Предупрежден — значит, вооружен!

В телевизионном интервью 12 сентября 2001 года представитель FEMATom Кении (Tom Kenney) неожиданно заявил, что их бригада спасателей прибыла в Нью-Йорк в понедельник, 10 сентября, чтобы 11-го утром приступить к работе. Вот его слова:

Мы являемся одной из первых бригад, направленных в Нью-Йорк для проведения спасательных работ. Мы прибыли поздно вечером в понедельник и начали действовать во вторник утром. Но лишь сегодня мы получили возможность начать полномасштабные работы.

Прелюбопытнейшая цитата, не правда ли? Что делало агентство по чрезвычайным ситуациям в Нью-Йорке накануне терактов? Руководство FEMA моментально попыталось опровергнуть эту информацию, назвав слова Кении оговоркой и сославшись на то, что он перепутал дни в состоянии крайнего стресса. Однако такое объяснение вряд ли можно назвать убедительным, поскольку интервью было записано 12 сентября и в нем упоминаются три дня: «понедельник», «вторник» и «сегодня». А раз «сегодня» — это 12 сентября, то два других дня являются, соответственно, 10 и 11 сентября, понедельник и вторник. Как ни крути, здесь даже места для интерпретации не остается!

Однако апологеты официальной теории заговора не унимались, проявив поистине чудеса изворотливости. 27 ноября 2002 года WorldNetDaily привел цитату Дэвви Кидд (Dewy Kidd), бывшей главы Института Уолласа, которая перещеголяла всех:

Это интервью было записано 13-го сентября, спустя два дня после происшествия.

Во как, уже 13-го! Так и хочется спросить: «Кто больше?» Далее Кидд утверждает, что у Кении под влиянием все того же стресса несколько дней перемешались и практически слились в один.

И тут снова вмешался высокий чин и все испортил. На этот раз лавры Ларри Сильверстайна не дали покоя мэру Нью-Йорка Рудольфу Джулиани, который во время слушаний заявил комиссии Кина следующее:

Причал 92 был выбран в качестве командного центра, поскольку 12 сентября там планировались учения… готовности к биохимической атаке… Главный вопрос — почему FEMA отрицает свое присутствие там до 11 сентября, не упомянув учений?. Эти вопросы нуждаются в ответах, поскольку изначальные подозрения тех, кто слышал заявление Тома Кении, были однозначно подтверждены. Случайное присутствие FEMA в Нью-Йорке на причале 92, который стал командным центром на время спасательной операции, вызывает тревогу. Серьезная комиссия давно бы подняла этот вопрос!

Похоже, Руди сболтнул лишнее? Лишнее настолько, что его показания комиссия Кина сочла «бесполезными» и полностью проигнорировала, просто не включив в свой отчет. Лично я далек от мысли, что в FEMA работают ясновидящие. А эти учения — кто их знает, не были ли они лишь прикрытием, обеспечивавшим повод для присутствия FEMA в Нью-Йорке накануне часа X? Или все же FEMA там находилось, заранее зная о готовящихся «терактах», а Том Кении именно под влиянием того самого стресса по неосторожности и рубанул правду-матку? Да кто их там, в конце концов, разберет, но ведь снова (уже в который раз!) не могут между собой договориться два ведомства! И чему верить?

Помимо всего прочего, о готовящихся «терактах» были предупреждены многие правительственные работники, бизнес-элита и даже простые служащие.

Newsweek 24 сентября 2001 года пишет:

10 сентября нам стало известно, что группа служащих Пентагона внезапно отменила все свои перелеты на следующее утро, по-видимому, из соображений безопасности.

1 февраля 2002 года San Francisco Business Times сообщила, что группа бизнесменов, обычно находящихся в своих офисах в ВТЦ, утром 11 сентября проводила совещание… на базе ВВС США Оффут в Небраске. Любопытно, что это та же самая оснащенная подземным командным центром база, куда чуть позже отправился прятаться от «трусливых» атак бравый президент Буш. Еще одно совпадение? Ой ли!

