Ядро партизанских сил

Организацией партизанских отрядов и групп с началом войны занимались, как уже говорилось, различные ведомства и структуры. Однако основой, базой формирования партизанских отрядов и диверсионно-разведывательных групп до мая 1942 г. являлись истребительные батальоны.

Напомним, что начало их созданию положили постановление СНК от 24 ию­ня 1941 г. «Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных ба­тальонов» и постановление Политбюро ЦК ВКП(б) от того же числа «О меро­приятиях по борьбе с диверсантами и парашютистами». Управление истреби­тельными батальонами, их боевая подготовка, оперативное использование в борьбе с вражескими парашютными десантами и диверсантами возлагались на НКВД СССР и его местные органы. В НКВД СССР был образован штаб истреби­тельных батальонов, а в НКВД-УНКВД Карело-Финской, Украинской, Белорус­ской, Эстонской, Латвийской, Литовской, Молдавской ССР, западной части Гру­зинской ССР, Крымской АССР, Ленинграда и Ленинградской области, Мурман­ской, Калининской, Ростовской областей и Краснодарского края — оперативные группы. Начальниками истребительных батальонов назначались оперативные работники НКВД, командный состав пограничных и внутренних войск, опера­тивные работники милиции.

Вопросы создания истребительных батальонов обсуждались на заседаниях бюро ЦК компартий республик, обкомов, горкомов, райкомов партии всех при­фронтовых областей и районов, объявленных на военном положении.

На Украине, по данным штаба истребительных батальонов НКВД УССР на 19 июля 1941 г., в 12 областях — Днепропетровской, Херсонской, Черниговской, Одесской, Полтавской, Николаевской, Сталинской, Сумской, Запорожской, Во-рошиловградской, Житомирской, Каменец-Подольской — и в г. Киеве было сформировано 533 истребительных батальона численностью 105 252 человека.

Несмотря на быстрое продвижение немецких войск по территории Белорус­сии, к 19 июля 1941 г. здесь действовало 78 истребительных батальонов, в кото­рых состояло около 13 тысяч человек.

В Прибалтике оперативная группа НКВД по руководству истребительными батальонами была создана при управлении Прибалтийского пограничного окру­га. Возглавил ее начальник войск округа генерал-майор К.И.Ракутин. Впоследст­вии эти обязанности возложили на заместителя начальника штаба войск округа подполковника О.М.Окоева, затем — на начальника физподготовки округа ка­питана М.Ф.Пастернака. Комиссаром оперативной группы назначили секретаря ЦК Компартии Эстонии Ф.В.Окка.

Для руководства истребительными батальонами пограничный округ выделил более 50 опытных офицеров и около 200 сержантов. Комиссарами батальонов были назначены политработники войск округа, а также местные партийные ра­ботники. Благодаря большому количеству добровольцев первоначальный рас­четный состав истребительных батальонов — 200 человек — в ряде формирова­ний был значительно превышен. К середине июля только на территории Эстонии создали 27 добровольческих формирований общей численностью 8990 бойцов. Командирами более 50% сформированных здесь истребительных батальонов яв­лялись офицеры-пограничники.

Личный состав батальонов в своей основной массе не был подготовлен к вы­полнению тех обязанностей, которые он добровольно брал на себя. Большинст­во совершенно не владело огнестрельным оружием. Времени на обучение не ос­тавалось. Прибывшие группы сержантского и рядового состава вместе с офице­рами пограничных войск оказались как нельзя более кстати для организации и обучения личного состава. Пограничные отряды предоставили истребительным батальонам учебную базу, стрельбища в Таллине, Раквере, Хаапсалу, Кингисеп­пе, Нарве.

Истребительные батальоны снабжались оружием со складов Таллина, из ре­сурсов местных армейских складов бывшей буржуазной армии. 15-й стрелковый батальон имел, например, только винтовки и ручные гранаты, потом получил станковые и ручные пулеметы. В 1-м истребительном батальоне числилось всего 2 станковых и 3 ручных пулемета. В 23-м — 3 станковых пулемета. В некоторых батальонах запас боеприпасов был ограничен. Так, Сааремааский батальон, на­правляя одну из рот для проведения операции в район порта Виртсу, смог обес­печить каждого бойца лишь 40 патронами и 2 ручными гранатами. Такое положе­ние не могло не сказаться на боеспособности батальонов.

