростра­нения по площади водосбора;

•    интенсивности снеготаяния, зависящей от метеорологических условий;

•    степени влажности и глубины промерзания почв водосбора до выпадения первого снега осенью;

•    площади, рельефа и формы водосбора, наличия озер, болот, лесов, влияю­щих на условия стекания снеговых вод;

•    количества осадков, выпадающих в период таяния снега;

•    образования ледяной корки на почве;

•    сочетания волн половодья крупных притоков бассейна;

•    образования заторов и зажоров льда.

Гидрометеорологические явления, которые по своей интенсивности и про­должительности могут нанести значительный ущерб экономики и представля­ют угрозу безопасности людей, называют стихийными гидрометеорологиче­скими явлениями.

Гидрологические стихийные явления:

•    высокий уровень воды — уровень воды на посту при половодьях, наводках, заторах и зажорах, когда возможно затопление пониженных участков мест­ности в населенных пунктах, сельскохозяйственных полей и угодий, авто­мобильных и железных дорог, повреждение крупных промышленных и транспортных объектов;

•    низкий уровень воды — уровень воды ниже проектных отметок водозабор­ных сооружений крупных городов, промышленных районов и ороситель­ных систем, предельных навигационных уровней на судоходных реках и водоемах за период времени не менее 10 дней;

•    раннее появление плавучего льда и образование ледостава на судоходных реках, озерах и водохранилищах, повторяющееся не чаще одного раза в 10 лет;

•    особые ледовые явления — навалы льда на берегу у гидротехнических, пор­товых и других сооружений и населенных пунктов, образующиеся при за­торах и в результате дрейфа льда, массовые образования внутриводного льда вблизи ГЭС и водопроводов; промерзание до дна водоемов и водото­ков, повторяющееся один раз в 10 лет;

•    наледные явления — образование наледи в руслах и поймах рек, угрожаю­щее населенным пунктам, гидротехническим сооружениям, народнохозяй­ственным объектам, затрудняющее движение транспорта;

•    сель — селевой поток всех видов и размеров, вызванный сильными осадка­ми, прорывами завальных и моренных озер и угрожающий населенным пунктам, промышленным объектам, спортивным комплексам, транспорт­ным магистралям, оросительным системам и другим объектам.

Критерии по размеру ущерба от их воздействия устанавливаются террито­риальными управлениями Росгидромета (УГМС).

Гидрометцентр России, выполняющий функции федерального центра, осу­ществляет прогноз зон потенциально опасных явлений по территории страны, а также прогноз метеорологических величин и осадков. Региональные центры уточняют размеры зон опасных явлений на основе региональных моделей и данных наблюдений. Территориальные центры учитывают вероятность воз­никновения явлений на основе численных методов. Оперативные прогности­ческие подразделения уточняют прогноз с учетом текущей синоптической си­туации на основе данных искусственных спутников Земли, радиолокаторов и традиционных наблюдений на метеорологических постах.

Важнейшей задачей всех прогностических подразделений является состав­ление и доведение до местных администраций, объектов экономики и населе­ния прогнозов и штормовых предупреждений о возникновении опасных явле­ний с максимально возможной заблаговременностью.

Пример штормового предупреждения, составленного Приморскгидроме- том 30 августа 2002 года:

«В связи с угрозой выхода тайфуна «ЯУ8Л» на центральную часть Японско­го моря и влиянием его на Приморский край, днем 1.09 в г. Владивостоке и южной половине края начнется сильный дождь, который ночью 2.09 распро­странится на остальную территорию. На побережье усилится ветер до 25 м/сек. На большинстве рек ожидается резкий подъем уровня воды на 1-2 м. Создается угроза подтопления окраин г. Уссурийска и г. Дальнереченска, других населен­ных пунктов в Дальнереченском, Красноармейском, Кировском, Чернигов­ском, Ханкайском, Михайловском и Уссурийском районах, дорог, линий свя­зи, сельхозугодий».

Под опасным гидрометеорологическим явлением (ОЯ) понимается явле­ние, которое по своей интенсивности, продолжительности или времени воз­никновения представляет угрозу безопасности людей, а также может нанести значительный ущерб отраслям экономики. При этом гидрометеорологические явления оцениваются как ОЯ при достижении критических значений гидроме­теорологических величин.

На территории России встречаются более 20 видов опасных гидрометеоро­логических явлений, за которыми Росгидромет ведет регулярные наблюдения с целью их обнаружения и прогнозирования. Это — сильные ветры, шквалы, смерчи, пыльные бури, ливни и грозы, град, сильные продолжительные дожди, засухи, заморозки, снегопады, метели, гололедно-изморозевые явления, тума­ны, сильные морозы, наводнения, снежные лавины, сели и другие.

Опасные гидрометеорологические явления оказывают неблагоприятное воздействие на производственно-хозяйственную деятельность общества. В России, где климатические условия очень разнообразны и подвержены зна­чительным колебаниям, ущерб от гидрометеорологических явлений составляет 80—90 %.

Вообще ущерб от стихии зависит прежде всего от следующих факторов:

1.   Вид опасного явления природы, его интенсивность, продолжительность и масштаб.

2.  Заблаговременность штормового предупреждения об угрозе возникнове­ния стихии (т.е. времени от момента составления предупреждения до момента возникновения опасного явления).

3.   Эффективность решений и действий соответствующих служб и звеньев по подготовке к встрече стихии.

Под заблаговременностью штормового предупреждения понимается пери­од времени с момента составления предупреждения об угрозе опасного явле­ния до момента (или времени) начала явления в данном населенном пункте. Чем больше заблаговременность предупреждения, тем больше будет выиграно времени у стихии для принятия превентивных мер.

