Дедовщина

Я попытаюсь рассказать о дедовщине, о том, как она, с точки зрения «биографов» неофициальной истории наших Вооруженных сил, родилась и как с ней можно бороться.

В современной армии есть разделение солдат по срокам их призыва. Призыв проходит один раз в полгода, и в день приказа все солдаты переводятся в следующую категорию. Происходит это в разных частях по-разному. Где-то народ ограничивается просто переименованием, где-то перевод сопровождается всевозможными церемониальными действиями. И если за день до приказа вас называли, например, «гусем» (это солдат, который служит менее полугода), то на следующий вы уже становитесь «фазаном», еще через полгода — «черпаком» с получением освобождения от тяжелого солдатского труда. Последние полгода солдат носит кличку «дед», а в самом конце, после выхода приказа об увольнении его призыва в запас, — «дембель». Названия категорий военнослужащих различны в каждом роде войск и могут быть неодинаковы в разных частях. Я привел градацию, которую прошел сам.

Как я уже сказал, перевод из одного состояния в другое может сопровождаться еще и определенным ритуалом. Причем ритуал этот для тех, кто служит менее года, как правило, болезненный, а для тех, кто служит второй год — приятный.

Приведу пример из своего опыта. В нашей учебке перевод из состояния «гуся» в состояние «фазана» происходил следующим образом: молодой, «гусь» подходил к «фазану», только что ставшему «черпаком», и просил посвятить его в следующую реинкарнацию его солдатской души. При этом «гусь» ложился на койку, и «фазан» бил его по филейной части солдатским ремнем шесть раз — по числу месяцев, которые «гусь» прослужил. После чего расписывался на ремне, скрепляя тем самым совершенный ритуал. Естественно, поскольку народу в учебке много, то ритуала удостаивались не все. Кто-то, из числа наиболее хитрых, просто подделывал роспись на ремне, я же просто не подошел, потому что считал унизительным для себя подставлять свое тело под чью бы то ни было бляху. Хотя на самом деле это тоже можно было воспринимать как игру. Тем более что никто не собирается забивать молодого до смерти. Если же вы попали в такие условия, что прохождение этого ритуала является насущной необходимостью, то рекомендую не бросаться под ремень в первых рядах, а присмотреться, кто и как проводит экзекуцию. И затем направляться к тому, кто лупит по солдатским седалищам менее усердно. Если вы, конечно, не мазохист. Тут сразу вспоминается анекдот о том, как встретились демонстрация мазохистов и рота садистов-омоновцев. Обе стороны получили несказанное удовольствие. Но даже если вы и мазохист, то в процессе перевода не рекомендуется стонать и охать — это неправильно и не соответствует ритуалу. Солдат первого года должен стойко переносить удары судьбы, наносимые руками своих более старших товарищей.

Если вам удалось избежать перевода, то не рекомендую выдавать свою тайну каждому встречному. Я, в свое время, имел неосторожность похвастаться одному из, как я считал, нормальных сослуживцев. В результате он начал рассказывать о том, что я не прошел посвящение, всем, кому считал нужным, и при каждом удобном случае твердил, в надежде на то, что услышат сержанты: «Гена — гусь». В надежде, что задницу мне все-таки набьют. К моему удовольствию, нас направили в одну часть, и в части этой не проводили торжественных мероприятий по переводу солдат из одного состояния в другое. Наверно, он чуть не лопнул от злости — ведь при следующем переходе ему должны были впечатать всего двенадцать раз ремнем, а мне, с учетом недоданного, восемнадцать. Как тут не вспомнить молитву о том, что «мне, боженька, от тебя ничего не надо, пусть у моего соседа корова сдохнет».

Перевод на более старших ступенях сопровождается дикими воплями и стонами — это дерут «дедов». Вопли и стоны — тоже часть ритуала. Их изнеженные тела не выдерживают процесса порки обычной ниткой через подушку. Помните принцессу на горошине? Ее писали с наших «дедов».

