Россия под информационным ударом

Итак, СССР уже давно нет на карте мира. Но даже рядовым гражданам очевидно, что уничтожение советского государства не является окончанием холодной войны. Благодаря победе в ней Запад в первую очередь получил доступ к природным ресурсам, которые сегодня вывозятся по бросовым ценам. Именно поэтому западные страны будут всячески сопротивляться любым попыткам модернизировать Россию, сделать ее снова сильной и независимой. Они также приложат все силы, чтобы укрепить свое господство над Россией. Вырваться из этих цепких объятий на сегодняшний момент невозможно. Однако осознать, что они душат, и душат намеренно, — необходимо. Только тогда появится возможность эффективно противодействовать противникам России в инфор­мационной войне.

Стоит по-новому взглянуть на деятельность США в отноше­нии России, которую в научно-популярной литературе пытаются представить как «дружескую», хотя даже объективные западные исследователи в это не верят. «Своими пространными разгово­рами о дружбе и общих ценностях она заявила о себе как о самой прокремлевской администрации со времени союза между США и СССР во Второй мировой войне. Но если судить по практиче­ским действиям, которые администрация предпринимала вопреки и против России, она была самой антироссийской администрацией в современной истории»1.

Российские ученые также уверены в том, что не только США, но и вообще никто ни на Востоке, ни на Западе не позволит нам сегодня спокойно жить на своей огромной территории. Наши ко­лоссальные запасы различного сырья слишком необходимы бурно развивающемуся миру2. Россия выглядит заманчивым «блюдом», ведь в недрах нашей страны скрыто примерно 50 % мировых за­пасов минеральных ресурсов. Достаточно привести слова М. Ол­брайт, бывшего госсекретаря США: «Несправедливо, что ресурсы Сибири принадлежат лишь России»3.

Поэтому никого не должны удивлять результаты российских реформ, основанных на слепом подражании западному праву. Со­временному Западу ненасильственным путем удалось достичь того, о чем мечтали такие государства, как Австро-Венгерская империя, фашистская Италия и нацистская Германия. Политика, которую в свое время проводили эти страны, поразительно похожа на поли­тику западных государств во главе с США, объединившихся вокруг

НАТО1. Ущерб, нанесенный экономике России «рыночными рефор­мами» 1990-х годов, по своему абсолютному размеру в 11 раз пре­вышает ущерб, причиненный нашей стране немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны2.

Сегодня американская политика имеет одну главную цель: максимально ослабить мощь современной России. «Директивы в области обороны на 1994-1998 годы», принятые администра­цией США, ставят вполне определенную задачу: «Не допустить появления на территории бывшего Советского Союза <…> нового соперника, представляющего угрозу, аналогичную той, которая исходила от СССР».

К реальному выполнению данной задачи постоянно стремятся США. Известные американские политики и не пытаются скрыть этого. Бывший министр юстиции США Р. Кларк однажды признал­ся, что «Соединенные Штаты не желают слышать о вашей стране ничего положительного. У нас прислушиваются только к тем из России, кто продолжает настаивать на так называемых "реформах" направленных, как известно, на наше собственное (США. — Авт.) процветание и на геноцид русского народа»3.

Однако политическая элита и общественность США, по-видимому, не ожидали, что подобные агрессивные намерения будут настолько очевидны для российского народа. Его отно­шение к Америке они считают «неблагодарным» и собираются восстановить пошатнувшийся образ «друга». Так, заместитель начальника штаба политического планирования государствен­ного департамента США является автором следующих строк: «По возможности помогая возрождению России, США должны положить начало долгому процессу трансформации собственно­го образа в глазах россиян, сильно пострадавшего за последние десять лет. По данным государственного департамента США, в 1993 году у 75 % россиян было благоприятное мнение о Соеди­ненных Штатах. В 1999, 2000 и 2001 годах это положительное мнение разделяли меньше 50 % российского населения. Для вос­становления имиджа США понадобится хорошо организованная кампания общественной дипломатии, которая должна достичь всех ключевых секторов российской элиты и заинтересованной общественности — особенно за пределами Москвы»1.

