Что будем пить и чем дышать

До 71 % поверхности нашей планеты занимает гидросфе­ра, то есть вода: моря, океаны и реки. В общем объёме воды пресная составляет 3 %. Из этих мировых запасов примерно 75 % заключено в ледниках и айсбергах; почти вся остальная вода в основном находится под землёй в водоносных слоях, в которых песка и гравия вшестеро больше, чем воды. Человеку доступен лишь 1 % водных запасов.

Этого бы нам хватало для удовлетворения всех потребнос­тей, если бы вода распределялась по местам обитания людей равномерно. Однако Средний Восток, северная Азия, северо-восток Мексики, бОльшая часть Африки, многие западные штаты США, часть Чили и Аргентины и почти вся Австралия страдают от неустойчивого водоснабжения. Более восьмиде­сяти стран мира испытывают недостаток пресной воды! На­пример, в Китае только половина населения снабжается во­дой регулярно, и нехватка возрастает. В 2004 году были серьёз­ные проблемы с водой в Италии. Недостаток воды на Среднем Востоке уже приводит к политической напряжённости между государствами.

За последние сорок лет количество доступныгх запасов прес­ной воды на каждого человека в мире уменьшилось на 60 %, к 2025 году, как ожидается, её станет ещё в два раза меньше, и с дефицитом воды столкнутся 48 стран с общим населением 3 млрд. человек.

Но далеко не вся пресная вода — питьевая!.. А если лишить человека питьевой воды, он умрёт в одну или две недели, будь он простой рабочий или философ, политтехнолог или поэт!..

Воду для своих целей люди получают из фунта, устраивая колодцы и артезианские скважины, или из осадков, или из открытых водоёмов. Ещё один способ — опреснение морской воды — очень энергоёмок и, как многие считают, экономи­чески бесперспективен.

Начнём по порядку. Запасы грунтовых вод снижаются по­всеместно. В Соединённых Штатах воды, копившиеся со вре­мён ледникового периода, теперь выкачивают со скоростью, на четверть большей, чем скорость их возобновления, а в не­которых районах и ещё быстрее. Немногим лучше поступают в Европе. Поведение людей определяется принципом «хватай, кто что сумеет»: европеец в среднем расходует воды на быто­вые нужды вдвое больше минимальной потребности, а амери­канский гражданин — вчетверо больше.

Для грунтовых вод результат печален: обширный водонос­ный горизонт Огаллала под штатами Небраска, Оклахома и Техас, запасы воды в котором были огромны, истощится че­рез 30—40 лет. В штате Канзас в 1950 году к водоносному слою пробурили 250 скважин; в 1990-м их было уже 3000. Понятно, что толщина слоя уменьшилась в десять раз, а значит, и для людей результат тоже будет печальным: им придётся уйти. Американский город Китак жители уже покинули, равно как и птицы, и звери: город умер от жажды.

В Африке и некоторых странах Среднего Востока, особен­но в Израиле и Иордании, запасы грунтовых вод практически исчерпаны. В Китае их уровень понижается на метр в год, а в районе Тяньцзиня — на 4,4 метра. На юге Индии понижение достигает 2,5—3 метров в год, причём водоносный горизонт Гуджарат ещё и подвержен засолению.

Основной потребитель пресной воды — сельское хозяй­ство; оно «выпивает» 87 % воды. Там, где случаются дожди, они и поливают поля, а где их нет или есть, но мало, прихо­дится поливать самим. Продукция, производимая на орошае­мых землях, от двух до пяти раз дороже, чем выращиваемая на дождевой воде, так как стоимость топлива и гидросооружений постоянно возрастает. На долю поливных земель приходит­ся производство одной трети пшеницы при урожайности, в 2,5 раза более высокой, чем на обычных полях, однако ирри­гация требует больших расходов воды и энергии. Здесь тоже отличаются США: при ежегодной потребности в воде, идущей на выращивание пищи, равной 400 000 литров на человека в год, здесь используется 1 700 000 литров.

Из-за исчерпания грунтовых вод к 2025 году будет утраче­но 30 %, а через пятьдесят лет — половина поливных земель.

С дождями тоже не всё в порядке, потому что глобальный климат Земли меняется. Происходит существенное перерас­пределение атмосферных осадков, появились засухи во внут— риконтинентальных областях, возросла погодная неустойчи­вость; в результате снизалась урожайность всех видов культур. Растения, насекомые и вообще экосистемы не могут приспо­собиться к столь быстрым переменам.

В этом отношении поучительным стал 1988 год. Вследствие обширнейшей засухи урожай зерновых в США упал на 30 %, и впервые за триста лет производство зерновых оказалось ниже уровня потребления. В том же году урожай в Канаде понизил­ся на 37 %.

Одновременно происходит загрязнение рек и проточных вод.

Загрязнение отходами и болезнетворными организмами, а также более чем ста тысячами наименований разного рода химикатов, используемых в мире, делает воду непригодной не только для питья, но также и для применения в сельском хо­зяйстве. В развивающихся странах загрязнено примерно 95 % воды. В США вода в 37 % озёр непригодна для купания из-за различных видов загрязнения.

Не менее грязны океаны и моря.