Чем больше срок службы за плечами у солдата, тем большие вольности ему прощаются. В течение первого полугодия к вам будут, придираться по любому поводу. Приведу наиболее «фазана» происходил следующим образом: молодой «гусь» подходил к «фазану», только что ставшему «черпаком», и просил посвятить его в следующую реинкарнацию его солдатской души. При этом «гусь» ложился на койку, и «фазан» бил его по филейной части солдатским ремнем шесть раз — по числу месяцев, которые «гусь» прослужил. После чего расписывался на ремне, скрепляя тем самым совершенный ритуал. Естественно, поскольку народу в учебке много, то ритуала удостаивались не все. Кто-то, из числа наиболее хитрых, просто подделывал роспись на ремне, я же просто не подошел, потому что считал унизительным для себя подставлять свое тело под чью бы то ни было бляху. Хотя на самом деле это тоже можно было воспринимать как игру. Тем более что никто не собирается забивать молодого до смерти. Если же вы попали в такие условия, что прохождение этого ритуала является насущной необходимостью, то рекомендую не бросаться под ремень в первых рядах, а присмотреться, кто и как проводит экзекуцию. И затем направляться к тому, кто лупит по солдатским седалищам менее усердно. Если вы, конечно, не мазохист. Тут сразу вспоминается анекдот о том, как встретились демонстрация мазохистов и рота садистов-омоновцев. Обе стороны получили несказанное удовольствие. Но даже если вы и мазохист, то в процессе перевода не рекомендуется стонать и охать —- это неправильно и не соответствует ритуалу. Солдат первого года должен стойко переносить удары судьбы, наносимые руками своих более старших товарищей.

Если вам удалось избежать перевода, то не рекомендую выдавать свою тайну каждому встречному. Я, в свое время, имел неосторожность похвастаться одному из, как я считал, нормальных сослуживцев. В результате он начал рассказывать о том, что я не прошел посвящение, Всем, кому считал нужным, и при каждом удобном случае твердил, в надежде на то, что услышат сержанты: «Гена — гусь». В надежде, что задницу мне все-таки набьют. К моему удовольствию, нас направили в одну часть, и в части этой не проводили торжественных мероприятий по переводу солдат из одного состояния в другое. Наверно, он чуть не лопнул от злости — ведь при следующем переходе ему должны были впечатать всего двенадцать раз ремнем, а мне, с учетом недоданного, восемнадцать. Как тут не вспомнить молитву о том, что «мне, боженька, от тебя ничего не надо, пусть у моего соседа корова сдохнет».

Перевод на более старших ступенях сопровождается дикими воплями и стонами — это дерут «дедов». Вопли и стоны — тоже часть ритуала. Их изнеженные тела не выдерживают процесса порки обычной ниткой через подушку. Помните принцессу на горошине? Ее писали с наших «дедов».

Чем больше срок службы за плечами у солдата, тем большие вольности ему Прощаются. В течение первого полугодия к вам будут придираться по любому поводу. Приведу наиболее часто встречающиеся придирки. Например, ремень должен быть настолько сильно затянут, что между ним и вашим телом не может пройти более двух пальцев, верхние пуговицы на обмундировании должны быть застегнуты, пилотка обязана находиться на определенном расстоянии от бровей, воинское приветствие выполняется «четко и молодцевато, с точным соблюдением правил строевой стойки и движения». Это выдержка из устава. И соответственно, только требующий от вас выполнения этого уставного требования старослужащий может определить, насколько молодцевато вы выглядите^ И, судя по тому, что он к вам в данный момент неравнодушен, надо полагать, что это — лишь повод придраться. В зависимости от места службы придирки могут закончиться просто запугиванием для осознания личной крутости или каким-либо физическим воздействием на вас. Не могу давать советов в таких случаях, так как в каждом из них нужно поступать в зависимости от сложившихся обстоятельств. Постараюсь просто вооружить вас некоторыми знаниями о старослужащих. А вы сможете, зная о них немного больше, с большей вероятностью поступить так, чтобы выйти из ситуации с меньшими потерями. Моральными и физическими.

Для начала выясним, зачем вообще и кому нужна дедовщина. Напоминаю, что это мое личное мнение, которое может отличаться от правильного.

По сути, на настоящем этапе существования Вооруженных сил дедовщина отчасти даже иногда поощряется некоторыми офицерами, потому что, как ни странно, таким образом в подразделении поддерживаются дисциплина и порядок. Потому что чаще всего на командиров накладываются взыскания не за то, что подчиненные им военнослужащие не преуспели в боевой подготовке, а за то, что у их солдат грязные подворотнички, что уборка закрепленной территории проведена некачественно, что в подразделении беспорядок… И так далее.

Я думаю, что именно поэтому «деды» и большое количество офицеров в воинских частях негласно договорились о совместном порабощении молодых солдат.