Особую роль в информационной войне традиционно играет «пятая колонна», которую, как правило, составляют высшие должностные лица страны, взявшие на себя ответственность за ее модернизацию. Зачастую «пятую колонну» сравнивают с вирусом. Без его внедрения в «организм» противника ожи­дать победы в информационной войне бесполезно. Пропаганда, шпионаж, диверсии могут иметь лишь вспомогательное зна­чение. «Пятая колонна» должна внедриться именно в сферу управления общественным сознанием (СМИ, идеологический аппарат, искусство и т. д.) и, как вирус в ДНК, быть неотличимой от окружения2.

Ее вредоносность нельзя недооценивать. «Народы с правитель­ствами, которые "пятую колонну" не давят, дорого за это расплачи­ваются. В Норвегии, к примеру, в момент высадки немцами десанта "пятая колонна" парализовала работу государственного аппарата и не дала провести мобилизацию, Квислинг выступил по радио как глава нового правительства, вызвав замешательство в стране и армии. Норвежская армия отдала слабому немецкому десанту страну почти без боя. Да что нам Норвегия, мы что — не видели, как Запад разрушил и ограбил СССР? Если бы у Брежнева хватило ума и воли репрессировать всех этих Горбачевых, Яковлевых, Ше-варнадзе, Кравчуков и их пособников, то советский народ сегодня даже в материальном плане жил бы минимум в четыре раза богаче, чем живет сегодня»3.

Один из первых удачных экспериментов по подготовке в СССР «пятой колонны» имел место в конце 1950-х — начале 1960-х годов. Тогда американские спецслужбы попытались завербовать часть советских стажеров, находившихся в Колумбийском университете (среди них были, в частности, и будущие «прорабы перестройки» А. Яковлев и О. Калугин)1.

Контрразведчик генерал-майор КГБ В. Широнин свидетель­ствует, что в 1980-е годы ЦРУ осуществляло программу так на­зываемых «глубоких прикрытий». Для этого было сформировано ядро из кадровых разведчиков, работавших в СССР и восточно­европейских странах. Группа, состоявшая из 4-5 человек, не под­держивала контактов с посольством США, а замыкалась на своего руководителя. 99 % из примерно 3 тысяч человек, принимавших участие в данной программе, использовали неофициальные при­крытия. Это значит, что они «работали» под видом сотрудников различных коммерческих фирм и благотворительных обществ, предпринимателей, религиозных организаций, студентов и т. д. Перед этими группами стояла задача проникнуть в государствен­ные учреждения, в окружение политических деятелей, в обще­ственные организации путем «выращивания и продвижения во властные структуры своих агентов влияния»2.

В настоящее время в «пятую колонну» входят многие пред­ставители российской интеллигенции, которые выступают в роли разрушителей традиционных общественных ценностей. Среди них популярна пропаганда индивидуализма и национализма, появились люди, которые откровенно относятся к народу как к «быдлу», за­ражены культом денег и цинизмом. Все чаще раздаются призывы к расправе над инакомыслящими. Немало и тех, кто паразитирует на духовных потребностях российского общества.

Особую роль в этом процессе играют представители гуманитар­ных наук. Именно они приняли наиболее активное участие в ломке

У нас школьный учитель, как и преподаватель высшей школы, сегодня «вооружен» идеями, которые были разработаны запад­ными спецслужбами, а также некоторыми отечественными ис­следователями. Они сознательно закрывают глаза на откровенно агрессивную политику США по отношению к России и убеждают ее жителей в миролюбивости американцев: «Западные демократии представляют наименьшую потенциальную угрозу для России —

советского образа жизни и тех ценностей, под флагом которых началось коренное преобразование России1. «Школьный учитель помогает выигрывать войны и отражать внешние и внутренние угрозы. Отсутствие школьного учителя и идейного содержания обучения ведет к войне гражданской».они никогда не нападали на другие демократические страны. Глав­ным нашим противником власти очевидно считают США, хотя они вообще никогда не нападали на Россию и во всех войнах были нашими союзниками»1Все чаще в российской литературе встречаются хвалебные оды США как «оплоту мира». Одновременно утверждается, что имен­но западный путь развития — это панацея от всех бед, которая спасет человечество: «Было бы заблуждением утверждать, что существует реальная альтернатива западным потребительским ценностям. <…> И китайское, и русское, и исламское сознания отстают на шаг от западного в этом пути и не могут противосто­ять идее свободы личности и стремлению человека жить лучше в материальном отношении. Единственным путем вперед для неразвитых стран является развитие современной экономики, которая, к сожалению, является экономикой потребительского общества»2.