Существует зависимость заблаговременности штормового предупреждения и размера причиненного стихией материального ущерба. Увеличение заблаго­временности предупреждения даже на один час может снизить материальный ущерб на 0,5—0,8 % (в зависимости от четкости и слаженности действий соот­ветствующих служб), за сутки это 12—15 %, за двое суток — 25—30 %.

При мониторинге и прогнозировании применяются две основные группы методов:

•    визуальных наблюдений и инструментальных измерений и исследований;

•    аналитические.

Сбор и обработка информации является основной частью мониторинга. Сбор данных гидрометеорологического характера осуществляется организаци­ями Росгидромета с привлечением администраций субъектов Российской Фе­дерации. Используются также данные международной системы гидрометеоро­логических спутников. Гидрологические станции (посты) расположены на реках, озерах, водохранилищах России. На этих станциях осуществляются наблюдения за следующими элементами: осадками, включая росу; снежным покровом; уровнем воды; речным стоком, расходом и накоплением запасов воды; испарением; влажностью почвы; подземными водами; озерным и реч­ным льдом; температурой воды. В прогнозировании опасных гидрометеороло­гических явлений имеются два подхода. Первый базируется на изучении пред­вестников конкретных катастрофических явлений и анализе информации, получаемой от сети мониторинга, и используется преимущественно для крат­косрочных и оперативных прогнозов. Второй — опирается на расчеты с приме­нением детерминированных и статистических методов и используется для средне- и долгосрочных прогнозов.

Все большее распространение получает космический мониторинг, который позволяет вести наблюдение за развитием паводковой ситуации, оценивать масштабы и ущерб, а в ряде случаев и предсказать наводнение.

Спутниковые системы позволяют быстро определить площадь наводнения, найти участки, которым еще угрожает затопление, и предотвратить будущие разрушения путем планирования защиты и восстановительных операций для сдерживания наводнения.

Спутниковые изображения (одно — до наводнения и другое — во время на­воднения) привязаны к определенной системе координат, что делает возмож­ным сопоставление этих снимков с картами соответствующего масштаба, а также проведение точных измерений площади затопленных земель.

Роль информации, получаемой со спутников, резко возрастает при умень­шении числа гидрометеорологических станций и гидропостов.

Для целей дистанционного зондирования из космоса используются: косми­ческая система «Метеор»; система исследования мирового океана «Океан»;

система изучения поверхности суши «Ресурс»; ряд экспериментальных отече­ственных аппаратов, а также данные международной системы геостационар­ных гидрометеорологических спутников США, Японии и европейских спутни­ков МБТБ08ЛТ. Вообще мониторинг опасных явлений гидрометеорологиче­ского характера является одним из наиболее глобализированных, поскольку для качественного прогноза одних национальных данных оказывается недоста­точно. Космические средства контроля используются в основном в виде ска- нерных съемок аппаратурой с разрешением 30—35 м. По материалам космиче­ских съемок можно определить контуры затопления и его динамику.

Создание цифровой модели рельефа позволяет четче идентифицировать районы, которым грозит затопление. Все области, находящиеся ниже текущей средней высоты уровня воды, классифицируются как зоны высокого риска, и в этих районах проводятся специальные защитные работы. Таким образом, проведенные классификации земель позволяют не только снизить ущерб, на­носимый затоплением, но и оценить потенциальные денежные потери в случае следующих наводнений, что безусловно важно при определении рисков и за­ключении страховых договоров.

Взаимодействие территориальных органов Росгидромета с региональными и территориальными органами МЧС России осуществляется на основе «Согла­шения о взаимодействии МЧС России и Росгидромета в области прогнозиро­вания и ликвидации чрезвычайных ситуаций» (Приказ МЧС России и Росгид­ромета от 2.08.99 г. № 416/79).

Головным учреждением в области координации деятельности учреждений мониторинга и прогнозирования федерального уровня в чрезвычайных ситуа­циях является Всероссийский центр мониторинга и прогнозирования чрезвы­чайных ситуаций природного и техногенного характера (ВЦМП) МЧС России, который осуществляет оперативный сбор, анализ, обобщение и передачу ин­формации о чрезвычайных ситуациях или угрозе их возникновения на терри­тории Российской Федерации.

На основе информации о грозящей опасности, поступающей с мониторин­говых сетей, проводится срочное оповещение населения с использованием всех возможных средств массовой информации и систем оповещения граждан­ской обороны. Одновременно выполняются необходимые мероприятия по эк­стренному реагированию.

В работе ВЦМП используются контактные и космические средства наблю­дения, компьютерные средства оперативной обработки данных с применением геоинформационных технологий.

Центр мониторинга чрезвычайных ситуаций не дублирует деятельность Росгидромета, а на основе полученных данных определяет, к чему может при­вести такое-то явление, спрогнозированное Росгидрометом, какой материаль­ный ущерб оно может повлечь, грозит ли оно гибелью людей.

Предприняты также шаги по созданию и развитию региональной сети. Эту работу планируется завершить в течение предстоящих двух-трех лет. В настоя­щее время территориальные центры мониторинга и прогнозирования уже дей­ствуют в 9 субъектах Российской Федерации: Татарстане, Псковской, Туль­ской, Курской, Челябинской, Курганской, Калининградской, Сахалинской и Свердловской областях.

Никто в мире со стопроцентной вероятностью не способен предсказывать погоду на ближайшее будущее, и 75-процентный уровень вероятности — это хорошая норма.

Метеорология — наука точная. Все, что в атмосфере происходит и будет происходить, она объясняет математическими формулами. В первые сутки формулы точны на 92 %, во вторые — на 89 %. Строить прогнозы можно всего на шесть дней. За пределами семи суток эти уравнения уже «не работают», у че­ловечества не хватает знаний, чтобы описать столь протяженную во времени трансформацию частиц воздуха.