Конечно, никогда не устраивались беседы за столом переговоров, не заключались пакты, сопровождаемые рукопожатиями и пресс-конференциями. Просто офицеру после получения очередной взбучки надо устранять недостатки. А так как опыта влияния на коллектив у него может не хватать, а прилагать усилия к налаживанию контактов с подчиненными не очень хочется, так как это длительный и сложный процесс. В конце концов, жалованье офицеру платят не зависимо от морального климата во вверенном ему армейском коллективе. Чтобы вы представляли, что творится на душе офицера, приведу еще одну историю:

…Беседуя со своими знакомыми — работниками бывшего КГБ, услышал от одного из них великолепную фразу: «Родина заботится о своих офицерах. Она платит им достаточно много, чтобы они не умерли с голоду, и достаточно мало, чтобы они не спились…»

Как бы вы сами поступили на месте офицера? Наверно, тоже попробовали бы пойти более простым лично для себя путем. Путь этот подразумевает нахождение группы, которая за определенную плату (в нашем случае это предоставление определенных вольностей) установит, по большому счету, уголовный порядок, базирующийся «на понятиях». И держится подобный порядок, естественно, не на убеждении, а на принуждении, моральном давлении и кулаках.

Делаю вывод: офицеру проще надавить на «дедов»-сержантов, посоветовав им устранить имеющиеся у офицера недостатки. Обратите внимание, что я написал «у офицера», а не «в подразделении». То есть выделил первопричину.

«Дед»-сержант, несмотря на кажущуюся вольность, на самом деле сильно зависит от своего начальника. Например, в таких мелочах, как отпуск, срок увольнения, внеочередное назначение в наряд или что-либо другое, и потому не в силах отказать своему непосредственному командиру. Сладить ему одному со всем подразделением тоже не под силу, и, естественно, он зовет на подмогу свой призыв. Ту часть, на которую он тоже в силах влиять. И ту часть, для которой разобраться с молодыми является делом чести (хотя мое мнение, это как раз — дело бесчестия).

Далее следует карательная операция со всеми ее атрибутами: показательностью и чрезмерной жестокостью. В результате молодые солдаты исправляют ошибки офицера, а старики, оказав услугу офицеру, понимают, что могут выполнять роль опричников — карателей и т. д. Причем не обязательно для блага офицеров. В конце концов, у них тоже есть свои причуды и потребности.

Думаю, таким образом и выстраивается рабовладельческая пирамида дедовщины, выгодная всем. Кроме, как известно из истории, рабов. Естественно, что всякий строй вынужден, хотя бы для виду, прикрываться идеологическим фиговым листом. В дедовщине, кроме беспросветности настоящего, есть и призрачное утешение для молодых — некая перспектива более светлого будущего.

Идеологи неуставных отношений активно разъясняют более молодым сослуживцам, как же тем повезло, что они, «деды», тратят свои силы и время на их воспитание. Ведь только в суровых испытаниях из бесхребетного хлюпика может сформироваться самостоятельный, сильный человек, свободная личность.

В это же время притесняемым солдатикам будут рассказывать о том, что нынешних «дедов» гоняли в сто раз больше, а у них — просто рай, по сравнению с тем, что было год назад. Но эти бессовестные и неблагодарные «духи» не понимает проявляемой о них заботы. Предполагается, что после этого молодняк будет уже взирать на дедушку полными любви и сострадания глазами. По большей части, дедушка в это время лукавит. Хотя, может быть, он совершенно искренен. Просто свои переживания кажутся ему невыносимыми, а ваши, соответственно, пустячными. Поэтому не стоит безоговорочно доверять душещипательным историям и принимать их за чистую монету.

Таким образом, вы можете оказаться в состоянии человека, перед которым открывают радужные перспективы, приговаривая при этом: «Терпи, сынок. Мы терпели больше. Вот вырастешь, станешь взрослым, будешь жить так, как мы живем».

Это как раз то, что подпитывает дедовщину и укореняет ее в солдатских головах. Необходимо потерпеть год, а уж тогда вы им покажете, этим зеленым «салабонам», что значит быть «дедом»!

Если вам рассказывали о дедовщине в армии, то наверняка говорили о разных ее проявлениях. Итак, что значит дедовщина в моем, повторюсь, личном понимании?

Ее проявления могут быть по моей опять же классификации нескольких видов. Во-первых, это требования выполнять работу, рассчитанную на всех. Наиболее простой пример, это когда «дед» курит во время коллективной уборки территории, переноски тяжестей, мытье полов и им подобных работ. Кроме того, «деды» зорко наблюдают за всем, что может помещать их приятному армейскому времяпрепровождению. Поэтому готовьтесь к тому, что «деды» будут строго следить и за тем, чтобы, например, во

время прохождения строем личный состав четко и громко печатал ногу. Уличенный, с точки прения «деда», в сачковании, молодой получит чувствительный удар сапогом деда по каблуку. Этот сигнал означает, что старший брат видит все и по-отечески наказывает нерадивого младшего братишку.