Боевые действия истребительных батальонов были разнообразны как по ха­рактеру выполняемых задач, так и по времени их проведения и масштабности. Чаще всего они велись самостоятельно ротами и истребительными группами чис­ленностью 1-2 взвода. Для выполнения особо ответственных задач объединялись усилия нескольких батальонов, а также организовывалось взаимодействие с подразделениями пограничных войск и Красной Армии. Многие операции воз­никали внезапно и отличались скоротечностью.

Боевые столкновения с регулярными частями немецких войск проходили при значительном превосходстве сил противника. Это накладывало свой отпечаток на тактику действий истребительных батальонов. Они отличались внезапностью, дерзостью решений и действий, умением сосредоточить силы в нужном месте, вовремя выйти из боя, т.е. содержали элементы партизанской тактики.

В Ленинградской области и Ленинграде было сформировано 168 истреби­тельных батальонов, в которые вступили 36 тысяч добровольцев. Кроме истреби­тельных батальонов, в Ленинграде было сформировано 6 истребительных полков общей численностью 5 тысяч бойцов.

В Карело-Финской ССР комплектование истребительных батальонов командным и политическим составом проводилось военными отделами горко­мов, райкомов партии совместно с городскими, районными отделами НКВД. К началу июля во всех районах республики было организовано 38 истребительных батальонов общей численностью 3315 человек. К осени в батальонах состояло

5650 человек. ЦК комсомола республики, по данным его секретаря Ю.В.Андро­пова, к ноябрю 1941 г. направил в лыжный комсомольский отряд 400 доброволь­цев, 350 — для выполнения особого задания, несколько сот состояли в истреби­тельных батальонах, около 300 — в партизанских отрядах.

В Карелии командирами истребительных батальонов, наряду с офицерами-пограничниками, сотрудниками НКВД, назначались также секретари райкомов партии и ответственные партийные работники.

В Москве имелось 25 батальонов, насчитывавших 12,5 тысячи бойцов. Анало­гичная работа успешно проводилась в Тульской области (91 истребительный ба­тальон — 9100 человек), Курской области (истребительные батальоны были со­зданы во всех районах и насчитывали 10 650 человек).

В Сталинградской области при Управлении НКВД создали оперативную группу, а затем сформировали штаб истребительных батальонов области. К на­чалу 1942 г. здесь насчитывалось 77 истребительных батальонов численностью 9,5 тысячи человек. К августу 1942 г., когда враг подходил к Сталинграду, в обла­сти насчитывалось 82 истребительных батальона численностью 10 620 человек.

Состав батальонов в различных областях был неоднороден. Вот как, напри­мер, выглядят данные о составе истребительных батальонов Ворошиловградской области (36 батальонов, 2794 бойца): средний начальствующий состав — 7%, в возрасте от 20 до 40 лет — 58%.

К концу июля 1941 г., главным образом в прифронтовой полосе, действовало 1775 истребительных батальонов общей численностью 328 тысяч человек, подчи­ненных в оперативном отношении НКВД. Это и был тот резерв, за счет которого с августа 1941 г., с преобразованием оперативных групп НКВД-УНКВД респуб­лик, краев и областей по борьбе с парашютными десантами и диверсантами про­тивника в прифронтовой полосе в 4-е отделы НКВД-УНКВД, началось создание партизанских отрядов и диверсионных групп.

Уже 3 июля 1941 г. Ленинградский обком партии провел кустовые совещания секретарей сельских райкомов партии и командиров истребительных батальонов в Пскове, Кингисеппе, Дно и Ленинграде. Участники совещаний получили указа­ния по организации борьбы в тылу врага. Истребительным батальонам предлага­лось в случае захвата их района противником оставаться в районе и переходить к партизанским действиям. Условий для этого заблаговременно создано не было, и часть истребительных батальонов самораспустились.

Формированием партизанских отрядов и диверсионных групп из бойцов ис­требительных отрядов, работников НКВД и милиции занимались управления внутренних дел Горьковской, Ярославской, Тульской, Калининской областей. Во время обороны Москвы в Подмосковье действовали 41 партизанский отряд и 377 истребительно-диверсионных групп, сформированных из личного состава ис­требительных батальонов. В Орловской области из созданных 75 истребитель­ных батальонов 72 были переформированы в партизанские отряды и диверсион­ные группы, насчитывавшие 4,5 тысячи человек.

