Предположения о том, что мы живём в «Матрице»

Основы научного анализа этой проблемы заложены Ником Бостромом в его статье «Рассуждение о симуляции» [Bostrom 2003]. Многие религиозные  концепции  можно  сделать  наукообразными,  введя предположение, что мы живём в симулированном мире, возможно, созданном внутри сверхкомпьютера силами некой сверхцивилизации. Опровергнуть то, что мы живём в матрице, невозможно, но это можно было бы доказать, если бы в нашем мире появились некие невероятные чудеса, несовместимые с какими бы то ни было физическими законами (например, в небе бы возникла надпись из сверхновых звёзд).

Однако есть концепция, что может произойти глобальная катастрофа, если хозяева этой симуляции внезапно её выключат (Бостром). Можно показать, что в этом случае вступают в действие аргументы, описанные в статье Дж. Хигго о многомирном бессмертии, а именно, то, что мы живём в Матрице, вероятно только в том случае, если множество возможных симуляций очень велико. Это делает вероятным существование значительного количества совершенно одинаковых симуляций. Уничтожение одной из копий никак не влияет на ход самой симуляции, также как сожжение одного из экземпляров романа «Война и мир» не влияет на отношения персонажей. (При этом никакие аргументы о душе, непрерывности сознания и других некопируемых факторах не работают, так как обычно предполагается, что «самосознание» в симуляции вообще невозможно.)

Следовательно, никакой угрозы полное выключение симуляции не представляет. Однако если мы всё же живём в симуляции, то хозяева симуляции могут подкинуть нам некую маловероятную природную проблему, хотя бы для того, чтобы просчитать наше поведение в условиях кризиса. Например, изучить, как цивилизации ведут себя в случае извержения сверхвулканов. (А любая сверхцивилизация будет заинтересована в просчитывании разных вариантов своего предыдущего развития, например, чтобы оценить частоту распространённости цивилизаций во Вселенной.) При этом можно предположить, что крайние узловые события будут чаще становиться объектами моделирования, особенно моменты, когда развитие могло полностью прекратиться, то есть глобальные риски. (А мы как раз живём в районе такого события, что, по байесовой логике, повышает вероятность гипотезы о том, что мы живём в симуляции.) Иначе говоря, в симуляциях гораздо чаще будут встречаться ситуации глобального риска. (Точно также в кино гораздо чаще показывают взрывы, чем мы видим их в реальности.) А значит, это увеличивает наши шансы столкнуться с ситуацией, близкой к глобальной катастрофе. При этом, поскольку сама глобальная катастрофа в мире симуляций невозможна, ибо всегда найдутся симуляции, где «главные герои не умирают», то здесь наиболее вероятным сценарием будет выживание горстки людей после очень большой катастрофы. К вопросу о рассуждении о симуляции Бострома мы ещё вернёмся далее.

Отдельно следует задаться вопросом о том, живём ли мы в дорогостоящей подробной симуляции, или в дешёвой симуляции. Из тех же статистических соображений следует, что число дешёвых симуляций больше, и вероятнее, что мы находимся в одной из них. В дешёвых симуляциях более вероятны вирусы и глюки, которые могут принять форму катастроф для жителей.

Иногда высказываются надежды, что если человечество приблизится к грани самоуничтожения, то «добрые инопланетяне», которые будто бы давно за нами следят, нас спасут. Но на это не больше надежд, чем у ягнёнка, которого пожирают львы, — на то, что его спасут люди, снимающие об этом документальный фильм.

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,367 сек. | 12.51 МБ