И все это наше?

Чтобы владеть нефтью, газом и минераль­ными ресурсами арктического шельфа, государ­ство должно представить доказательства непре­рывного продолжения прибрежного шельфа в глубь океана. Так гласит Конвенция ООН по морскому праву 1982 года. Россия, согласно со­ответствующему параграфу Конвенции, претен­дует на подводный хребет Ломоносова, заявляя, что он не что иное, как продолжение нашего континентального шельфа. Эта подводная фор­мация, проходящая через Северный полюс, про­тянулась от Сибири почти до самого северного из канадских приполярных островов — Элсми­ра, и Гренландии. Ее длина достигает 2300 км. Правда, Россия хочет завладеть только полови­ной хребта Ломоносова — от Сибири до Север­ного полюса.

Мир волнуется, поскольку обладание боль­шей частью арктических энергоресурсов вновь сделает нашу страну сверхдержавой, лидером в мировых поставках топлива. Ряд европейских стран уже сейчас обеспечивает газом именно Россия, не раз угрожавшая оставить без него Украину и Беларусь.

Группа консерваторов в американском Се­нате много лет выступает против ратификации Конвенции по морскому праву. Сенаторы не желают идти на уступки ООН и интернациона­лизировать Арктику. Претензии России на кон­тинентальный шельф рассматривает специально созданная комиссия ООН, в которую входят представители 21 государства. Но американцев в составе комиссии нет, поскольку США так и не подписали Конвенцию. Вот почему Вашингтону придется приложить немало усилий, чтобы по­влиять на судьбу Арктики.

И не только Россия вызывает у США аллер­гию в арктическом вопросе. С 70-х годов про­шлого века американцы спорят за Северо-За­падный проход в океане с канадцами. Именно летом 2007-го этот путь впервые за весь период наблюдений полностью освободился от ледяных оков, и несколько недель по нему беспрепятст­венно могли следовать суда. Этот водный кори­дор, ныне находящийся под контролем Кана­ды, покорил в 1905 году норвежский поляр­ный путешественник Роальд Амундсен, до него подобные попытки предпринимали Генри Гуд­зон, Фрэнсис Дрейк, Мартин Фробишер, но все они закончились неудачей. Канада с 70-х го­дов относит коридор, ведущий на восток, к сво­им внутренним водам. Но он имеет слишком весомое экономическое значение, чтобы США и другие страны с улыбкой отдали его в без­раздельное пользование Канаде. Цена вопро­са слишком высока: этот торговый путь короче традиционных путей, проходящих через тер­риторию Арктики, на несколько тысяч кило­метров. А лет через 20, когда период навигации увеличится, его коммерческая эффективность еще более возрастет. Вот почему Вашингтон предпочитает именовать Северо-Западный про­ход открытой международной зоной, по которой могут свободно следовать транзитом суда любо­го государства, вплоть до подводных лодок-раз­ведчиков.

Но независимо от позиции США и других заинтересованных стран у России, если судить справедливо, больше обоснованных поводов претендовать на арктические территории, чем у любого другого политического субъекта. Север­ный Ледовитый океан питают реки, шесть круп­нейших из них протекают по российской земле, и только пара таких рек принадлежит другим го­сударствам. Помимо гидрографии, за принад­лежность Арктики России также говорят исто­рия и демография. Наша страна на 20% лежит за Полярным кругом, на этой северной территории живет около 2 млн россиян. А что имеют США за Полярным кругом? Только побережье моря Бофорта — небольшую часть Аляски. Если «на­чертить» на земном шаре 18 линий-меридианов, находящихся на равном расстоянии одна от дру­гой, то по одной линии достанется США, Нор­вегии и Швеции, чуть опередит их Дания, по территории которой пройдут два меридиана, Канаду пересекут четыре, а Россию — целых во­семь меридиональных линий. Геологические и геоморфологические исследования тоже могут доказать правомерность позиции России в отно­шении Арктики.

Чем более обостряется борьба за прибыльные территории, тем больше поводов для беспокой­ства за будущее Арктики. Ситуация с набираю­щим обороты глобальным потеплением может еще более усугубиться в случае увеличения объ­емов добычи углеводородов. А газ, попадающий в атмосферу в процессе их сжигания, еще более упрощает добычу. Потепление климата близ По­лярного круга в два раза превышает скорость этого процесса в других точках нашей Земли. Снега и льды отражают солнечный свет. Но они тают, и освободившаяся от них поверхность темнеет, а значит, еще быстрее поглощает теп­ло. Получается замкнутый круг. Люди и живот­ные, населяющие Арктику, уже сегодня страда­ют от последствий глобального потепления. Так не сыграют ли нефтегазовые арктические ресур­сы роковую роль в их жизни?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,111 сек. | 12.48 МБ