Второй вид дедовщины связан с желанием «дедов», насколько возможно, разнообразить время своего пребывания в казарме. Поэтому для молодых придумываются разного рода задания, порой совсем небезобидные. Это своего рода посягательство на ваше достоинство, удар по психике. При этом выполнение этих заданий может быть как полезным для вас (вспомните, что я говорил о подъемах), так и ненужным лично вам (с моей точки зрения умение раздеваться до белья за 45 секунд солдату не нужно). Очень обидным может быть принуждение к рассказам о гражданской жизни и любимых девушках, катание табуреток по казарме… Потому что происходит это часто в положении «передвигаясь по-пластунски». В процессе подготовки этой книги, я консультировался по различным вопросам с многими людьми, которые не понаслышке знают о жизни армии и ее проблемах. И от некоторых из них услышал предостережения, что кто-то может неправильно применить полученные из книги указания. Поэтому я буду приводить наиболее безобидные примеры.

Я уже упоминал о катании табуретки. В фантазиях «дедов» это не табуретка, а военный автомобиль, мчащийся с подмогой на помощь своим боевым друзьям. Поэтому они стараются помочь молодым водителям советами типа «тпру!!!», ^врубай вторую передачу», «поддай газу!», «куда ты едешь, идиот!». Иногда наиболее неповоротливый автомобиль получает ускорение дедовским сапогом.

Есть еще аттракцион — «дембельский поезд». Это когда «деды»,, размечтавшись о демобилизации, просят молодых солдат дать им возможность почувствовать себя уже в процессе возвращения домой. Для этого привлекается целая бригада: одни обязаны покачивать койку, имитируя движение поезда другие создают звуковое сопровождение, копируя звуки как самого тепловоза, так и погромыхивание колес на стыках рельсов. Для полноты эффекта привлекается еще пара солдат, которые бегают с вениками вокруг кровати, изображая мелькающие за окном деревья. Наиболее изощренные «деды» просят обеспечить еще и мелькание за окном фонарей, и вызов в купе проводницы с чаем.

Третий вид дедовщины — обслуживание «дедов». Вам могут приказать выстирать «дедовские» портянки, постоять «за дедушку» в наряде, отдать «деду» самые лучшие (или все) куски в столовой, поделиться содержимым посылки, которую вам прислали, сбегать за чаем или сигаретами. Причем деньги на покупки могут и не давать. Несколько раз мне приходилось читать, что в последнее время некоторых солдат вылавливали за занятием попрошайничеством — «деды» требовали от них денег. Это сродни рабству в армии, когда одна группа солдат коллективно владеет другой группой. Но и это еще не последний этап.

Четвертый вид — садизм. Это когда по отношению к молодым царит беспредел — их избивают, иногда пытают, издеваются, терроризируют, заставляют заниматься вещами, выходящими за пределы физических возможностей человека. Здесь принцип очень прост — «деды» ищут к чему придраться и для этого дают вам такие задания, что вы не можете их выполнить. После чего вы получаете взыскание по полной программе. Не за то, что плохо справились с поручением, а потому, что деду так хочется. Либо вас бьют просто потому, что вы — молодой.

Во времена моей службы однажды огласили приказ, в котором говорилось об осуждении сержанта, который наказывал солдат весьма своеобразным методом — он их вешал. Не до конца, а так, чтобы помучились! Занимался он этим достаточно долгое время. И никто ничего не говорил до тех пор, пока сержант не передержал одного из молодых и тот умер. Понимаете глубину проникновения дедовщины в армейскую среду? До какого же состояния нужно довести солдат, Чтобы ни один из них, чувствуя свое полное бесправие и обреченность, не осмелился пожаловаться офицерам на подобные действия?

Теперь давайте рассмотрим, каким же образом проявляется дедовщина и почему молодые самостоятельные парни поддаются этому террору.

Редко когда молодых начинают притеснять сразу, что называется, по полной программе, если только в казарме не обитают совсем уж отмороженные «деды». Не так-то это Просто — в одночасье подавить волю, подчинить себе молодого человека, пришедшего с гражданки, пусть и наслышавшегося сверх меры про ужасы военной службы.

Все происходит по опробованной технологии, постепенно молодой солдат втягивается в кабалу и становится послушным исполнителем воли дедов. Сначала следуют просьбы принести что-ли-. бо или поделиться чем-нибудь. В качестве аргумента используется призыв к армейской солидарности, например, такой: «Молодой, тебе жалко что ли?» Молодому, как правило, ничего не жалко, если его просит об этом «дед». После этого уже можно требовать принести что-либо из магазина, не возвращая за покупку деньги: «как-нибудь потом отдам». Затем можно послать молодого за чем-либо, необходимым «деду», при этом не обещая возврата. И параллельно поднять его ночью для уборки туалета и несения дежурства вместо «деда», заодно надавав ему по морде и наказав завтра без денег в казарму не возвращаться.