Типичны в этом отношении мероприятия, проводившиеся на Украине. В ди­рективе НКВД республики от 14 августа 1941 г. «Об организации в тылу против­ника партизанского движения, диверсионной и разведывательной работы» и в указаниях НКВД СССР по подготовке к борьбе с оккупантами партизанскими методами от 16 сентября 1941 г. предлагалось для срыва работы железнодорож­ных узлов и промышленных предприятий создавать диверсионные группы. Отме­чалось, что «ядром вновь формируемых партизанских отрядов должны стать ис­требительные батальоны».

Оперативная группа ЦК КП(б) Украины приняла решение о развертывании в специальных учебных центрах работы по подготовке руководителей партизан­ского движения, специалистов связи, минеров, разведчиков, истребителей тан­ков. Была разработана специальная программа. В нее вошли такие предметы, как тактика партизанских отрядов и диверсионных групп, стрелковое дело, изучение трофейного оружия, организация разведки и контрразведки в тылу врага, идей­но-политическая работа среди партизан и местного населения на временно окку­пированной территории, история партизанской борьбы народов в освободитель­ных войнах прошлого, методы и приемы уничтожения боевой техники врага с применением современных подрывных средств. Первая спецшкола стала дейст­вовать в середине июля в Пуще-Водице под Киевом. Вскоре такие же учебные за­ведения были открыты в Чернигове, Полтаве, Харькове, Сумах, Сталино, Воро­шиловграде и других местах.

В истребительных батальонах проводились занятия по программе, утверж­денной для спецшкол. Ц1ла закладка баз с оружием, боеприпасами, продоволь­ствием и снаряжением, готовились конспиративные квартиры, связные для со­здаваемых партизанских отрядов из партийного и советского актива, аппарата НКВД и УНКВД, пограничных и внутренних войск, истребительных батальонов.

В ряде районов Украины, например на Черниговщине, истребительные бата­льоны полностью вливались в партизанские отряды. Только в Киеве до оккупа­ции на базе истребительных батальонов, партийного, советского актива и со­трудников НКВД было создано 11 партизанских отрядов и 2 полка общей чис­ленностью 4076 человек. В Киевской области действовали 24 партизанских отря­да, созданных из истребительных батальонов. Из 62 действовавших истребитель­ных батальонов в Киеве и области на формирование партизанских отрядов было выделено 35 отрядов, или 57%. Во всех не оккупированных областях истреби­тельные батальоны готовились к боевым действиям партизанскими методами в тылу противника. Из состава истребительных батальонов, как основной базы формирования партизанских отрядов и диверсионных групп, в 10 областях Ук­раины было сформировано 66 партизанских отрядов и 800 групп общей числен­ностью 414 390 человек.

К 1 января 1942 г. НКВД УССР дополнительно направил в тыл врага для ком­плектования партизанских отрядов 6239 командиров и бойцов истребительных батальонов. На территории Украины к партизанским действиям в первый год войны приступило 109 истребительных батальонов, в Ленинградской области — 25. Такая же картина наблюдалась в Прибалтике, Белоруссии, прифронтовых областях Российской Федерации.

Если исходить из того, что общая численность партизан к концу 1941 г. со­ставляла около 90 тысяч человек, то более четверти из них приходится на бойцов истребительных батальонов, переформированных в партизанские отряды и группы. Их количество превышало 25 тысяч человек.

Из указания НКВД СССР от 6 декабря 1941 г. «Об организации деятельнос­ти в тылу противника партизанских отрядов, истребительных и диверсионных групп» следует, что «НКВД-УНКВД ведают организацией и руководят деятель­ностью партизанских отрядов, истребительных и диверсионных групп, форми­руемых из состава истребительных батальонов». В этих целях заблаговременно подбирались связники, которые оставлялись в тылу противника для осуществле­ния связи отрядов с УНКВД, и, кроме того, в каждый партизанский отряд вводи­лись оперативные работники органов.

В истребительных батальонах было немало людей, которые никогда не дер­жали в руках оружия. В связи с этим, без отрыва от производственной деятель­ности, проводилась боевая подготовка. Отрабатывались вопросы обороны и на­ступления в составе взвода, роты, батальона, преследования отходящего против­ника и организации его поиска по следам и др. Особое внимание обращалось на подготовку бойцов истребительных групп, которым предстояло действовать в тылу врага. Так, штаб истребительных батальонов Управления НКВД Москвы и области (начальник штаба полковник И.М.Леонтьев) в сентябре 1941 г. провел 15-дневный семинар с начальниками штабов и командирами рот по 150-часовой программе. На трех семинарских сборах подготовили 500 снайперов. 100 человек получили звания инструкторов рукопашного боя, а 1500 — бойцов-истребителей танков. На различных сборах было подготовлено 410 подрывников. Специально проводились тренировки в длительных походах с полной боевой выкладкой, обу­чение бесшумному снятию часовых, изучался порядок подхода к складам, мос­там, штабам и т.д. Отрабатывались приемы и способы уничтожения техники про­тивника. Занятия велись обычно в ночное время.