По сообщениям газеты San Francisco Gate от 12 сентября 2001 года, мэр Сан-Франциско Уилли Браун (Willie Brown) признался в том, что поздно вечером 10 сентября получил рекомендацию от службы безопасности аэропорта отменить запланированный на утро полет в Нью-Йорк. Однако служба безопасности опровергла эту информацию, уверив, что никакого предупреждения у них не было и они вообще ничего об этом не знали. 17 мая 2002 года радио Pacifica передало, что предупреждение Брауну поступило от… самой Кондолизы Райс (Condoleezza Rice), советника президента США по национальной безопасности. Любопытно, что спустя несколько дней на телеканале C-Span она выглядела очень возмущенной. Но не тем, что ее обвинили в этом предупреждении, а тем, что сам факт ее предупреждения стал достоянием гласности.

27 сентября 2001 года London Times передала, что писатель Салман Рушди получил 3 сентября предупреждение отказаться от перелетов в ближайшее время:

…Разведка США предупредила о том, что «там что-то происходит», но отказалась уточнить, что именно. FAA далее подтвердило, что усилило безопасность для мистера Рушди, но также не объяснило причин.

Агентство Ananova 18 сентября 2001 года сообщило, что Джим Пирс (Jim Pierce), директор корпорации AON и двоюродный брат президента Буша, должен был присутствовать на конференции, назначенной наутро 11 сентября на 105-м этаже южной башни, где базировалась его фирма. Однако по причинам якобы слишком большого количества участников конференцию перенесли в здание гостиницы «Миллениум», через дорогу от ВТЦ.

Израильский журнал Ha’aretz пишет о том, что несколько работников фирмы Odigo за 2 часа до атаки получили соответствующие предупреждения по электронной почте. Репортер Кристофер Боллин (Christopher Bollyn) сообщает, что израильская фирма Zim American Israeli Shipping Co досрочно прервала договор аренды с ВТЦ и выехала из комплекса за несколько дней до катастрофы. Разрыв договора, заключенного до конца 2001 года, предположительно обошелся фирме в 50 тысяч долларов.

Наличие такого количества свидетельств говорит само за себя. Внутри госаппарата США определенно знали о грядущих событиях. Кто-то знал больше, кто-то — меньше. Но, в любом случае, этого было достаточно, чтобы предупредить нужных людей.

И напоследок не могу не привести высказывания высших чинов американской власти. В частности, Кондолизы Райс:

Вряд ли кто-то мог предположить, что эти люди захватят самолеты и врежутся на них во Всемирный торговый центр.

Дональда Рамсфельда:

У нас было множество предупреждений.

И пресс-секретаря Ари Флейшера (Ari Fleischer):

Никаких предупреждений не было.

И чему верить?

Порой создается впечатление, что в разросшемся, подобно раковой опухоли, американском госаппарате левая рука не только не знает, что делает правая, но зачастую даже не вполне осознает, что делает она сама! Тайное не станет явным

Радетели официальной теории заговора обычно со здоровой долей сарказма спрашивают «альтернативщиков»: если эта операция была спланирована властями, то каким образом удалось сохранить ее в тайне? Ведь в заговоре должны были принимать участие сотни, если не тысячи людей! Наверняка какая-нибудь информация просочилась бы.

Это одно из самых распространенных заблуждений относительно любого заговора. Начнем с того, что у США долгая и успешная история проведения сверхсекретных операций, и спецслужбы очень хорошо знают, как заставить людей молчать. Более того, сотня и даже тысяча человек для них -это, что называется, «семечки», учитывая масштабы деяний прошлых лет. Два наиболее ярких примера — это Манхэттенский проект и Эйр Америка (Air America).

Манхэттенский проект по созданию атомной бомбы растянулся с 1941-го по 1946-й год. В нем было задействовано более 100 000 человек, работавших на 30 базах в США, Канаде и Великобритании. Несмотря на масштабность и продолжительность, проект удалось сохранить в тайне, и ни одно слово не просочилось за его пределы.

Air America — название авиакомпании, которая на протяжении 26 лет (с 1950-го по 1976-й год) тайно находилась в ведении ЦРУ и использовалась для войны с коммунизмом в странах Юго-Восточной Азии и секретных войн США в Лаосе и Камбодже. В середине 1960-х годов, самых интенсивных для авиакомпании, ее парк составляли более 200 самолетов, чем мог похвастаться далеко не каждый коммерческий авиаперевозчик, а количество задействованных работников насчитывало порядка 15 тысяч, многие из которых являлись иностранными гражданами. За 26 лет существования проекта общее количество служащих наверняка приближалось к той же сотне тысяч. И снова был соблюден режим строжайшей секретности. Официально Air America перестала существовать 30 июня 1976 года.