Каждый человек сам выбирает для себя линию поведения в армии. Хочешь занять какое-то место в коллективе — борись за него. Можно уступить в малом, но нельзя уступать в главном — иначе так и будешь катиться до самого дна. На котором, смею вам сказать, будет несладко, даже в условиях незначительной дедовщины.

Для того чтобы облегчить свое положение, старайтесь относиться к заданиям «дедов» с определенной долей юмора. Будет легче.

Если вы морально не готовы идти на компромисс, старайтесь либо не попадать в такие ситуаций, либо дайте почувствовать дедам, что будет тяжело вас сломить и заставить подчиняться. Будьте готовы к тому, что в ответ на сопротивление вас могут избить. Потому что не всякому «деду» понравится ваше поведение. Поэтому прежде чем оказывать сопротивление, прикиньте, как могут себя повести старослужащие. G одним «дедом» проще договориться — это такой же молодой, как и вы, только служит он на год дольше, чем вы. Постарайтесь побольше узнать о прошлом каждого «деда». Кто-то обязательно что-то будет рассказывать об уже прошедшем времени пребывания в армии,

Если «дед», в свое время, так же ездил с тазиками по казарме, знайте, что его можно напутать. Единожды напуганный остается таким на всю жизнь. Независимо от занимаемого места в армейской иерархии, его можно прижать и сделать, в ваших глазах, таким же молодым. Поверьте, это не так сложно. Если вам удастся сделать это — значит, этот старослужащий уже не подойдет к вам больше в течение оставшегося срока службы. Проще найти кого-то другого, чем снова пытаться заставить вас.

Расскажу историю, происшедшую с моим отцом во время срочной службы. Мне кажется, она хорошо иллюстрирует процесс перерождения наглых и буйных в кротких и послушных. Один из солдат во время построения повадился (наверно, шутки ради) не сильно, но неприятно шлепать отца по голове, стоя за ним в строю. Отцу это все не очень нравилось. Неуютно все-таки стоять в ожидании очередного хлопка. И вот в один из дней, когда солнце освещало строй так, что впереди стоящие могли увидеть положение теней тех, кто стоит сзади, он заметил, что его вновь хотят ударить. После чего в момент удара отец чуть пригнулся и приподнял винтовку с примкнутым штыком, по которому и пришелся удар. Последовавшее кровотечение побудило пострадавшего сделать правильные выводы: после этого случая поранившийся боец уже никогда не позволял себе не только действием, но и словом обидеть отца.

Не переусердствуйте с проявлением независимости, иначе в дело могут вмешаться другие старослужащие. Некоторые вольности молодым разрешены в армейском коллективе только в индивидуальном порядке. Коллективное неповиновение наказывается быстро и жестоко.

Если «деды» взялись за всех молодых (как, например, в наиболее безобидном случае с «вождением»), тут не имеет смысла показывать свою крутость. Кулаками против «дедов» отбиться трудно — тут надо больше работать головой и не проявлять норов в прямом столкновении одного с пятьюдесятью. Но, как я уже говорил, все зависит от каждой отдельно взятой ситуации. Нельзя выдать универсальный рецепт на всю армейскую жизнь. Но в любом случае никогда (даже если вы один против пятидесяти) не позволяйте над собой издеваться, не показывайте, что вы боитесь. С моей точки зрения, лучше вступить в неравную борьбу, чем потерять уважение коллектива к себе.

Если к вам подошел «дед» и требует явно невыполнимые вещи, можете вспомнить басню Крылова про волка и ягненка, когда волк, как может, доказывает вину ягненка, а тот в свою очередь логично оправдывается. Чем заканчивается басня? Правильно. «Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать». «У сильного всегда бессильный виноват» — это из той же басни. Так что в этом случае ваша логика никому не нужна. Готовьтесь, в зависимости от ситуации, к бою или побоям. Это неприятно, но это суровая действительность.

Очень помогает в отношениях с «дедами» наличие хороших отношений с другим авторитетным старослужащим. Чаще всего хорошие отношения между солдатами разных призывов возникают между земляками. «Деду» приятно иметь общие воспоминания, вам полезно заступничество «деда» в случае ущемления ваших прав. Ни в коем случае не пытайтесь достичь хороших отношений при помощи всяческого угождения земляку — в лучшем случае вы станете не общим, а персональным рабом, о которого будут вытирать ноги. В армии положение в неуставной иерархии соотносится с тем количеством человеческого достоинства, которое осталось у солдата. И если вы сами растеряли его, в благой надежде избавиться от притеснений, то я вам не завидую. Вам придется туго. Причем не только на первом году, а быть может, и до конца срока вашей службы.