Отдельные представители научного мира даже заверяют рос­сийскую общественность в бессмысленности какого-либо сопро­тивления Западу: «У России сегодня нет ресурсов для противосто­яния Америке. Это было бы равносильно противостоянию почти всему остальному миру»3. Дескать, антизападничество способно только похоронить страну4. Так укрепляются пораженческие на­строения в обществе и подготавливается возможная агрессия со стороны Запада.

Западные политологи уверены, что до России пока у США «оче­редь не дошла», так как «захлебнувшийся в Ираке и Афганистане, отчаянно пытающийся справиться с возвышением Китая, этот ми­ровой гегемон слишком слаб, чтобы решать задачи, которые перед ним встают, а совсем не могущественен»1.

Россиян активно убеждают в том, что современное негативное отношение к Западу основано лишь на советской пропаганде: «Для коммунистов Запад являлся враждебным "капиталистиче­ским окружением". Население воспитывалось в духе ненависти к нему. Идеологи КПСС рисовали Запад в черных тонах, не стес­няясь прямой дезинформации. Ложный образ Запада внедрялся в массовое сознание, формировал негативное отношение населе­ния к Западу. И только небольшая часть советских людей, выез­жавших за рубеж, знали, как на самом деле живут люди в Европе и в США»2.

Получается, что исторически с образом США связывались лишь отрицательные стереотипы и поэтому мы не можем «пра­вильно» оценить деятельность этого государства. Подобной идео­логической «обработке» подверглась практически вся нынешняя российская элита. Поэтому основная масса наших губернаторов, генералов, депутатов продолжает, возможно порой и неосознанно, воспринимать Соединенные Штаты Америки как «врага № I»3.

Зачастую суждения об определенной опасности США (эконо­мической, политической, военной и др.) вызывают озлобление. Так, один известный российский писатель возмущается: «Весь пафос книги Паршина направлен на идею изоляции России от остально­го мира. …Такие книги, как "Почему Россия не Америка?" годятся только для двух целей: для пропаганды изоляционизма любой ценой и для использования в гигиенических целях. Впрочем, для последних целей крепированная туалетная бумага подходит все-таки лучше»4. При этом почему-то полностью игнорируется тот факт, что данная работа, столь своеобразно критикуемая, получила широкое признание в российском научном мире.

Сегодня замалчивается достаточно известный факт, что США как государство родились из войны. Войны в этом регионе про­исходили приблизительно каждые 30 лет. Чаще всего (тайно или явно) они начинались США и усиливали их могущество. Такая агрессивность не является в истории чем-то неожиданным. Удив­ление вызывает беззастенчивая пропаганда, согласно которой американские действия всегда носили оборонительный характер и были направлены на защиту демократии.

Обычный сценарий, лежащий в основе вмешательства США в дела других государств, основывается, как правило, на незначи­тельном происшествии, расцениваемом как оскорбление Америки. Это помогает сплотить ее население для войны, которая затем ведется с показной беспощадностью и самодовольством. Любые попытки решить дело мирным путем рассматриваются как «преда­тельство парней на фронте». Элита США всегда хорошо подготов­лена к подобному «инциденту» и имеет уже готовый план военных действий, а пропагандистская машина начинает раскручиваться на всю катушку, как только появляется повод. При этом вина самих американцев в разжигании войны почти никогда не признается1.

Впоследствии любая, даже самая кровопролитная и несправед­ливая война будет автоматически оправдана другими странами Запада, как это произошло в случае с атомными бомбардировками Хиросимы и Нагасаки. Эту бесчеловечную и бесполезную с воен­ной точки зрения акцию преподнесли как гуманный шаг, который помог «завершить войну и спасти бесчисленные жизни, в том числе и жизни многих невинных неяпонцев, которые заслуживали смерть наименее всех»2.

Однако истинная «миролюбивость» США к странам, которые не входят в западную цивилизацию, давно и хорошо известна: сразу после Второй мировой войны это государство совершало в среднем 1,15 вторжения в год, во времена холодной войны — 1,2 и после падения Берлинской стены — 2. Их объектами становились госу­дарства Восточной Азии, Латинской Америки, Восточной Европы, Ближнего и Среднего Востока1.

Именно военное могущество рассматривается США как основа их доминирования в современном мире. Это подтверждается и на­стойчивым стремлением американского руководства сохранить военное присутствие во всех регионах земного шара. В настоящее время США имеют более 700 военных баз за рубежом, в том числе в Канаде и Европе — 438, в Юго-Восточной Азии и на Тихом океа­не — 186, на Ближнем Востоке — 7. На этих базах размещается 250 тысяч военнослужащих2.