В ряде мест бойцы истребительных батальонов переводились на казарменное положение. Истребительные батальоны участвовали в совместных тактических занятиях, проводимых командованием частей Красной Армии и войск НКВД. Особое внимание уделялось группам содействия истребительным батальонам, их резервам. От них, как правило, поступала первая необходимая информация. От­дельные штабы истребительных батальонов разрабатывали специальные инст­рукции, которыми должны были руководствоваться командиры групп содейст­вия истребительным батальонам.

Предварительная, начальная подготовка бойцов истребительных батальонов, безусловно, сыграла свою положительную роль. Боевая готовность, сколочен-ность партизанских формирований, созданных на базе истребительных батальо­нов, ранее участвовавших в боевых операциях, была на порядок выше вновь ор­ганизованных, личный состав которых не был обстрелян. Так, например, ядром Путивльского партизанского отряда, которым командовал впоследствии про­славленный герой партизанского движения на Украине С.А.Ковпак, были бойцы истребительного батальона г. Путивля. Из бойцов истребительного батальона г. Запорожья создали партизанский отряд им. С.М.Буденного, им командовал оперуполномоченный отдела милиции, впоследствии Герой Советского Союза И.И.Копенкин. Его отряд провел ряд успешных операций во вражеском тылу, неоднократно переходя линию фронта.

Следует заметить, что такая челночная тактика была характерна для дивер­сионных отрядов и групп, сформированных из истребительных батальонов, в от­личие от партизанских отрядов, действовавших в районах своего постоянного базирования. Они находились в ближайшем тылу противника от 6 до 10 суток, скованные нехваткой боеприпасов и продовольствия. Отсутствие средств радио­связи нередко обесценивало собранные разведданные. По мере стабилизации фронта росли потери. Без тесной связи с армейскими частями, местными парти­занами эффективность их боевых действий была незначительна.

Используемые для диверсионно-разведывательной работы в ближайшем прифронтовом тылу врага, партизанские формирования частично компенсиро­вали отсутствие таковых в действующей армии. Для оценки этой работы приве­дем отдельные цифры из отчета МК ВКП(б) о деятельности истребительных ба­тальонов и диверсионно-партизанских отрядов по данным на 25 января 1942 г. Из них следует, что в Московской области с августа 1941 по январь 1942 г. в ты­лу противника действовало 5429 человек. Истреблено 2014 вражеских солдат и офицеров, уничтожено 76 грузовых и легковых автомашин, 30 танков и бронема­шин, 14 орудий, 31 пулемет, захвачено 500 винтовок, 14 автоматов. Потери пар­тизан в отчете не приводятся.

В интересах централизации и устранения разобщенности в организации ди­версий во вражеском тылу НКВД принял решение о формировании специально­го разведывательно-диверсионного полка.

Вся работа по засылке в тыл врага истребительно-диверсионных отрядов и групп сосредоточивалась в нем. Все имевшиеся при УНКВД истребительно-ди-версионные отряды и их вооружение передавались в полк, где создавалось от­дельное подразделение. Подрывники, командированные по окончании спецшко­лы УНКВД в истребительные отряды и особые группы, направлялись в распоря­жение командира истребительного полка.

В период обороны Москвы и наступления Красной Армии в 1941 — 1942 гг. Московский мотострелковый истребительно-диверсионный полк УНКВД участ­вовал в боевых действиях. 135 групп полка (более 4 тысяч человек) выполняли специальные задания командования Западного фронта в тылу врага в Звениго­родском, Боровском, Рузском, Верейском, Дороховском, Рогачевском, Наро-Фоминском, Клинском, Можайском и других районах Московской области, а также на территории Калининской, Смоленской и Брянской областей. Отдель­ные подразделения полка принимали непосредственное участие в боевых дейст­виях на фронте, помогая частям 5, 10, 16, 30, 43, 50-й армий.

Диверсионные группы полка пускали под откос эшелоны с живой силой и техникой, уничтожали штабы, базы, склады, мосты, добывали разведывательные данные, сеяли панику в стане врага. Они делились своим боевым опытом с мест­ными партизанами, помогали формировать новые партизанские отряды и пере­давали им захваченное у противника оружие и боеприпасы.