Здесь я хочу привести еще одну выдержку из Интернетовского сообщения о провалившей-. ся попытке искоренить дедовщину в армии путем организации прохождения службы солдатами одного призыва.

Нельзя сказать, что опыты по искоренению дедовщины не проводятся. Так, в одной части взяли и сформировали всю роту (примерно 120 человек) из военнослужащих одного призыва. Предполагалось, что будут они все работы (а «все работы» — это в основном мытье полов) выполнять по справедливости, поочередно… И будет у них процветать дружба и извечная российская взаимовыручка. Не тут-то было… Это — не иностранцы тупые, русские, известное дело, народ изворотливый и жутко смекалистый.

Короче, уже через месяц службы появилось несколько каст: «чуханы», «блатата» и т. д. До конца службы (все 2 года!!!) слабые духом — «чуханы» (народ, надо признать, замордованный и забитый более сильными до состояния скотины) выполняли все за блатных и приблатненных. И с тоской думали «чуханы» о прелестях дедовщины, где год мучаешься сам, зато второй -— валяешь дурака и отрываешься (читай — издеваешься) на других. Вот, реальный пример российской армии без дедовщины…

Видели бы вы этих «чуханов»!!!

А вы говорите — дедовщина…

Не знаю, было или не было это на самом деле, но я бы не поручился своей головой, что в этом случае все не произошло именно так. Это зависит от тех конкретных людей, которых со- -брали вместе для того, чтобы служить. Специалисты подметили, что чем выше средний образовательный уровень состава подразделения армии, тем менее выражена в нем дедовщина. Например, когда в армию призывали студентов, дедовщина видоизменялась и переходила от жесткой дедовщины в бутафорскую (это я про «игры «дедов» в дембельский поезд» вместо ударов по голове и другим частям тела). Хотя, повторюсь, по большей части это зависит от того, есть ли совесть и сострадание у ваших «дедов». Если нет — вам не довезло.

Кроме того, имеет смысл завести себе друзей в своем призыве. Как говорится в пословице: «Гуртом легче и батьку бить». Любой дружеский коллектив уже сила, которая не обязательно должна утверждать себя кулаками. Иногда вовремя данный совет помогает больше, чем десять тумаков. Поэтому находите друзей, помогайте им, и, надеюсь, они отплатят вам тем же. Опять же не рекомендую подбирать товарищей по принципу «чем больше, тем лучше». Это не всегда так. Вспомните историю о трехстах спартанцах, остановивших громадное персидское войско. В выборе друзей я бы рекомендовал все-таки останавливаться на качестве. Кроме того, общение с друзьями поможет вам в тяжелый период отрыва от семьи, от родного дома и осознания себя в новом качестве, а во второй год службы скрасит и поможет дождаться светлого дня демобилизации.

Как и дедовщина, разными бывают и «деды». Поэтому смотрите, примечайте их поведение и по возможности старайтесь не конфликтовать с ними в течение первого года службы. Это, конечно, нереально, но уменьшить ущерб можно за счет знания их слабых мест. Как я уже упоминал, некоторые из них, например, могут потов готовить приходилось именно из них. Можно себе представить, как эти сержанты командовали вверенными им подразделениями.

В 1995 году ситуация со здоровьем призывников настолько обострилась, что учебка стала больше походить на санаторий для дистрофиков, чем на в/ч. Более 50% призывников поступали с дефицитом веса и с кучей болячек.

Поэтому в течение курса молодого бойца (КМБ) их приходилось просто приводить в чувство. Зарядка была сокращена в 2 раза, отбой давался на 1 час раньше. К минимуму были сведены занятия по физподготовке и Строевой. Для дефицитников были в полтора раза увеличены нормы пайка пищевого довольствия. Часть призывников по результатам первого медосмотра сразу были помещены в лазарет. До 10% призывников, при поступлении в части немедленно комиссовывалисъ по состоянию здоровья. Ситуацию держали под контролем Главные штабы видов войск, каждую неделю командиры частей специальной телеграммой докладывали о ситуации с призывниками.

И вот эти истощенные, больные люди должны были защищать страну, и их нужно было этому учить.

