Шпионы, шпионы, шпионы…

Однако скандальные разоблачения стали буквально ро­ком, нависшим над разведывательными службами Из­раиля, и очередной особенно громкий скандал разразил­ся глубокой осенью 1985 года, чтобы затянуться на много месяцев. В нем оказалась замешана еще одна шпион­ская семейная пара — специалист военно-морских сил США Джонатан Поллард и его супруга Энн Хендерсон-Поллард. Их обвинили в продаже Израилю секретных документов и сведений, касающихся обороны США, и в шпионаже в пользу сионистского государства.

…Все началось с того, что утром 21 ноября 1985 года по улицам тихого Вашингтона несся на бешеной скорос­ти «Мустанг» устаревшей модели, в кабине которого на­ходились двое — мужчина и женщина. За этой машиной неслась другая, явно ее преследуя. В северо-западной части города «Мустанг» резко обогнал впереди идущую машину и с ходу влетел на территорию израильского посольства, в ворота, как будто специально открытые для него. Преследовавший его автомобиль остановился у ворот, и из него вышли люди, по манере держаться которых в них можно было безошибочно распознать аген­тов Федерального бюро расследования.

Прошло некоторое время. «Мустанг» выехал с терри­тории израильского посольства, сопровождаемый дипло­матичеекими представителями Израиля. И прямо у ворот, на глазах израильских дипломатов, агенты ФБР аресто­вали водителя «Мустанга». Это был Джонатан Дж. Поллард, американский гражданин, возраст — 31 год, сотрудник разведки военно-морских сил США, работаю­щий в ее отделе борьбы с терроризмом. В «Мустанге» вместе с ним была его жена Энн Хендерсон-Поллард. Она арестована не была.

Поллард же сразу был подвергнут допросу и, как сообщил затем помощник прокурора Гарри Беннер судье, к которому обратился с просьбой вызвать Поллар-да в суд, признал, что располагает «крупной суммой денег». Прокурор утверждал, что эти деньги арестован­ный получил «в качестве платы за секретные документы, проданные иностранному правительству». Судья назна­чил на среду 27 ноября слушание дела, в ходе которого собирался решить, содержать ли арестованного под стра­жей или выпустить его под залог.

Об этой истории газета «Вашингтон пост» рассказала в своем номере 22 ноября, в пятницу, то есть на следую­щий день после ареста Полларда. Редакции уже тогда было известно, что Поллард признал на допросе в ФБР, что «он передал весьма секретные документы военного характера израильским должностным лицам». Сообщила газета и о том, что Полларду уже предъявлено обви­нение «в передаче секретов, касающихся национальной обороны, иностранному правительству», а также обвине­ние — «в незаконном владении секретными документами, касающимися обороны». По первому обвинению Поллар­ду грозило пожизненное заключение (максимальное на­казание), по второму — девять лет тюрьмы и штраф десять тысяч долларов.

При обыске в квартире Полларда было обнаружено около восьмидесяти секретных документов, приготовлен­ных для передачи израильским агентам, которым он был известен под шпионской кличкой «Дэнни Коген». В ходе следствия Поллард — Коген, судя по всему, и не думал отмалчиваться. Он сообщил, что передал израильтянам «сотни страниц конфиденциальных военных документов, в том числе одну папку весьма секретных». Выяснилось, что ему активно помогала его жена, которой за это может грозить тюремное заключение сроком до десяти лет. Связь у Полларда с израильским посольством была регулярная: портфели, набитые секретными документами, он передавал туда до трех раз в неделю. Таких доку­ментов он мог выносить из своего офиса сколько угодно, никто его не контролировал и не проверял.

В израильском посольстве полученные от Полларда документы немедленно копировались; этим занимались несколько сотрудников. Связывались и сотрудничали с Дэнни Когеном до шести израильтян, среди них были секретарь посольства, советник по науке и технике, сотруд­ник консульства в Нью-Йорке, стажер-аспирант, все сотрудники израильских разведывательных служб. Сразу же после ареста Полларда Илан Равид, советник по­сольства по науке и технике, и Йосеф Ягур, консульский работник, покинули США, хотя Тель-Авив и заверял американские власти, что все, кто в его посольстве был так или иначе связан с Поллардом, будут оставаться на месте и «сотрудничать» со следствием.