Чтобы дать прогноз на четвертые — седьмые сутки, необходима информа­ция со всего мира. Поэтому обмен метеоинформацией существовал всегда, не­зависимо от политической обстановки. Особенно остро метеорологическое со­общество прочувствовало это неразрывное единство после распада СССР. Американцы были неприятно удивлены, когда, несмотря на лучшие в мире на­блюдательную сеть и оборудование, качество прогноза погоды на пятый день у них существенно ухудшилось. Оказалось, что всю картину им испортили наши метеорологи, выполняя план зондирования атмосферы всего на 30—50 %. Особенно плохо дела обстояли в Сибири. Для прогнозирования по­годы важно знать направление перемещения воздушных частиц на высотах 5—15 км. Но эти аэрологические наблюдения в толще атмосферы весьма доро­ги. В России может работать около 120 аэрологических станций. Стоимость за­пуска одного зонда — примерно 100 долларов. В сутки с одной станции надо запускать хотя бы два зонда. Суммы в итоге получаются огромные. Государство сейчас не может позволить себе «пускать на ветер», даже для пользы дела, та­кие деньги.

По словам руководителя Федеральной службы России по гидрометеороло­гии и мониторингу окружающей среды Александра Бедрицкого, в России еще в 1987 году наблюдательная сеть была самой большой в мире — 7 332 пункта наблюдений. К 2000 году сеть сократилась на 45 %. Многие станции ликвиди­ровали только потому, что опустели поселки, в которых они базировались. Поддерживать станцию в безлюдной местности гораздо накладнее. К тому же станции отключают от электричества за долги, а на отдаленные острова бог знает сколько времени не приходят корабли с продовольствием. И вместо на­блюдений за погодой метеорологи подчас борются за простое выживание.

Исходная информация у всех метеорологов одинаковая, поэтому качество прогноза зависит от того, как считать. Самой лучшей признана методика Евро­пейского центра краткосрочных прогнозов, созданного на кооперативных на­чалах членами ЕС. Далее следуют Америка, Великобритания, Франция. Россия занимает 7—8-е место.

Любая метеорологическая служба для составления прогноза ежедневно ис­пользует не только данные наблюдений о состоянии атмосферы над своей тер­риторией, но и над другими странами. Для этого необходимо, чтобы наблюде­ния проводились одновременно в единые сроки и были сопоставимы между собой. Кроме того, они должны быть правильно закодированы в стандартные форматы и быстро переданы в центры обработки данных для подготовки про­гнозов.

Использование современных моделей требует очень мощной вычислитель­ной техники и полной автоматизации процесса получения данных, их контро­ля, объективного анализа и расчета. Поэтому подготовка прогнозов сейчас не­мыслима без функционирования вычислительных центров, оборудованных современными ЭВМ. В распоряжении прогнозиста имеется также целый набор объективных расчетов методов прогноза элементов и явлений погоды, позво­ляющих провести расчеты либо самому, либо на ЭВМ. Эти методы, наряду с общими закономерностями развития атмосферных процессов, учитывают региональные и даже локальные особенности. На основе расчетных методов осуществляется в настоящее время прогнозирование большей части явлений погоды с заблаговременностью 24—36 часов. В последнее время создаются так­же комплексные системы слежения за текущей погодой с использованием спутниковой и радиолокационной информации, а также данных обычных ме­теорологических наблюдений. Использование таких систем позволяет посто­янно уточнять предварительные расчеты и предупреждать о возникновении опасных локальных явлений.

Долгосрочные прогнозы погоды выпускаются лишь в некоторых странах. Для этого используются, как правило, статистические методы или сочетание статистических и численных методов. Имеются также обнадеживающие ре­зультаты в использовании сопряженных гидродинамических моделей «океан—атмосфера».

В системе Росгидромета выпускаются все виды прогнозов. Основной цикл выпуска краткосрочных гидродинамических прогнозов составляет 12 часов. Выпуск гидродинамических среднесрочных прогнозов осуществляется 1 раз в сутки. Сверхкраткосрочные прогнозы выпускаются по мере необходимости для предупреждения организаций о явлениях погоды, представляющих опас­ность для населения или той или иной хозяйственной деятельности. Долго­срочные прогнозы, как правило, выпускаются один раз в месяц или сезон.

Из долгосрочных прогнозов стока наиболее важными для практики и наи­более физически обоснованными являются прогнозы стока рек и притока в во­дохранилища в период формирования весеннего половодья. Методы долго­срочного прогнозирования представляют собой линейные или нелинейные физико-статистические зависимости объема весеннего стока от определяющих факторов, вытекающих из уравнения водного баланса за период половодья. Точность прогнозов в значительной степени зависит от точности определения запасов влаги в снежном покрове и характеристик водопоглотительной спо­собности почв бассейна, определяющих потери стока.

Весьма сложной задачей является задача прогнозирования наступления пе­риодов внезапной интенсификации тропических циклонов и зон охвата бере­говых территорий в Приморье. Эта задача усугубляется и сокращением числа квалифицированных специалистов, занимающихся этим вопросом, и практи­ческой ликвидацией флота научно-исследовательских судов на Дальнем Вос­токе, и резким сокращением числа наблюдательных станций гидрометео­рологической сети, и чрезвычайно скудным финансированием научных иссле­дований.

Мониторинг и прогнозирование наводнений

Система предупреждений Росгидромета о возникновении опасных гидрометеорологических явлениях погоды

Прогноз по тропическим циклонам, приводящим подчас к катастрофиче­ским затоплениям, включает в себя сведения о перемещении циклона и выхода его на сушу, минимального давления в его центре, максимальных ветров и их распределении по различным секторам циклона, режима осадков и др.