Устранение стройбатов привело к тому,, что бывшие уголовники стали попадать в строевые части. Это послужило толчком к криминализации дедовщины и насаждению в армии порядков «зоны». Систематические невыплаты денежного довольствия офицерам привели к тому, что очень большая часть офицеров уволилась из ВС.

О финансировании — отдельный разговор. Денег не хватало не только на зарплату офицерам и прапорщикам, их не было ни на что. Существовал лимит на горючее, лимит на боеприпасы. Часть имела право на использование мизерного количества боеприпасов, их не хватало даже на проведение плановых занятий.

В 1994 году прошло заключение контрактов с офицерами. Ситуация в армии была уже такая, что контракт не подписали почти все офицеры, которые смогли бы хоть как-то устроиться на гражданке. Все они уволились к середине 1995. По сути, армия лишилась лучшей части офицерского состава ротного звена. А сразу после подписания контрактов прекратилось финансирование всего, что не связано напрямую с поддержанием боеготовности.

Естественно, это не улучшило ситуацию в армии вообще. Практически повсеместно образовался недокомплект офицерами должностей от лейтенанта до капитана (а сейчас и до подполковника).

Офицеры, чтобы выжить и хоть как-то прокормить семьи, начали устраиваться на различные подработки (где это было возможным) и соответственно практически перестали уделять внимание тому, что творится в подразделениях.

В частях происходят случаи потери управления. Доходит до того, что команды, требующие немедленного выполнения, просто не до кого довести — или должность вакантна, или должностное лицо находится в невменяемом состоянии (например, пьян).

В Вооруженных силах сложилась ситуация, когда просто некого назначать на должности не только в войсках, но и в центральном аппарате МО. Кризис кадров проявляется в полном объеме.

Действительно, в армии еще остались энтузиасты, которые служат ради идеи, посвятив себя защите Отечества. Однако с каждым днем их становится все меньше и меньше. И если не будут приняты действительно кардинальные меры — они совсем исчезнут под грузом «тягот и лишений воинской службы» (которые умышленно или неумышленно создает им наше государство).

Кадровая политика также ничего хорошего не принесла. Всех (практически) более-менее толковых командиров «ушли».

К сожалению, когда стоит вопрос: служба или выживание, приходится выбирать последнее.

На самом деле уволились те, кому было где жить и работать на гражданке. Те, кому могли помочь с жильем и нормальной работой родственники или друзья. А если жить на гражданке негде, с работой тоже полная неизвестность, остается человеку служить в надежде на лучшее.

Ну и, конечно, остались люди, которые с детства мечтали быть офицерами, которые жизни без армии не представляют. Но государство делает все, чтобы таких оставалось как можно меньше. Потому что сам такой человек может переносить «тяготы и лишения» сколько угодно. Но почему должны страдать его семья, близкие?

По печальной статистике в течение первого года службы из армии увольняется до 50% выпускников военных училищ.

Можно долго говорить об отсутствии у страны реального врага и о том, что СМИ любого убежавшего преподносят как жертву дедовщины, не разбираясь в причинах, о подрыве ими же авторитета армии в целом и о многом другом. Все это отдельная история. Но главное — в частях не стало того порядка и организованности, какой был в 80-х.

Такая вот печальная история… Как вы понимаете, нормальным офицерам есть до вас дело, но, к сожалению, зачастую на первое место выходят свои проблемы и заботы. Как, впрочем, признайтесь, и вам безразличны их трудности и беды. А потому готовьтесь сосуществовать в течение двух лет и с этими представителями армии. Вам необходимо знать, что офицер,- наблюдающий дедовщину на протяжении многих лет, потихонечку черствеет душой и может начать применять на практике эти действительно действенные методы для управления вверенным подразделением. Поэтому старайтесь не попадаться под горячую руку вашего отца-командира в то время, когда он переживает очередные, обрушившиеся на него неприятности, например конфликт с супругой, невыплату зарплаты или лишение премии. Кроме того, бойтесь офицеров-садистов. Они, пожалуй, даже и хуже всяких «дедов».

Теперь немного о том, как поступать в безвыходных ситуациях. В случае, когда вас загнали в угол и для принятия решения остаются считанные дни, часы или минуты. Хотите моего совета? Скажу честно: «Не знаю». К сожалению, это будет ваша ситуация и ваши противники.