Ральф Рене пишет:

Рядовому человеку трудно поверить в колоссальный правительственный заговор, потому что секреты, даже маленькие, хранить трудно. Человек представляет себе тысячи задействованных людей и полагает, что невозможно заставить их молчать вечно. Но любой, кто знает про Эйр Америка, не должен удивляться, поскольку там весь персонал делился всего на два типа: те, кто молчит, и те, кого заставили молчать.

Как ни парадоксально, именно сложность подобных операций облегчает сохранение их в тайне. Если вдуматься, то это вполне объяснимо. Ведь чем сильнее структурирован проект и чем больше подразделений в него входит, тем меньше шансов, что сможет «выплыть» цельная информация. Применительно к нашему конкретному случаю, весь сценарий 11 сентября знали лишь несколько человек — те, кто его разрабатывал и руководил им. И можно не сомневаться, что это были проверенные и надежные люди, которые умели держать язык за зубами. Не говоря уже о том, что разглашать что-либо точно не входило в их интересы. Все остальные знали ровно столько, сколько им было положено для успешного выполнения их части миссии. Не видя полной картины, исполнители среднего и низшего звена, даже если и пытались задуматься, то вряд ли могли просчитать, для чего они делают то, что им велено. Кроме того, существует проверенная временем и потому безотказная формулировка «национальная безопасность», где задавать лишние вопросы вообще не принято, а уж, не дай бог, что-то кому-то рассказать на стороне — это равносильно едва ли не подписанию себе смертного приговора. А более догадливых, кто был в состоянии до чего-то сам додуматься, можно всегда заставить молчать различными способами, не раз успешно опробованными в других секретных проектах.

Дэйвид Гриффин приводит пару примеров:

Многих людей можно заставить молчать одним лишь приказом, одновременно дав понять, что в случае его нарушения они будут отправлены в газовую камеру, в тюрьму или как минимум лишатся рабочего места. Если кому-то эти меры покажутся недостаточными, то можно применить угрозы их семьям. Например, так: «Джо, если ты все же решишь связаться с прессой, то я даже не знаю, кто сможет защитить твою жену и детей от какого-нибудь маньяка, разозленного сделанными тобой заявлениями…» Многие ли из скептиков, уверенных, что всегда найдутся осведомители изнутри, готовы разгласить конфиденциальную информацию, зная, что тем самым они подвергают опасности себя и свои семьи?

Кроме того, и сама пресса не горела особым желанием связываться с осведомителями. А если бы даже такое и произошло, вряд ли СМИ рискнули бы выпустить подобную информацию.

Далее Гриффин иронично замечает:

Если у США есть и другие секретные проекты на сегодняшний день, то мы о них не знаем по определению!

Один бывший агент ЦРУ так описывал методы «внушения» при проведении секретных операций:

Ваш взгляд будет всегда устремлен только вниз. Не смотрите, не разговаривайте, не признавайте никого из персонала. Вам запрещено видеть, касаться или работать с чем-либо, не являющимся непосредственно частью вашего задания. Вы никому не скажете, не напишете и не передадите ни в каком виде время, дату, место, причину, объекты или агентства, участвующие в операции, равно как и само ее существование. Вы ничего не знаете, вы ничего не видели, вы ничего не слышали, вы ничего не делали, вас здесь не было, и для вашего же блага и блага вашей семьи и страны вы навсегда сотрете все воспоминания. Это никогда не происходило!

Данные слова, определенным образом сказанные в специально созданной обстановке, многократно повторенные, а зачастую и подкрепленные психотропными препаратами, впечатываются на уровне подсознания. И многолетний опыт это только подтверждает.

Таким образом, предположение о том, что кто-то обязательно выдал бы информацию о готовящейся операции, как минимум иррационально. А для самых пытливых умов необходимость совершать определенные действия на всякий случай объяснялась военными учениями, которые в большом объеме проводились в северо-восточном секторе страны утром 11 сентября 2001 года.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,111 сек. | 12.62 МБ