Метеорологи стараются определить угрожаемый участок побережья, место ожидаемого максимального штормового нагона, районы ливневых дождей и наводнений по меньшей мере за 36—48 часов до выхода циклона на берег.

К сожалению, существующая в настоящее время в рамках Росгидромета информационная система предупреждения о тайфунах в Приморском крае на­много уступает лучшим аналогам других стран, а таких средств дистанционных измерений, как метеорологические радиолокаторы, практически нет.

Какова была точность прогнозов наводнений?

Иркутская область (май и июль 2001 г.).

Прогноз наводнения в мае на реках области был достаточно точен и свое­временен, разве что трудно было предположить его необычайную силу. Еще в феврале руководитель Иркутскгидромета Леонид Проховник, комментируя для читателей «Восточно-Сибирской правды» аномальную жесткость зимы, обращал внимание не только на необычную толщину ледового покрова водо­емов, но и на его особую крепость. Уже тогда он говорил о высокой вероятно­сти образования мощных ледовых заторов при вскрытии рек и, как следствие, о высоком, даже опасном, весеннем паводке.

3 апреля был выпущен «Гидрологический бюллетень № 1» (долгосрочный прогноз) — ожидаемые наивысшие уровни воды половодья и сроки вскрытия рек Иркутской области в 2001 году. В нем отмечалось: «При сложившейся гид­рометеорологической обстановке существует угроза образования мощных за­торов льда, а в случае дружной весны — и угроза высокого весеннего половодья в бассейнах рек Бирюсы, Лены, Нижней Тунгуски и Киренги. Возможен выход воды из берегов, подтопление пониженных участков местности, дорог, сель­хозугодий, населенных пунктов, расположенных в поймах этих рек…».

Штормовое предупреждение не только об опасной паводочной волне, но и о том, что она формируется именно в Усть-Куте, иркутские метеорологи передали во все необходимые адреса ровно за сутки. О наводнении в Кирен­ске — за двое суток. По международным прогностическим стандартам, при предупреждении о катастрофических повышениях уровня воды с указанием мест образования волны хорошей считается заблаговременность в 12 часов.

В результате от первой волны паводка практически не пострадали ни люди, ни объекты. Что касается второй волны («черная вода» — называют ее местные жители), которая пошла с гор после теплых дней, то о ней знали из прогнозов Гидромета. Прогнозы подтвердились с большой точностью. Местное населе­ние было заранее оповещено, и когда волна пошла, сообщения по местной сети передавались каждый час, но этот 6-метровый вал удержать было просто невозможно.

Во время половодья гидрологам, наблюдателям гидрологических постов приходилось работать по особому, напряженному графику, нередко даже с ри­ском для собственного здоровья, а может быть, и жизни. А ведь наблюдателями часто работают женщины. Им приходилось ночью лезть к мерной свае в бушу­ющую реку, по которой неслись уже не только льдины, но и бревна и какой-то хлам. В спокойные периоды они делают замеры уровня воды раз в сутки. Во время паводка — круглосуточно, через каждые два часа, с немедленной пе­редачей полученных данных. И так в течение семи-восьми дней. Труд легким не назовешь.

Прогноз погоды в регионе рождается в Иркутском гидрометеоцентре. Там анализируется информация об уровнях воды в реках, поступающая каждое утро с 18 гидропостов (оставшихся от 56, работавших 15 лет назад). Именно высоты уровней воды в реках и количество выпавших осадков являются основ­ными данными для составления гидрологического прогноза. Процесс передачи информации с гидропостов выглядит следующим образом. Раз в сутки, в 8 утра (в обычном режиме) и каждые два часа (в режиме ЧС), наблюдатель (зарплата 400 рублей в месяц) снимает показания уровня воды по отметкам на сваях, идет до ближайшего телефона и передает эти показания в зашифрованном виде на телеграф, откуда эти сведения попадают в областной гидрометеоцентр, в Иркутск. Некоторые гидропосты отделены от «ближайших телефонов» кило­метрами лесных и проселочных дорог. Только один гидропост Дабады в верхо­вьях Китоя, который находится в 60 км от оснащенного телефоном поселка Октябрьский, имеет, хоть и допотопную, радиостанцию. Однако заполучили ее они не просто так: несколько лет назад наблюдателя по дороге задрал медведь.

Что делать наблюдателю, если связи нет? Если кабель, к примеру, повреж­ден или его утащили? Наблюдатель должен искать другой «ближайший теле­фон», и это его, наблюдателя, личная проблема. А то, что информация в таком случае приходит слишком поздно или не приходит вовсе, это уже проблема всех тех, кому нужна точная метеосводка, ибо тут как раз и наступает тот слу­чай, когда «погода за исполнение прогноза погоды не отвечает».

От гидропоста «Раздолье» на реке Китой вода идет до Ангарска восемь—де- сять часов. Если из «Раздолья» поступает информация, что вода приближается к критической отметке, то есть время оперативно и без паники провести опо­вещение и эвакуацию населения. Во время июльского наводнения оператив­ной связи с «Раздольем» не было. Потерял в очередной раз телефонную связь с городом и ближайший к Ангарску гидропост «Китой» (затопило телефонный кабель) в ночь на 8 июля.

Якутия (май 2001 года).

В отделе речных прогнозов Гидрометцентра расчеты краткосрочных про­гнозов уровня воды на Лене шли непрерывно. Дважды в сутки оперативная справка направлялась в Правительство России, каждый час последние данные передавались в штаб МЧС России в Москве. Расчеты метеорологов Гидромет­центра РФ велись не только на основе спутниковой информации, но и данных сети метеостанций, расположенных в устье реки Лена, где синоптики все эти дни проводили замеры с риском для жизни.