Чтобы правильно понимать внешнюю политику США, необхо­димо учитывать некоторые ее специфические особенности. Так, любая угроза национальным интересам воспринимается как угроза безопасности всей страны. При этом неважно, насколько далеко от американских границ находится ее источник и насколько во­обще она реальна.

Агрессивность внешней политики США можно понять, по­скольку сфера интересов этой «планетарной империи» фактически охватывает весь мир. Известная пословица утверждает: «Куда идет американский бизнес, туда следуют и американские национальные интересы», а за ними, добавим от себя, и вооруженные силы США. Если, конечно, не удастся использовать для тех же целей местное население3.

Подобный подход объясняется также традиционной нетерпи­мостью к «чужим», то есть людям, которые живут по собственным, отличным от западных правилам. Он подпитывается и религиоз­ной идеологией. Известно, что духовная жизнь в США находится под сильным влиянием религии, которая определяет не только духовные, но и политические устои. Считается, что они исходят от самого Бога, а потому одинаково хорошо подходят для всего остального человечества.

Однако религия, о которой идет речь, совершенно особого рода. Неслучайно Соединенные Штаты стали первой страной, в которой было провозглашено отделение государства от церкви. Соответственно и Бог у американцев свой собственный. Его глав­ная задача — покровительствовать американцам и оправдывать все их поступки. Так традиционная религия выродилась, став «верой в Америку». Именно на ней основаны все прошлые и ны­нешние претензии США на мировое господство1.

Воображаемая «богоизбранность» американского народа осно­вывается на его религиозности. По доле верующих (93 %!) Соеди­ненные Штаты стоят ближе к исламским и развивающимся государ­ствам (Филиппины, Мексика и др.), чем к Западной Европе. Один американский сенатор в сердцах воскликнул в ответ на утверждение о сходстве идеалов Америки и Европы: «Какое сходство! Они даже в церковь не ходят!»

Свою религиозность всячески подчеркивал и президент Дж. Буш-младший. Отметив сорокалетие особенно обильными алкогольными возлияниями, он получил от супруги Лоры ультиматум: «Либо я, либо виски». Так этот политический деятель бросил пить и «на­шел Бога». Второе «откровение» Дж. Буш-младший, согласно его неофициальным биографам, получил 11 сентября 2001 года. С тех пор президент уверовал, что он исполняет волю Бога, будучи его инструментом во вселенской борьбе Добра со Злом2.

Многие американцы убеждены, что их стране нет необходимо­сти присоединяться к международным договорам и подчиняться международному праву, поскольку она является основательницей и движущей силой демократических принципов, а потому не может их нарушить в принципе3.

Напрашивается сравнение идеологии США с фашистской идео­логией, которая также строилась на утверждении собственной исключительности и «второсортности» других народов. Безжалост­ный геноцид индейцев, являвшихся коренным населением амери­канского континента, служит лишним доказательством правоты этих слов. С тех пор мало что изменилось, разве что образ «крас­нокожих» распространился на все народы, которые противятся мировому господству Соединенных Штатов1.

Известно, что только в процессе колонизации Южной и Север­ной Америки были уничтожены или погибли от болезней, голода, плохих условий жизни в резервациях более 70 миллионов индейцев. Если добавить к этому числу миллионы африканцев, вывезенных в Новый Свет в качестве рабов и погибших в пути, то можно смело утверждать, что теория расизма была сформулирована и впервые применена на практике именно в США2.

Такое отношение к населению, не входящему в западную ци­вилизацию, проявляется повсеместно. Наиболее показательным в настоящее время является пример иракского народа. В ноябре 2006 года Ральф Питере, бывший офицер армии США, откровенно высказался в газете USA Today, что «мы дали иракцам уникальный шанс построить законную демократию», но они «предпочли сохра­нить свою ненависть, религиозное насилие, этнический фанатизм и культуру коррупции. Кажется, циники были правы: арабские общества неспособны поддерживать демократию, как мы ее пони­маем… Насилие, из-за которого улицы Багдада покрыты кровью, отражает не только некомпетентность правительства Ирака, но и полную не способность арабского мира стремиться к более че­ловечной жизни. Мы наблюдаем распад цивилизации».