Каждый год в них сбрасывается более 35 млн. тонн нитра­тов и до 3,75 млн. тонн фосфорных соединений. Попади они в открытый океан, то даже такой огромный объём растворился бы без следа, однако бОльшая часть грязи остаётся в прибреж­ной полосе, образуя налёт на водорослях и понижая содержа­ние кислорода, нарушая жизнь моря в прибрежной зоне. Не так давно в Тихом океане, между Калифорнией и Гавайями, обнаружен настоящий «остров» из мусора. Его масса — около 3 млн. тонн, а это в шесть раз больше, чем масса всего живу­щего в океанских глубинах планктона. Среди прочего хлама преобладают пластиковые предметы. По мнению учёных, «ос­тров» образовали круговые океанские течения, которые под­хватывают мусор у берегов Японии и США.

Сколько их, подобных «островов»?.. Никто не знает.

Так сложилось, что более двух третей населения Земли (4 млрд. человек) живут в прибрежной полосе шириной до 150 км, что связано, конечно, с лучшими возможностями про­питания. Мало того, что общая численность проживающих у морей населения растёт естественным образом, так ещё побли­же к морям перебираются люди «с материков». Ожидаемое следствие такой миграции — ускорение загрязнения шельфа и уничтожение морских обитателей.

Вымирают рыбы. Исчезают кораллы. Количество корал­ловых рифов и островов за время, прошедшее после 1945 года, уменьшилось в два раза. Только расположенные вдали от мест человеческой деятельности (а их всего 30 %) имеют шанс пе­режить человека. Ещё 10 % океанских экосистем, представля­ющих собой чрезвычайно разнообразный мир растений и жи­вых существ, деградировали до неузнаваемости; треть этих сис­тем находится в критическом состоянии и исчезнет на протяжении 10—20 лет; ещё треть — через 20—40 лет.

Примерно такая же судьба ждёт леса нашей планеты.

В 1870 году леса занимали 7 млрд. га. Через сто лет их пло­щадь была меньше в 1,75 раза, то есть сократилась почти вдвое. За следующие тридцать лет (с 1960 по 1990 год) произошло дальнейшее уничтожение лесов общей площадью, равной по­ловине США. Вместе с лесом уничтожается бесчисленное мно­жество видов животных, насекомых и растений, в том числе полезных для сельского хозяйства и медицины, то есть для уничтожающего их человека!

Ежегодно исчезает 17 млн. га тропических лесов и ещё столько же, если не больше, подвергается глубокой деградации. Если такая тенденция сохранится, то большинство тропиче­ских лесов исчезнет без шансов на восстановление. Более мил­лиарда человек используют древесину быстрее, чем она возоб­новляется, а всего применяют лес для отопления более двух миллиардов землян. Во многих местах уже столкнулись с де­фицитом топлива для обогрева жилищ и приготовления пищи.

Это — если рисовать картину, так сказать, широким маз­ком.

А теперь посмотрим и на детали.

В Эквадоре к 2000 году осталась половина лесов.

На Филиппинах осталось 20 % леса.

В Индии осталось не более 9 % от прежнего лесного богат­ства. Тем не менее правительство этой страны поощряет по­ловину населения использовать лес как топливо.

Тропические леса Бангладеш уничтожены на 95 %.

В Шри-Ланке леса практически нет.

На Гаити лес вырублен полностью.

Из 76 стран, располагавших тропическими лесами, только в четырёх (Бразилия, Гвиана, Папуа — Новая Гвинея и Заир), возможно, до 2010 года останутся неповреждённые участки леса.

В Западной Африке от 50 до 75 % древесины сжигается в малых и больших городах. Для восстановления лесов требует­ся выращивание быстрорастущих деревьев на площади в де­сятки миллионов гектаров. Кое-где, конечно, это делается, но в масштабах неизмеримо меньших, чем необходимо для серь­ёзного результата.

С северными лесами — а их более трети всех лесов — дела ещё более грустные. Они расположены в России, Канаде, США, Скандинавии, а также частично на Корейском полуос­трове, в Китае, Монголии и Японии. Существующая практи­ка заготовки древесины не позволяет северным лесам проти­востоять аномальным изменениям температуры и влажности. После 1976 года баланс между выбросом двуокиси углерода в атмосферу и его поглощением оказался тут нарушенным. Ко­личество избыточного, не абсорбированного газа составляет 10—15 млрд. тонн, и если северные леса будут вырождаться, то сжигание и гниение будут лавинообразно ускорять измене­ние климата планеты.

С удвоением в атмосфере двуокиси углерода и других га­зов, вызывающих парниковый эффект, понадобится только 30—50 лет для исчезновения от 40 до 90 % северныгх лесов вслед­ствие скачкообразного изменения климата. Гибель лесов бу­дет сопровождаться обширными пожарами, нашествиями на­секомых и бурями. Изменение климата из-за быстрого вы­свобождения сотен миллиардов тонн окиси углерода пойдёт лавинообразно. Резкая перемена условий жизни на Земле бу­дет означать для человека окончательную катастрофу.

Что интересно, о происходящем с нашей природой хоро­шо известно, и приведённые здесь данные собраны не нами, а задолго до. Всё, что нам для этого понадобилось, — это новое представление об эволюции. Мы в нашей книге просто «скле­иваем» сценарии и предсказания, многократно описанные в книгах и журналах специалистами. Например, об этом гово­рилось на Конференции в Рио-де-Жанейро. И что же?

Ничего.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,107 сек. | 12.46 МБ