«Мы предполагали развитие тяжелой паводковой ситуации в устье Лены, в районе Ленска и Якутска, о чем сообщили в Правительство России еще

11     марта, — сообщил начальник отдела речных прогнозов Гидрометцентра России Сергей Борщ. — Меры по борьбе с паводком стали приниматься забла­говременно. Однако в последний момент произошло то, чего ни один самый точный прогноз не мог предсказать. Температура воздуха в районе устья Лены резко подскочила — до 30 градусов тепла, а уже через сутки вновь стала глубоко минусовой. Из-за этой температурной аномалии лед на Лене настолько уплот­нился, что длина ледовых пробок составила не 10—20 километров, как предпо­лагалось, а около сотни километров. И произошло это именно в момент наи­высшего притока воды. Стало очевидно: паводок будет невиданной силы, учитывая, что и снега за зиму выпало втрое выше нормы. К тому же половодье началось на две недели раньше, чем это бывает обычно. Для принятия опера­тивных мер по спасению людей оставалось всего несколько часов».

Расчеты гидрологов на спокойное и ровное прохождение реки не оправда­лись. Обычно «большая вода» от Витима до Ленска проходит за трое суток, но в мае 2001 года она буквально проскочила этот участок менее чем за сутки. Бурному и быстрому ледоходу способствовало одновременное вскрытие с Ле­ной ее притока — реки Витим, лед которой только усугубил ситуацию на Лене. Если к этому приплюсовать более низкий, чем обычный весенний уровень воды, то можно понять, что главенствовал и «правил балом» на реке мощный ледоход, который не смог преодолеть батамайские протоки. Все разыгрывалось по самому худшему сценарию.

Прогноз паводковой обстановки на 16 мая (прогноз составлен по данным ЯУГМС).

Река Лена. В течение 16 мая предполагается повышение уровня воды в г. Ленске до 1 700 см (крит. 1 350 см.). Затор ниже г. Ленска, у о. Батамай- ский, будет сохраняться до 17-18 мая. Предполагается превышение критиче­ского уровня в с. Мурья, Салдыкель. Нижняя кромка ледохода к утру 16 мая достигнет о. Тойон — Ары-Хангаласского улуса, где вероятно возникновение затора. Подтоплению подвергнутся с. Кытыл-Дюра, Тойон-Ары, Чкалово. Не­обходима эвакуация населения и скота.

Река Амга. Ледоход будет продолжаться без особых заторных явлений, и ве­роятность угрозы для населения сел: Мырыла, Чычымах, Харабалах и Чымнаи Чурапчинского и Таттинского улусов малая. Возникновение второй волны по­ловодья не ожидается.

Река Алдан. Нижняя кромка ледохода при беззаторном движении может достигнуть устья Алдана, где произойдет замедление ледохода и увеличение уровня подпорной воды и возможно затопление с.Дыгдал, Чериктей, Кылайы Усть-Алданского улуса, Арбынцы Намского улуса, Батамай Кобяйского улуса. Вероятность возникновения заторов высокая, возможные места: 119, 40, 29, 8 километры от устья Алдана. Заторы могут усугубить последствия затопления, и поэтому необходимо эвакуацию произвести на более высокие участки, чем предполагалось ранее. Проживание населения в местах эвакуации продлить до прохода второй волны ледохода.

Наводнение в Приморье (август 2001 г.).

В 13.00 6 августа штормовое предупреждение было объявлено во всех пор­тах Приморья, синоптики прогнозировали подъем уровня рек в среднем на 2-3 метра, а утром следующего дня уточнили полученный накануне прогноз. Гидрометцентр края информировал, что максимальное количество осадков (более 50 мм) придется на 2-ю половину дня 8 августа, а 7 августа выпадет 15—49 мм за 12 часов. Однако 7 августа над водосбором Пионерского водохра­нилища выпало 275 мм осадков, из них 205,5 мм — всего за два часа.

Гидрометслужбу края можно упрекнуть за неточность прогноза. А между тем служба, которой давно перевалило за 100 лет, не была такой «голой» даже во время войны. Ее основа — это сеть аэрологических, метеорологических и гидрологических станций, и чем ближе расположены они друг к другу, тем точнее прогноз. К 2001 году этих станций осталось наполовину меньше, чем было полвека назад.

Бюджетное финансирование на приобретение приборов и содержание станций Приморскгидромета таково: 1998 г. — 0 руб.; 1999 г. — 0 руб.; 2000 г. —

0     руб. Трудно спрогнозировать дождь и паводок, если вместо необходимых 400 осадкомеров на приморских метеостанциях их в 10 раз меньше (43). Аэро­логические станции наблюдений практически не ведут, и потому уточнить прогноз физико-математическими методами невозможно. Существует т. н. «критический порог чувствительности» методов диагноза и прогноза погоды, зависящий от количества необходимой исходной информации. При уменьше­нии объема наблюдений ниже критического уровня, возрастает погрешность анализа и прогноза. В этом случае вероятность дополнительных ущербов резко возрастает.

Наземная гидрометеорологическая сеть Приморского края по состоянию на 30 апреля 2002 г. насчитывала 5 гидрологических, 2 аэрологических, 42 ме­теорологических станции и 74 поста. За последние 10 лет край потерял одну аэрологическую, 10 метеорологических станций, 66 гидрологических и 15 агро­метеорологических постов. Тенденция такова, что на грани закрытия или кон­сервации находятся еще как минимум 40 гидрологических, 10 агрометеороло­гических постов и 20 метеорологических станций.

Последствия закрытия (консервации) пунктов наблюдений:

1.    Снижается точность определения происходящих в природе процессов, ухудшается точность прогнозов погоды, снижается заблаговременность штор­мовых предупреждений об угрозе возникновения опасных и чрезвычайных си­туаций природного характера и, как следствие, увеличиваются ущербы от их воздействия.