Хотя Питере говорит достаточно резко, многие западные на­блюдатели согласны с ним: во всем виноваты сами иракцы1. Однако очевиден план Запада по уничтожению местной интеллигенции, которая могла бы оказать помощь в возрождении страны: с мо­мента вторжения было расстреляно около 300 ученых, включая нескольких деканов факультетов, а многие тысячи были вынуж­дены покинуть страну. Врачи пострадали еще сильнее: по данным на февраль 2007 года, 2 тысячи из них были уничтожены, 12 тысяч стали беженцами. Так Ирак неотвратимо превращается в сырьевой придаток США.

Для США те границы, которые были определены Ялтинским мирным договором, а также те, что возникли сразу после пора­жения Советского Союза в холодной войне, уже потеряли всякую актуальность. Американская политическая элита и сейчас пресле­дует вполне конкретную цель — расчленить Россию и отторгнуть часть ее территории. Это объясняется тем, что такая большая страна всегда будет представлять собой угрозу для США. Поэтому американские политики и военные подготовят экспансию на нашу территорию. Для этого они стараются пересмотреть итоги Второй мировой войны, «уравнивая в правах» большевистский и нацист­ский режимы2.

Между политикой национальной безопасности США и со­временной России существует целый ряд важных отличий. Аме­риканцам необходим развал России, сопровождающийся раз­дроблением ее территории на несколько десятков независимых государств. Это позволит беспрепятственно осваивать и экс­плуатировать наши природные и человеческие ресурсы. Для России же важно защищать свои жизненные интересы, которые надежно обеспечивают прогрессивное развитие личности, обще­ства и государства1.

Прогнозируемый итог американских усилий нашел наглядное отражение в футуристической карте мира 2015 года, которая была составлена госдепартаментом США с привлечением не­которых «независимых экспертов». На ней вместо целостной России изображено несколько независимых государств — «За­падная Россия», «Уральская Республика», «Западная Сибирь» (куда войдет север нынешнего Казахстана), «Восточная Сибирь», «Дальневосточная Республика», а также «Независимые Северные Территории». Кроме того, предполагается, что полный суверени­тет и международную независимость приобретут Татария и Баш­кирия, многие республики Северного Кавказа — Чечня, Дагестан, Осетия и т. д. Отделится от России и войдет в Европейский союз Калининградская область, Курильские острова вернутся в состав Японии и т. д.2

Поэтому не удивляет достаточно распространенное в российских научных кругах убеждение, будто проблема России — в ее огромной территории: «Россия в виде СССР захватила слишком большой кусок мира (едва ли не большую его часть, но не самую богатую и не лучшим способом устроенную) — проглотить и переварить его одной стране и одному режиму было невозможно»3. На определен­ные российские территории кроме США также претендуют Япония, Финляндия, Эстония, Украина, Китай и некоторые другие страны.

Лишь отдельные ученые дают достаточно взвешенный прогноз, связанный со стараниями США уничтожить великую Россию: «Поскольку многие на Западе весьма заинтересованы в развале России и даже считают это панацеей от всех бед, приходится на­помнить о возможных последствиях такого варианта развития событий. Даже если исключить расхищение и использование российского ядерного оружия международными террористами, не следует забывать, что вся Россия буквально нашпигована оружи­ем массового уничтожения, которое в лучшем случае достанется различным бандам. Не говоря уже о самих россиянах, которые окажутся главными жертвами распада России, произойдут мас­штабные геополитические сдвиги отнюдь не в пользу Запада. Значительная часть территории России захватит усилившийся Китай, который получит огромные, почти неисчерпаемые ресурсы для своего экономического, политического и военного развития. Соединенные Штаты окажутся не в состоянии воспрепятствовать этому, даже под угрозой бомбардировок. Конечно, многие стра­ны получат по вожделенному кусочку — Германия, Финляндия, Япония и др., но "пир хищников" будет продолжаться недолго. Очень скоро и Япония, и Европа столкнутся с такими угрозами, по сравнению с которыми международный терроризм покажется детскими играми. Территория России может превратиться в один большой Ирак, раздираемый борьбой разных клик, опасный и ставший кузницей кадров для глобального ядерного супертер­роризма и глобальной ядерной суперпреступности. Аналогия с Ираком тем более оправданна, что Россия, как и Ирак, пере­полнена нефтью и оружием. Но и результат прямой оккупации может оказаться в чем-то похожим, только значительно более катастрофичным»1.

