О пользе жировых излишков

…На очередном блокпосту, усиленном танком, зары­тым в землю по самую башню, старшину приняли за пере­бежчика: бородат, вооружен, с запасом продуктов и, главное, один?! Чем не лазутчик? Но к посту сам подошел и документы в порядке! Странно… Стали выспрашивать: кто такой, откуда, куда, зачем? Старшина выложил все как на духу. Не очень поверили. Только готовность вы­пить стакан водки и заесть это дело салом убедила хозя­ев в том, что задержанный никак не может быть воином Аллаха.

Суярков и не предполагал, что его отношение к са­лу может сыграть основную роль в разрешении кон­фликта.

Чего не хватало бригаде по части продовольствия — перечислять долго. А вот чего было с излишком, так это топленого свиного жира, расфасованного в большие жестяные банки. Кто нуждался в таком количестве — не­понятно. Вернее, понятно, что не нуждался никто.

На складе гору банок, не зная, куда пристроить, то и дело перекантовывали из одного угла в другой, а помя­тые и пробитые при очередной переноске просто выбра­сывали на свалку. Глядя на этот разгул бесхозяйственно­сти, старшина все больше склонялся к мысли, что при данном раскладе полезнее будет везти емкости с жиром в сторону базара.

В Грозном начинала налаживаться мирная жизнь. Первым признаком хрупкой стабильности стало появле­ние многочисленных толкучек. Для большинства жите­лей разоренного войной города мелкая торговля оста­лась единственным средством к существованию.

Однако первое же целенаправленное посещение од­ного из базарчиков заставило Суяркова сделать поправ­ку на местные обычаи. Чеченцы свинину не едят. А ос­новную торговлю держали именно они. Русские могли предложить в большей части только то, что вырастили своими руками: зелень и овощи. Тогда кроме петрушки и редиски уже появились первые свежие огурчики — то, что нужно, чтобы хоть как-то разнообразить скудный на разносолы солдатский стол. Но и русские бабульки меня­ли плоды своего труда на жир не очень-то охотно. Не бу­дешь же его как масло на хлеб намазывать! Хотя… С го­лодухи… Кто знает? Желающие обменяться находились всегда. Кроме зелени и овощей старшина старался выме­нивать и газированную воду в больших пластмассовых бутылках. Как результат — на передовую пошли посыл­ки. В окопах их ждали: после опостылевшей перловки с тушенкой зелень и газировка вместо крепко хлорирован­ной воды казались настоящим лакомством. С получением таких передач на передке солдаты из роты Суяркова ку­рили «Космос».

— Значит, говоришь, до Самашек не доехал, стар­шой? — убедившись в том, что прапор свой в доску, со­чувствовали на блокпосту. — Так вон они, Самашки-то!

Пешком минут сорок будет. Быстрее дойдешь, чем попут­ную колонну дождешься.

Шел напрямки по непаханому полю, исходящему под апрельским солнцем зыбким маревом. На околице попал в сухие заросли прошлогоднего репейника. От его кор­ней уже тянулись к свету свежие побеги.

Преграду преодолевал шумно — отплевываясь от паутины и костеря почем зря когтистые семена. Под­нявшись на небольшой пригорок, увидел, что в его сто­рону кто-то бежит, размахивая руками. Присмотрелся: в камуфляже, с автоматом. Кажись, свой. Точно, омо­новец!

 

 

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,206 сек. | 12.49 МБ