2.   Становится невозможным инструментальное наблюдение за возникшим опасным явлением природы, объективное подтверждение факта наличия чрез­вычайной ситуации природного характера, что, в свою очередь, делает невоз­можным получение краем соответствующих компенсационных выплат из фе­дерального бюджета.

3.   Отсутствие стабильных, длиннорядных (70—100 лет и более) климатиче­ских наблюдений в данной местности оказывает негативное влияние на пове­дение потенциальных инвесторов из-за невозможности точной оценки рисков влияния природно-климатических факторов на соответствующий бизнес.

4.   Отсутствие инструментальных наблюдений за уровнем воды в реке в од­ном населенном пункте не позволяет оценить степень угрозы наводнения в другом населенном пункте (вниз по течению), что также увеличивает ущерб.

5.   Регулярные и безопасные полеты малой авиации без регулярных метео­наблюдений в труднодоступных горнотаежных районах становятся практиче­ски невозможными.

6.   Сужение информационного гидрометеорологического поля сужает воз­можности для принятия оптимальных стратегических экономических и со­циально-политических решений (суровые зимы и ТЭК; засухи и водное или сельское хозяйство; наводнения или цунами и безопасность людей и т. д.).

Существует критерий «достаточности» количества пунктов наблюдений. Согласно действующему в РФ «Наставлению гидрометеорологическим станци­ям и постам», вып. 1, размещение пунктов приземных наблюдений для нужд данного региона определяется «пространственной изменчивостью измеряемых величин и необходимостью получения значений этих величин для любой точки обслуживаемой территории с требуемой точностью при минимальном числе пунктов измерения». Оптимальное расстояние между метеостанциями должно составлять в среднем 60—70 км, между постами 25—30 км, в горных районах 10—15 км.

На 1 000 кв. км площади территории должно находиться оптимально 4,0—4,5 пункта гидрометеонаблюдений, минимально — 1,5—2,0. По состоя­нию на 1 июня 2002 г. в Приморском крае насчитывалось всего 0,6 пункта на­блюдений на 1 000 кв. км. Для сравнения: густота пунктов наблюдений на тер­ритории соседней Японии составляет 4,57 станций на 1 000 кв. км, Южной Кореи — 4,8.

Таким образом, чтобы достичь оптимального минимума информации и га­рантированного заблаговременного предупреждения от угрозы стихии, При­морью необходимо увеличить количество пунктов наблюдений, по крайней мере, в 3 раза.

Количество метеостанций у соседей — Кореи и Японии — больше в десятки раз, при более высоком качестве используемых приборов.

В Приморье в период с 1965 по 2001 год отмечались 18 лет с наводнениями в осенне-летний период (июль—август).

Справка: число гидрометстанций на территориях, сравнимых по площади с Приморским краем: Приморский край — 101; Франция — 3 723; Япония —

1  702; Республика Корея — 429.

К сожалению, такое положение вещей не только в Приморье — от Чукотки до Краснодара одно и то же: приборы образца 30—40-х годов, да и те в дефици­те. К тому же никакие «охранные зоны» — неприкосновенные по закону земли вокруг гидрометстанций — не соблюдаются.

Ежедневно, четыре раза в сутки, измерять температуру воды с обледенев­ших прибрежных камней Чукотки, Колымы, Камчатки термометром образца 30-х годов может только русский наблюдатель, которому деваться некуда. На том и держится бабушка-гидрометслужба, да на опыте прогнозистов. На юге ли России, на востоке или на севере — деньги не выделяются, центра­лизованной поставки приборов нет, а многие приборы просто больше не выпу­скаются.

Зимнее наводнение на Кубани (январь 2002 г.).

Неприятностей от зимнего наводнения на Кубани во многом можно было избежать, если бы власти края подготовились к паводку заблаговременно. На­пример, если бы имелся долгосрочный прогноз синоптиков. Но такой прогноз был трудно осуществим. Об этом заявил руководитель Северо-Кавказского межрегионального территориального управления по гидрометеорологии и мо­ниторингу окружающей среды Петр Лурье. По его словам, из-за хронического недофинансирования у метеорологов отсутствовало даже самое необходимое оборудование. Вследствие чего треть наблюдательных пунктов бездействовали. Они могли давать только краткосрочные прогнозы.

По данным Росгидромета, в Краснодарском крае складывалась сложная па­водковая ситуация. Причиной этого стали дожди и таяние снегов, приведшие к подъему воды в реках. Особенно много осадков выпало в регионе в декабре. Причем в последние дни из-за повышения температуры снегопады переходили в дождь. Небольшая оттепель зимой — обычное явление для Северного Кавка­за, но в сочетании со значительными запасами начавшего таять снега и про­должающимися осадками потепление привело к подъему уровня воды в реках и водохранилищах. В крае существовала опасность образования ледовых зато­ров на реках и подъема воды.

Гидрометеорологи постоянно отслеживали обстановку в январе и выпуска­ли краткосрочные прогнозы. Так, с предупреждением о новом возможном рез­ком увеличении уровня воды в водохранилищах нижнего течения Кубани

21  января выступили представители Росгидромета. По мнению специалистов,

которые провели снегомерные съемки, в ближайшие дни ожидался критиче­ский рост уровня воды на всех реках юга, юго-запада и Черноморского побере­жья Краснодарского края. Это было связано с повышением температуры воз­духа и увеличением объема выпадающих осадков.

Наводнение на юге России (июнь 2002 г.).

Первая прогнозная информация о возможности возникновения на терри­тории Южного федерального округа чрезвычайных ситуаций, обусловленных дождевыми паводками, появилась в оперативных ежедневных прогнозах ВЦМП МЧС России, начиная с 15.06.02 г.