Некоторые отечественные исследователи даже пытаются опре­делить реальный предлог для нападения Запада на Россию. Дума­ется, ближе всех к правильному ответу находится М. Калашников:

«В момент, когда всему человечеству не хватает углеводородов, преступно и непростительно отдавать энергоносители Восточной Сибири этим русским дикарям и временщикам, которые собствен­ную страну готовы эксплуатировать так варварски, как мы не гра­били свои африканские колонии. Во избежание огромных потерь ценного сырья мы должны взять под контроль Восточную Сибирь и наладить цивилизованную — в общих интересах — разработку тамошних энергетических ресурсов! Наши технологии совершенны, экологически чисты, компьютеризированы. РФ их и близко не име­ет. Отгоним же недоразвитых и вороватых русских от достояния всего мира»1. В свете описанной выше международной политики США эта причина может оказаться вполне «достаточной».

Сегодня США уже вовсю готовятся к военным действиям на территории России. Так, американской стороной была пред­принята попытка использовать совместные командно-штабные учения «Миротворец-94», проходившие на Тоцком полигоне в Поволжье, для шпионажа против России. Удалось выяснить, что в составе 3-й пехотной дивизии находятся «зеленые береты» из диверсионно-разведывательных подразделений, которые собира­лись провести разведку на местности. Эти планы были сорваны, но данный факт сам по себе говорит о многом2.

На закрытых заседаниях комитетов американского конгрес­са прорабатываются различные варианты как «силовой», так и «добровольной» передачи Сибири под власть США. В част­ности, рассматривается возможная «покупка» этой российской территории для устройства там еще семи американских штатов. Один акр сибирской земли, наполненный неисчислимыми при­родными богатствами, оценивается американскими «специали­стами» в смехотворную сумму — 1000 долларов. Вся Сибирь должна обойтись Америке в 3 триллиона долларов с рассрочкой на 20 лет3.

Неудивительно, что некоторые «региональные деятели» Си­бири все настойчивее выдвигают требования «культурной само­стоятельности»:

♦ отказ от навязывания государственной идеологии и патрио­тизма;

♦      полная свобода изучения и составления своей истории, а также налаживания внешних культурных и образовательных связей1.

Есть и некие «предложения» по сотрудничеству с Японией в об­ласти освоения природных богатств Сибири: «Для континенталь­ной Японии, прекрасно помнящей ядерный геноцид и ясно осо­знающей позор политической оккупации, длящейся уже несколько десятилетий, Россия является более естественным и приемлемым союзником, нежели США. В обмен на стратегическую защиту и пря­мой доступ к российским ресурсам Япония могла бы быстро и эф­фективно помочь русским в технологическом развитии и освоении Сибири, заложив остов самостоятельного регионального организ­ма. Японская технологическая и финансовая помощь решила бы множество проблем в России»2.

Конечно, такие «предложения» не учитывают современную специфику японского государства, за которым стоят интересы прежде всего США. Модернизация Сибири и Дальнего Востока в интересах России не входит в планы ни Китая, ни Японии, ни США. На эти как бы «бесхозные» и практически неохраняемые территории у них есть свои планы, не совпадающие с интереса­ми российского общества. Однако именно это обстоятельство почему-то не учитывается российской научной интеллигенцией.

Показательна позиция Т. В. Кашаниной, которая нашла гениаль­но простой «выход» из нынешнего духовного, социального и по­литического кризиса: «Российскую цивилизацию от пресловутой жестокости, так же, как, впрочем, от неустойчивости, шараханий из стороны в сторону, резких взлетов и падений, спасет открытость перед внешним миром. Россия может сама поделиться своими природными ресурсами, своим социальным опытом (как положи­тельным, так и отрицательным) с другими народами. И, конечно, она может обогатиться достижениями, которые имеются в других странах в области новых технологий, менеджмента, опыта госу­дарственного строительства и т. д. Все это позволило бы сделать экономику более эффективной, повысить уровень благосостояния людей, уровень их сознания. Жесткая государственность станет ненужной. Государство не будет довлеть над обществом, а превра­тится в "служанку" общества»1.

Очевидно, что передача российских природных ресурсов За­паду в современных бесконтрольных условиях, при явной проза­падной позиции элит и коррумпированности чиновничества не­минуемо приведет к уничтожению нашей страны как суверенного государства.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,146 сек. | 12.65 МБ