Изучение глобальных катастроф с помощью моделей и аналогий

Глобальная катастрофа технологической цивилизации, ведущая к человеческому вымиранию — уникальное явление, которого никогда не было в истории, что затрудняет её исследование. Однако мы можем попробовать подобрать ряд других событий, которые будут аналогичны глобальной катастрофе в некоторых своих аспектах, и собрать, таким образом, ряд моделей. Выборка такого рода достаточно субъективна. Предлагаю взять в качестве аналогий масштабные, сложные, обстоятельно изученные и известные события. Это:

Вымирание динозавров

Вымирание неандертальцев

Крах Римской империи

Распад СССР

Кризис на острове Пасхи

Крах индейских цивилизаций Америки после открытия её Колумбом

Взрыв в Чернобыле

Гибель «Титаника»

Взрыв сверхновой звезды

Возникновение человечества с точки зрения биосферы

Начало Первой Мировой войны

Рак как болезнь.

Эти события могут быть уподоблены глобальной катастрофе в разных аспектах. В одних из них участвуют разумные существа, в других необратимо вымирают целые виды, в третьих к краху подходят сложноорганизованные системы, в четвёртых участвуют сложные технологии. По каждой из названных тем много литературы, и она достаточно противоречива. В каждом случае есть множество гипотез, которые объясняют всё через какую-то одну причину — но поскольку таких гипотез много, то ни одна причина не является действительно единственной. Скорее наоборот, общим во всех названных вариантах является то, что не было какой-то одной причины: чем больше мы вникаем в детали, тем более различимо множество факторов, которые привели к концу, и которые взаимодействовали сложным образом. Про каждую из этих катастроф написаны книги, и разброс мнений значителен, поэтому я не буду пытаться пересказать все возможные представления о причинах всех этих катастроф, а отсылаю читателя к соответствующей литературе, среди которой можно выделить недавнюю книгу «Коллапс» Даймонда [Diamond 2004]. О вымирании динозавров стоит посмотреть соответствующую главу в книге К. Еськова «История Земли и жизни на ней» [Еськов 2004].

Общим во всех этих случаях является то, что присутствовал сложный комплекс причин как внешнего, так и внутреннего характера. Именно комплексность этих причин создаёт проблемы, в тех случаях, когда мы пытаемся ответить на вопросы в духе «Почему распалась Римская империя?» И это самый главный урок. Если мы столкнёмся с катастрофой, которая погубит человеческую цивилизацию, то, скорее всего, она произойдёт не по какой-то одной причине, а в силу сложного взаимодействия разных причин на разных уровнях. Следовательно, мы должны пытаться создать модели такого же уровня сложности, как те, которые используются для описания уже случившихся крупных катастроф.

Во-первых, важно отметить, что решающую роль в вымираниях и катастрофах играли факторы, составляющие основополагающие свойства системы. (Например, динозавры вымерли не от внешне случайной причины — астероида, а от самого их определяющего свойства — что они были огромные и яйцекладущие, а значит, были уязвимы к мелким хищным млекопитающим. Астероид был только поводом, открывшим окно уязвимости, и более устойчивые виды пережили его, например, крокодилы. Человек заболевает раком, не потому что у него произошла неправильная мутация, а потому что он по своей природе состоит из клеток, способных к делению. Если бы не специфика индейской культуры без колеса, лошадей и прогресса, то не Колумб бы приплыл к ним, а они — к Колумбу.)

Идея о том, что определяющие свойства системы задают тот тип катастроф, которые с ней могут случиться, заставляет задуматься, каковы определяющие свойства человеческого вида и современной цивилизации. Например, то, что самолёт по определению летает, — задаёт наиболее типичную катастрофу для него — падение. А для корабля наиболее типичным риском будет утонуть. Но гораздо реже корабли разбиваются, а самолёты тонут.

Итак, исходя из того, что ни одна из этих катастроф не была вызвана каким-то одним простым внешним фактором, а имела причины в определяющих свойствах самой системы (которые были, соответственно, «размазаны» по всему объему системы), мы можем сделать важный вывод: однофакторные сценарии глобальной катастрофы не настолько опасны, насколько опасны «определяющие свойства систем» и связанные с ними системные кризисы. Особенность системного кризиса состоит ещё и в том, что он автоматически вовлекает в себя всю популяцию и ему не нужны универсальные «средства доставки».

С другой стороны, мы можем сказать, что все эти факторы неважны, так как все империи рано или поздно всё равно рушатся, виды вымирают, а существа гибнут. Но эти сведения для нас бесполезны, так как ничего не говорят, как сделать так, чтобы это произошло «поздно», а не «рано».

Во-вторых, хотя внутренние противоречия системы могли очень долго назревать, нужны были внешние и достаточно случайные факторы, чтобы подтолкнуть её к гибели. Например, хотя экологическая ниша динозавров устойчиво сокращалась по самой логике этого процесса, падение астероида и извержения вулканов могло ещё более подтолкнуть этот процесс. Или оледенение, которое подтолкнуло неандертальцев к вымиранию, одновременно с давлением со стороны сапиенсов. Или Чернобыльская авария, которая подорвала СССР в период наибольшей уязвимости. И если бы этих внешних случайных факторов не было, то система могла бы и не перейти в другое русло своего развития.

В-третьих, во всех случаях, когда речь шла о разумном управлении, оно оказывалось, так или иначе, не очень разумным. Т.е. совершало решающие ошибки, ведущие к катастрофе. Кроме того, часто катастрофа связана с одновременным «случайным» совпадением большого числа разнородных факторов, которые по отдельности не вели к катастрофе. Наконец, катастрофическому процессу может быть свойственна патологическая самоорганизация, когда разрушительный процесс усиливается на каждом этапе своего развития.

Интересно изучить также и насколько успешно было человечество в создании систем, которые никогда не терпели катастроф, то есть при конструировании которых не использовался метод проб и ошибок. Увы, мы вынуждены исключить множество систем, которые создавались как безаварийные, но в результате привели к катастрофам. Можно вспомнить о ядерных реакторах, космических кораблях «Шаттл», сверхзвуковых «Конкордах». Лучше всего выглядит обеспечение безопасности ядерного оружия, но и здесь было несколько инцидентов, когда ситуация была, что называется, на грани. Представляется продуктивным дальнейшее изучение аналогов и моделей глобальных катастроф на совокупности примеров.

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,109 сек. | 12.87 МБ