По сведениям Росгидромета, 13 марта они дали первый прогноз по павод­ковой ситуации на всей территории страны, связанной с запасами снега, а 4 апреля уточнили по запасам воды в водохранилищах. Недельный прогноз

13   июня они направили в МЧС России, МПР России и др. В этом прогнозе было сказано, что будут превышены опасные уровни на реках Кубань и Терек. Затем давали ежедневные прогнозы. Во всех субъектах Южного федерального округа Росгидромет имеет свои гидрометеорологические центры, которые обеспечивают прогнозами местные власти, местные органы МЧС России.

Первая информация из Росгидромета о возможных паводках поступила в МЧС России 17 июня 2002 года. Прогноз охватывал период с 14 по 20 июня 2002 года.

18 июня, в 3.45 утра, по Краснодарскому краю было объявлено, что 18-го числа начнутся сильные дожди.

Прогноз Росгидромета от 18 июня указывал на возможность кратковремен­ных грозовых дождей, а с 19—20 июня в отдельных районах южной половины территорий округа — сильных, с градом. Предупреждение об опасных явлени­ях и неблагоприятных гидрометеорологических явлениях отсутствовало. На 21—23 июня 2002 года была указана возможность сильных дождей, места­ми — очень сильных ливней. Прогнозировался сход селей и повышение уров­ней воды местами до неблагоприятных отметок, а на малых реках Чечни и Дагестана — до опасных отметок.

На местах территориальными подразделениями Росгидромета предупреж­дения направлялись в соответствующие субъекты Российской Федерации.

Следует отметить, что предупреждения о неблагоприятных и опасных явле­ниях, поступающие со стороны Росгидромета и его территориальных органов, как правило, носили качественный (а не количественный) характер, что не по­зволяло заблаговременно определить масштабы возможной ЧС (зоны затопле­ния, уровни воды в реках и т. д.) и своевременно выработать адекватные реше­ния и рекомендации.

Вместе с тем органы управления территориальных подсистем РСЧС всех пострадавших субъектов Российской Федерации были проинформированы о возможности возникновения ЧС как минимум за несколько суток до катаст­рофического развития событий.

Прогнозная информация поступала в пострадавшие субъекты РФ из ВЦМП МЧС России, Южного регионального центра, территориальных ор­ганов Росгидромета практически в течение всего июня, а в виде штормовых предупреждений с 18 июня 2002 года. С этого же дня указанная информация начала поступать в города, районы и сельские округа.

На состоявшемся 3 июля в Ставрополе селекторном совещании по вопро­сам восстановления системы жизнеобеспечения пострадавших от наводнения районов юга России глава МЧС Сергей Шойгу отметил, что неточные прогно­зы Росгидромета приводили к напрасному перераспределению сил и средств. На совещании отмечалось также, что в ряде районов Ставропольского края и Карачаево-Черкесии приходилось несколько раз эвакуировать людей из-за того, что Росгидромет прогнозировал повышение уровня воды, которого на са­мом деле не наступало. Так, в Дагестане уровень воды в Тереке повышается, в то время как по данным Росгидромета — снижается. В сложившейся обста­новке метеорологи должны давать предельно точную информацию, подчерк­нул министр.

Наводнение в Новороссийске (август 2002 г.).

С 3 по 7 августа Краснодарским гидрометеоцентром, Главным управлением по делам ГОЧС края было направлено 12 штормовых предупреждений и ин­формацией с прогнозами о возможных сильных ливневых дождях, образова­нии селевых потоков и выходах смерчей с моря на сушу в прибрежной полосе. Последнее, полученное 6 августа в 19.10, предупреждало об этих опасностях в период с 7 по 8 августа.

Эта информация была доведена оперативным дежурным управления ГОЧС города до администраций округов, предприятий, учреждений и организаций Новороссийска, а также до электронных средств массовой информации для передачи в эфир.

Утром восьмого августа прогноз по осадкам от новороссийских метеоро­логов звучал так: дождь, временами сильный. Восьмого августа в 12.10 допол­нительно передали о том, что «выпадающие осадки могут достичь значений очень сильных, категории стихийных». В это время водой захлебывалось уже пол-Новороссийска. Стихийное бедствие пришло в город, для которого штор­мовое предупреждение звучит до семидесяти раз в год и который давно не реа­гирует на обычные для новороссийцев сильный ветер и дожди. Ну, штормовое, ну и что.

Что должно было напугать жителей в таком прогнозе? И на чем вообще он может основываться, если метеоплощадки в городе расположены только в его восточной части, и здесь метеорологи честно зафиксировали 48 миллиметров осадков. Много, но о катастрофических последствиях и речи не шло. Стихия для города начинается с отметки 80 миллиметров. В то же время над западной частью, по визуальным наблюдениям синоптиков, выпало около 200 милли­метров.

Ливень, обрушившийся 8 августа на Новороссийск, привел к последстви­ям, которые не мог предсказать никто. На территорию Новороссийска и его окрестности четырежды, с интервалом около трех часов, вылилось 362 мм осадков, что составляло полугодовую норму. Одновременно с ливнями в Ши­рокой Балке и Дюрсо отмечалось возникновение смерчей в прибрежной мор­ской зоне, выход их на сушу, распад и образование водяных валов.

Учитывая громадный ущерб, нанесенный природными катаклизмами Краснодарскому краю в 2002 году, в октябре того же года на заседании Законо­дательного собрания края была принята целевая программа по прогнозирова­нию и снижению риска при чрезвычайных ситуациях. Стоимость реализации этой программы достаточно высока. По приблизительным подсчетам, за 4 года она потребует около 340 миллионов рублей из краевого бюджета. Но депутаты посчитали, что эта сумма несопоставима с шестимиллиардным ущербом, кото­рый понесла Кубань только в 2002 году. В рамках принятой программы в крае должна быть создана система автоматизированного наблюдения за опасными природными процессами и техногенными объектами, должна быть усовершен­ствована система оповещения, усилен мониторинг потенциальных источников опасности. Но главной заботой станет создание системы прогнозирования землетрясений, паводков и ливней.