Во время боевых действий в тылу противника отряды и группы полка уничто­жили 3761 гитлеровца, 12 танков, 96 автомашин, 5 паровозов, 66 железнодорож­ных вагонов, захватили много оружия, боеприпасов и военного снаряжения.

Приказом Главного управления внутренних войск НКВД СССР от 26 июня 1942 г. Московский мотострелковый истребительно-диверсионный полк УНКВД Москвы и Московской области был преобразован в 308-й стрелковый полк вну­тренних войск НКВД СССР и 2 июля 1942 г. передан в войска НКВД СССР.

Помимо мотострелкового полка истребительно-диверсионные группы на­правляло за линию фронта УНКВД Москвы и области. С 9 ноября по 10 декабря 1941 г. в тылу врага действовали 189 таких групп. Они уничтожили 1240 солдат и офицеров противника, 1 самолет, 15 танков и бронемашин, 28 штабных и легко­вых автомашин, 91 грузовую автомашину, 2 бензовоза, 28 повозок с военными грузами, 4 склада горючего, 8 мостов, пустили под откос 2 эшелона с боевой тех­никой, минировали 22 участка пути, в 64 местах повредили телефонную связь.

Партизанские отряды, истребительно-диверсионные группы и диверсионные отряды НКВД действовали в тылу врага практически в каждом районе, уничто­жая его живую силу и технику.

Особо следует сказать о роли пограничных войск, личный состав которых со­ставлял костяк многих истребительных батальонов. В частности, уже отмеча­лось, что Московский штаб истребительных батальонов, который непосредст­венно подчинялся начальнику Управления НКВД по Москве и области, опера­тивно — Главному штабу истребительных батальонов НКВД и командующему Московским военным округом, весь был сформирован из офицеров-погранични­ков. Формирование истребительных батальонов возлагалось на начальника Выс­шей пограничной школы генерал-майора Д.В.Крамарчука. Только в истребитель­ных батальонах Москвы и Московской области находилось более 400 офицеров-пограничников.

К работе по формированию, вооружению, боевой и служебной подготовке, кроме отмеченных в Прибалтике, привлекалась значительная часть начальству­ющего состава Управления Черноморского погранокруга. Истребительные бата­льоны Крыма, многие из которых возглавляли офицеры-пограничники, частично были включены в состав войск охраны тыла 9-го Отдельного стрелкового корпу­са, частично перешли на положение партизанских отрядов.

Двойственность задач, решаемых истребительными батальонами, — явление характерное. С диверсантами могут вести успешную борьбу только диверсанты. Эта истина не нова. Заметим, что практически все мотопехотные подразделения армии США в Европе обучались по программе «рейнджеров». Они готовились как к диверсионной работе, так и к борьбе с диверсантами противника. Предус­матривалось, что к ведению борьбы с десантами и диверсионно-разведыватель­ными формированиями должны быть готовы все соединения и части, а также подразделения тыла и технического обеспечения.

В целом же следует отметить следующее. Использование добровольческих истребительных батальонов и полков для развертывания партизанской борьбы еще раз убедительно свидетельствует о ведущей роли НКВД в развертывании партизанского движения до создания в мае 1942 г. Центрального штаба парти­занского движения.

Анализ показывает, что истребительные батальоны сыграли важную роль в начальный период организации партизанского движения. Их личный состав явился ядром первых партизанских отрядов и диверсионно-разведывательных групп. Добровольческие формирования, во главе которых стояли специально подготовленные офицеры пограничных и внутренних войск, предназначались первоначально для борьбы с диверсионно-разведывательными формированиями противника в прифронтовой полосе. Они же стали основным резервом для со­здания партизанских групп и отрядов. Будучи сколоченными, обученными и об­стрелянными, по своей боеготовности они были на порядок выше партизанских отрядов и групп, формируемых изначально.

Успешные действия в тылу врага истребительных отрядов и диверсионных групп, возглавляемых офицерами внутренних и пограничных войск, свидетель­ствовали о целесообразности привлечения их для выполнения этих задач.

Опыт Великой Отечественной войны убеждает в важности создания специ­альных сил, в равной степени способных как вести борьбу с диверсионно-разве­дывательными формированиями противника, так и осуществлять диверсионно-разведывательную деятельность во вражеском тылу. Убедительные доводы в за­щиту этого положения мы найдем также в главе, где рассматриваются действия пограничных войск в тылу противника.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 51 | 1,128 сек. | 12.65 МБ