Загадочное послание

И результаты не заставили себя долго ждать. Жерар прилетел в Москву, обратился к нотариусу и получил следующую информацию: оказывается, на наследство Филарета претендует Православная церковь, которая оспаривает подлинность его за­вещания. В принципе, этот ход церковников мож­но было предугадать. Но мне было совершенно не ясно — зачем? Вроде бы все ценное они уже укра­ли прямо из кельи, и поэтому у них не должно быть мотива чинить препоны получению наследства. Так что же получается: келью ограбили не церков­ники, а какая-то третья сила? Или святоши просто решили пойти «на принцип», не желая отдавать расстриге и малейшей толики имущества святого отца? Ответа на этот вопрос я не знал.

Пока тянулся суд да дело, Жерар попросил раз­решения ознакомиться с наследством. Ему это позволили после некоторой проволочки, вполне обычной в российской практике. А может, просто консультировались с кем-то, кто остался за кули­сами? Первым делом Жерару предъявили некий листок, который во всех документах упорно на­зывали приложением к завещанию. А поскольку адресовано это письмо было лично Гене Таманце­ву, церковники вскоре официально отказались от претензий на этот листок. Тем временем мы в Па­риже уже читали текст — и находились в полном недоумении. Вот что писал отец Филарет.

— Я не могу поручиться, что это почерк отца Филарета. Но не могу и поручиться за то, что это подделка. Почерк очень похож, но что-то меня на­стораживает.

Итак, появилась еще одна загадка. Жерару пока пришлось задержаться в Москве, где он вдоволь пил водку, объедался красной икрой и. любовался церквями первопрестольной. В каком-то смысле я ему очень завидовал. А наша троица была вынуж­дена снова взяться за неблагодарную работу.

Впрочем, не такую уж и неблагодарную. Вскоре мы получили еще одно послание, из которого стало ясно, что мы уже обратили на себя чье-то внима­ние. Оно гласило:

Мы были очень удивлены, особенно Гена. Такого от своего учителя он никак не ожидал. Лишь потом мы обратили внимание на некоторые странности. Зачем, например, Филарет приложил это письмо к завещанию, вместо того чтобы просто отослать его Гене еще при жизни? Поскрипев мозгами, я снял трубку, позвонил Жерару и попросил, чтобы он переслал нам листок по факсу.

Через час Таманцев уже внимательно рассмат­ривал полосу бумаги, выползшую, словно змея из мешка фокусника, из факсового аппарата. Помол­чав, он сказал:

Ниже стояла подпись весьма известного ад­воката, а также сумма нашего предполагаемого жалованья. Скажу сразу— она была просто умо­помрачительной. Письмо меня очень обрадовало и одновременно насторожило. Нас хотят купить, по­скольку не могут уничтожить. Значит, мы наткну­лись на что-то очень-очень серьезное, задели важ­нейший, сверхчувствительный нерв. Но что именно вызвало такую реакцию? Я терялся в догадках.

Пока я занимался этим интереснейшим заняти­ем, Софи принесла еще одно письмо. Правда, на сей раз оно было адресовано не мне и даже не Гене… Оно вообще не имело никакого отношения к агент­ству «СофиТ». Это было так называемое «Послание Даллеса», датированное 1952 годом. Впервые оно всплыло на поверхность в начале 60-х годов. Влас­ти США тогда объявили его грубой фальшивкой, но тем не менее тут же начали активно препятствовать его распространению. В значительной степени это им удалось и удается по сегодняшний день, однако изредка текст «Послания» всплывает в различных маргинальных изданиях и на затерянных сайтах Интернета. «Послание Даллеса» — это инструкция главы ЦРУ своим помощникам, в которой отраже­на концепция этой замечательной организации по борьбе с Россией. Звучит оно так:

Итак, еще в 50-е годы янки настроились на дол­гую подрывную работу. Образно говоря, вместо того чтобы атаковать крепостную стену в лоб, они начали рыть подкоп. Может быть, этим и объяс­няется внезапное крушение СССР, похожее на внезапное падение стены, под которую заложена мина? В конце тоннеля забрезжил свет…

Тогда я еще не понимал всего значения этого до­кумента. Лишь немного позже, вернувшись к нему волей случая, я присмотрелся и ахнул: да это же не что иное, как идеология войны нового типа, войны психотронной, в которой главную роль играют не пушки, а пропаганда, когда удары наносятся не телам, а душам солдат противника.

Тем временем из Москвы вернулся Жерар.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,131 сек. | 12.53 МБ