Тревога за состояние вопроса предупреждения и прогнозирования стихий­ных бедствий в Российской Федерации была отражена в постановлении Совета Федерации.

СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

О мерах по предупреждению и ликвидации последствий катастрофических природных явлений

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, изучив ситуа­цию, сложившуюся в связи со стихийными бедствиями на Северном Кавказе, приведши­ми к человеческим жертвам и потребовавшими значительных затрат на ликвидацию их последствий, отмечает следующее.

В Российской Федерации нет единой государственной системы предупреждения и прогнозирования катастрофических природных явлений. В связи с этим затраты сил и средств на ликвидацию их последствий во много раз превышают расходы на их преду­преждение. Ликвидированы или количественно сокращены государственные органы, к чьей компетенции отнесены наблюдение и мониторинг катастрофических природных явлений.

Отсутствие единых систем управления водными ресурсами, оповещения населения и его обучения поведению в чрезвычайных ситуациях стало причиной многочисленных жертв катастрофических природных явлений.

На недостаточном уровне осуществляется финансирование работ Министерства природных ресурсов Российской Федерации, Федеральной службы России по гидроме­теорологии и мониторингу окружающей среды, Российской академии наук по изучению и мониторингу опасных природных процессов и предупреждению катастрофических природных явлений, минимизации их отрицательных последствий.

Не урегулирован вопрос распределения полномочий в этой области между Правите­льством Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Россий­ской Федерации.

На основании предложений Комитета Совета Федерации по делам Федерации и ре­гиональной политике, Комитета Совета Федерации по природным ресурсам и охране окружающей среды и Временной комиссии Совета Федерации по вопросам ликвидации последствий стихийного бедствия на Северном Кавказе Совет Федерации Федерально­го Собрания Российской Федерации постановляет:

1. Предложить Правительству Российской Федерации:

•    предусмотреть в 2003 году выделение субъектам Российской Федерации, постра­давшим в результате стихийных бедствий на Северном Кавказе, из федерального бюджета средств на восстановление разрушенного хозяйства и восполнение по­несенных ими убытков;

•    предусмотреть финансирование резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последст­вий стихийных бедствий в размере не менее 3 процентов утвержденных расходов федерального бюджета;

•    провести инвентаризацию и закрепить в собственность гидротехнические соору­жения на федеральном, региональном и муниципальном уровнях;

•    осуществлять бассейновый принцип управления водными ресурсами, определив федеральные органы исполнительной власти, ответственные за состояние, эксп­луатацию и обустройство рек, водоемов, гидротехнических сооружений в части предупреждения наводнений и эффективного использования вод в хозяйственных целях;

•    восстановить в полном объеме финансирование содержания гидротехнических сооружений федерального значения;

•    восстановить в 2002—2003 годах в структуре Министерства природных ресурсов Российской Федерации государственную службу по мониторингу опасных природ­ных процессов и предупреждению развития катастрофических природных явлений (оползней, селей, сходов ледников и снежных лавин, карстовых провалов, навод­нений, землетрясений);

•    расширить наблюдательную сеть за опасными природными процессами и темати­ку их научных исследований, а также изыскать необходимые источники финанси­рования;

•    поручить соответствующим федеральным органам исполнительной власти прора­ботать вопрос о создании системы оповещения населения и его обучения поведе­нию в чрезвычайных ситуациях;

•    подготовить предложения по внесению изменений и дополнений в соответствую­щие нормативные правовые акты, устанавливающие конкретные полномочия и ответственность федеральных органов исполнительной власти и органов испол­нительной власти субъектов Российской Федерации по предметам совместного ведения в этой сфере;

•    подготовить совместно с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и принять постановление о мерах по предупреждению наводнений с тяжелыми последствиями для населения и экономики на территории Российской Федерации, в котором наметить комплекс мер на период до 2010 года, в том числе меры по:

а)  финансированию реконструкции, восстановлению и созданию новых водохо­зяйственных объектов, имеющих стратегическое значение для хозяйственного использования и защиты от наводнений, за счет средств бюджетов всех уров­ней и других источников;

б)  повышению ответственности и действенности служб и формирований Мини­стерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычай­ным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий в субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях по предупреждению катастрофических природных явлений;

в)  утверждению новых градостроительных норм при проектировании массовых поселений в местностях, подверженных угрозе массового затопления в резу­льтате половодий и наводнений.

2.   Рекомендовать органам государственной власти субъектов Российской Федера­ции и органам местного самоуправления совместно с соответствующими территориаль­ными органами федеральных органов исполнительной власти принять участие в созда­нии единой системы мониторинга опасных природных процессов.

3.   Считать работу Временной комиссии Совета Федерации по вопросам ликвидации последствий стихийного бедствия на Северном Кавказе, созданной постановлением Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от 10 июля 2002 года № 338-СФ, завершенной в связи с выполнением возложенных на нее задач.

4.    Контроль за исполнением настоящего постановления возложить на Комитет Со­вета Федерации по делам Федерации и региональной политике и Комитет Совета Феде­рации по природным ресурсам и охране окружающей среды.

5.   Настоящее постановление вступает в силу со дня его принятия.

Председатель Совета Федерации

Федерального Собрания Российской Федерации                                     С. М. Миронов

Москва, 30 октября 2002 года, № 434-СФ

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 31 | 0,198 сек. | 6.93 МБ