Ожидаемая война

Коммунисты считают невероятной заслугой Карла Маркса и Фридриха Энгельса, что они‑де предсказали большую европейскую войну. Действительно, в 1860‑е эти основатели научного коммунизма и предтечи коммунистической партии СССР стали говорить о неизбежности войны самых крупных и сильных государств Европы между собой. Мол, такая война – это только вопрос времени.

Действительно, это единственное сбывшееся предположение среди множества других, «благополучно» несбывшихся прогнозов Карла Маркса.

Только вот что‑то сомнительно насчет гениальности предсказателей… Потому что во второй половине XIX в. о будущей глобальной войне в Европе не говорил разве что совсем уж ленивый. Начиная с Франко‑прусской войны 1870 г. этой войны ждали как чего‑то вполне реального. Чего‑то, может, и неприятного, но неизбежного – как ждут наступления суровой зимы или разлива рек после особенно сильных снегопадов.

Ждали, правда, не обыватели, а политические деятели и аналитики. Для них война не стала неожиданностью.

Тем более, и до 1914 г. Большая война могла вспыхнуть несколько раз. Первый раз – еще в 1899 г., во время «кризиса в Фашода»… Этот «кризис» возник после того, как англичане разбили войско Судана и лихо двинулись на юг, вдоль Нила. «День‑ночь, день‑ночь шли они по Африке, день‑ночь, день‑ночь, все по той же Африке»[55]. Шли и присоединяли к своей империи новые и новые земли – все, до которых доходили. Дошли до деревушки Фашода, в которой жили примерно 600 человек, пасли коров и разводили просо, огурцы и капусту. Даже не экзотические бананы.

Ну, и еще питались рыбой из Нила – такая вот нехитрая экономика.

Все бы хорошо, но в то же самое время и к той же деревушке Фашода вышел конный корпус французов… Те прослышали, что англичане суданцев разбили и тоже пошли, только не на юг, а на восток, из Французской Западной Африки; и все, что видели, тоже присоединяли к Империи… Только, понятное дело, не к Британской империи, а к Французской…

Две недели прошли в тихом ужасе, потому что и британцам, и французам было совершенно непонятно – должны они были воевать друг с другом или нет?! Французы сильно обижались, что британцы мешают им округлить свою империю. Англичане обижались еще больше, потому что получалось – суданцев‑то разбили именно они, это французы загребают жар чужими руками… Обижались друг на друга не одни солдаты колониальных армий, обижались и правительства обеих стран. Так сильно обижались, что Большая война становилась вполне вероятной.

В конце концов у французов не выдержали нервы, их правительство приказало экспедиционному корпусу отступить. Пробалансировав две недели на грани войны, мир на этот раз ее не начал. На этот раз.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,152 сек. | 12.49 МБ