След четвертый: спецслужбы

Впрочем, почему только американских? Спецслуж­бы существуют практически в каждой стране и дейст­вуют на удивление согласованно. Так, например, све­дения о якобы имеющемся у Саддама химическом и биологическом оружии для американцев доставали английские разведчики. Усаму бен Ладена, которого еще назовут самым блестящим провокатором в ми­ровой истории, вербовали для ЦРУ саудовские спец­службы. Это взаимодействие гораздо теснее, чем со­юзы на государственном уровне.

У полицейских всего мира есть своя международ­ная организация. Это Интерпол. Логично предполо­жить, что и у спецслужб есть свой координирую­щий и управляющий орган. Я долго бился в поисках этой структуры, пока не обнаружил, что она нахо­дится у меня почти прямо под носом. Ее название знают все — от мала до велика. Это Моссад.

Скажите: вас никогда не удивляло, как быстро израильтянам удалось создать одну из лучших в мире спецслужб? Эффективность действий Моссада поражала всех, а ведь возникла эта структура в од­ночасье, словно из ниоткуда. Разгадку этого ребуса я обнаружил, когда начал изучать материалы по ис­тории израильских спецслужб. Не везде, но кое-где там проскакивали имена разведчиков, уже отошед­ших от дел либо «проколовшихся». Меня поразила разношерстность их имен: казалось, что эти люди съехались со всех концов света. Впрочем, на первый взгляд в этом не было ничего удивительного, ведь в Израиль тоже ехали люди из самых разных стран.

И все же бес попутал меня начать «рыть» био­графии этих людей, как по вполне доступным, от­крытым источникам, так и по своим, секретным каналам. И обнаружилась поразительная вещь: подавляющее большинство сотрудников Моссада служили еще и в спецслужбах других государств! Причем не только до, но и после своей карьеры в Моссаде. При весьма приблизительных подсчетах получается, что примерно две трети численного состава израильской спецслужбы — это прикоман­дированные специалисты из других государств!

То есть, иначе говоря, Моссад является неким «интернационалом спецслужб», через который про­исходит обмен опытом и отрабатываются совмест­ные действия. Не случайно израильская спецслуж­ба справедливо считается самой активной в мире.

Впрочем, я несколько отвлекся. Итак, возможно, именно спецслужбы правят миром? Ведь это край­не засекреченные организации, власть и могуще­ство которых простирается гораздо дальше, чем мы можем себе представить. Спецслужбы прак­тически неподконтрольны ни правительствам, ни парламентам. Они действуют сами по себе, защи­щая национальные интересы так, как они их по­нимают. А может, вовсе и не национальные?

Любая попытка проникнуть в тайны спецслужб карается смертью. В этом они очень похожи на мафию, организованную преступность. Кстати, это не просто сходство; сегодня спецслужбы и ма­фия тесно переплетены. Мы уже говорили о том, как умело ЦРУ использовало наркомафию при раз­громе талибов в Афганистане. То же самое наблю­далось в Южной Америке, на Ближнем Востоке и в других районах мира. Сложно предположить, чтобы это сотрудничество было односторонним. Наверняка и спецслужбы оказывают мафии ответ­ные услуги. Например, «прикрывают» ее, позволяя безнаказанно заниматься преступной деятельно­стью. Именно поэтому мафия бессмертна— ее бессмертие обеспечивают спецслужбы.

Но спецслужбы, при всей их самостоятельности и независимости от любого контроля общественности, все же очень уязвимы. Стоит лишить их финансиро­вания или натравить на них прессу — и для них на­станут тяжелые времена, по крайней мере, закончит­ся их безоблачное процветание. Поэтому они могут быть только инструментом, прекрасно подходящим для захвата мирового господства. Инструментом в руках тех, кто держит в руках и финансы, и СМИ.

Кто же это? Масоны? Американская администра­ция? Нет. Речь идет о гораздо более весомой силе — большом бизнесе, тех самых ТНК.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,122 сек. | 12.49 МБ