В процессе написания книги я посетил городской союз солдатских матерей и поговорил с его председателем в надежде на то, что тот (как ни странно, это был мужчина) подскажет вам, что нужно делать. Его сына, по его словам, убили в армии, и он начал искать правду по всем инстанциям. Этот долго и пространно говорил о том, что государство не дает им те или иные льготы, о проблемах своих и организации… Я узнал о тех людях, которые ему помогают в борьбе за снижение коммунальных услуг и тех, кто мешает в этой борьбе. О тех, кто занимается профанацией на ниве солдатских проблем и о тех, кто борется с теми, кто занимается профанацией. В результате я понял, что это такой же человек, как и все мы, и так же озабочен своими житейскими проблемами. Конкретных советов солдатам о действиях в случае, если ситуация стала невыносима, от него я получить не мог. Единственное, что мне удалось вынести из нашей беседы, это понимание того, что в случае вашего побега из части лучше сразу идти~в эту организацию. Там помогут советом и делом. У них есть опыт общения с государственными организациями в подобных случаях.

Но побег, как вы понимаете, — это самый крайний случай. Я не отвергаю этот способ борьбы за себя, но перед принятием окончательного решения предлагаю отмерить 777 раз, потому что вы готовитесь совершить то деяние, за которое предусмотрено суровое наказание, зачастую вплоть до уголовного. В колонии вряд ли будет лучше, чем в армии.

Поэтому советую сначала трезво оценить складывающуюся ситуацию. Вполне возможно, что обращение к командиру или родственникам будет более действенным и менее опасным для вас. Прежде чем обратиться к командиру, постарайтесь выяснить, насколько он порядочен и умен. Глупый или непорядочный офицер может натворить такое, что вам небо в овчинку покажется… Например, может построить подразделение и произнести речь о том, что в то время, когда вся страна трудится в поте лица, отдельные лица, такие, как старослужащие Иванов и Петров, занимаются насаждением дедовщины во вверенном ему подразделении. И хорошо, что есть такой молодой боец Сидоров, который вовремя доложил об этом позорном явлении. Боец Сидоров получает благодарность, Иванов и Петров лишаются отпуска на родину. Теперь вопрос: что будет с бойцом Сидоровым в ближайшие два часа, сутки, месяц? Поэтому, обращаясь с жалобой, прикидывайте, во что это может вылиться.

Письма домой с призывами «папа, мама, помогите!» тоже могут не дойти до адресата. По разным причинам, в том числе и по причине их изучения компетентными органами. Поэтому, как я уже писал, заранее договоритесь об условных знаках, которыми вы будете обмениваться.

Не советую ждать, пока ситуация сама собой разрешится — такое бывает чрезвычайно редко. Это как запущенная болезнь. Чем позже начато лечение, тем больше усилий приходится прикладывать для ее искоренения.

И в заключение приведу мнение еще одного недавнего «дембеля».

Не очень-то «наедешь» на физически крепкого парнишку, поэтому обязательно «подкачайтесь» перед призывом. Не будут особенно донимать художника, способного помочь «дедам» оформлять «дембельские альбомы», уважают владеющего гитарой. Обязательно попытайтесь разыскать «деда»-земляка. В случае чего будет обеспечена поддержка и заступничество.

И все же в одиночку от «стариков» не отбиться (заклюют, сломают, даже если ты крутой культурист). Только сообща, сплотившись всем молодняковым составом, можно выстоять против притеснителей. Поэтому, молодые, ни в коем случае не грызитесь между собой!

Ну а если вокруг одни мучители и допекли они до предела? Куда жаловаться? Своим офицерам, как я уже сказал, малоэффективно. Лучше написать письмо в военную прокуратуру, но постарайтесь при этом опустить его в почтовый ящик за пределами части. И непременно информируйте о своей горькой доле родителей — им легче будет поднять шум, заявить о творящихся безобразиях в соответствующие инстанции. Главное же —- упаси вас бог пытаться наложить на себя руки или расправиться с обидчиками посредством АКМ! Ребята! Жизнь одна — оборвешь ее или сломаешь — всё, ничего уже не исправить… И это из-за каких-то подонков… Подумайте…

В заключение, когда вы приобрели некоторые знания и понимание того, как сейчас живет армия, признаюсь, что я и взялся за ее написание, так как надеюсь на то, что, прочитав эту книгу, вы по возможности своими усилиями начнете приближать армию к нормальному состоянию.

Когда армия перестанет быть похожа на тюрьму, когда старший солдат будет не мучителем солдата молодого, а его помощником. Когда служащие одного призыва не будут унижать своих сослуживцев более позднего призыва. Продолжать мечтать можно очень долго, но вот мое вам напутствие — оставайтесь в любых обстоятельствах людьми. И в армии, и в жизни.

Чувствуйте чужую боль как свою. Школу армии можно завершить законченным подонком, а можно из нее выйти просто хорошим человеком. Выбор — за вами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,444 сек. | 17.33 МБ