В том, что израильские разведывательные службы пустили глубокие корни в Соединенных Штатах, ничего особенного, впрочем, не было. В уже упоминавшемся секретном докладе ЦРУ «Израиль: внешние разведка и служба безопасности» отмечалось еще несколько лет назад, что, в частности, все тот же «Моссад» «исполь­зует свои связи с высокопоставленными лицами и прави­тельственными деятелями в странах, которые имеют важное значение для Израиля». В число этих стран не без оснований можно включить и США, чье Центральное разведывательное управление было одним из «крестных отцов» современного «Моссада» и сотрудничает с ним самым активным образом. Впрочем, надо отдать спра­ведливость составителям доклада: они заявили, что из трех главных задач разведывательных служб Израиля две связаны с «работой» фактически против США. Пер­вой из этих трех задач является, разумеется, разведы­вательная деятельность против арабских стран. На вто­ром же месте — «сбор информации о тайной политике или решениях США, если таковые принимаются, в отно­шении Израиля». Третьей своей задачей израильские разведывательные службы считают «сбор разведыва­тельных сведений о научных достижениях в США и других промышленно развитых странах». На выполнении именно этой задачи и попалась чета Поллардов.

И все же они лишь мелкие сошки по сравнению, на­пример, со Стивеном Брайеном, руководителем аппарата комиссии по иностранным делам сената США, который еще весной 1978 года попался на том, что поставлял секретную информацию израильским агентам. «Дело», заведенное на него Федеральным бюро расследований, состояло из документальных доказательств на 60G лис­тах! Вместе с ним, вероятно, можно было бы привлечь к суду и Мориса Эмитая (помощника сенатора Абрахама Рибикова) и Ричарда Перла (помощника сенатора Генри Джексона), с которыми он сотрудничал в руководстве израильским лобби на Капитолийском холме.

Брайен вынужден был уйти в отставку, зато «дело» было замято и в суд не передано, хотя в распоряжении ФБР имелись, например, такие улики, как запись теле­фонного разговора, в ходе которого в израильское по­сольство передавались секретные сведения, которые пре­доставил «кто-то из Совета национальной безопасности» (об этом сообщалось в американском журнале «Полити-кал фокус» в феврале 1982 года). Было обнаружено, что информацию эту поставлял Гельмут Сонненфельдт, бывший тогда ни много ни мало ближайшим сотрудником Генри Киссинджера, помощника президента США по национальной безопасности. ФБР доказало, что Сон­ненфельдт «имел тесные связи с израильтянами и Пер­лом». Доказало… но на этом все и закончилось. Более того, высокопоставленные американские «добровольные сотрудники» израильских разведывательных служб были вознаграждены. Погоревший Стивен Брайен получил должность директора «Еврейского института за нацио­нальную оборону», находящегося в Вашингтоне и про­водящего активную произраильскую политику. Морис Эмитай возглавил «Комитет по американо-израильским отношениям», сионистскую организацию, проводящую политику Израиля в США. Но выше всех поднялся Ри­чард Перл, которому президент Рейган вручил пост за­местителя министра обороны США.

Стоит напомнить и о пресловутом Джозефе Чурбе, «соратнике» известного главаря израильских «ультра» Меира Кахане, расиста и погромщика, являющегося сегодня депутатом израильского кнессета. Чурба, как и Кохане, в 1965—1967 годах работал одновременно и на ЦРУ, и на ФБР (Меир Кахане носил тогда имя Майкла Кинга) и активно участвовал в травле инакомыслящих в США. Затем Чурба занял официальный пост в раз­ведке американских военно-воздушных сил и даже стал помощником генерала Джорджа Кигена, командовавше­го в то время разведкой ВВС И наконец, в 1980 году Джозеф Чурба стал советником… кандидата в прези­денты США от республиканской партии Рональда Рей­гана! После победы Рейгана на выборах ему был пре­доставлен один из важных постов в новой администра­ции. При этом, разумеется, никто и не вспомнил, что Джозефу Чурбе до этого пришлось покинуть разведку американских ВВС после скандала, последовавшего за публикацией в печати сведений, что он снабжал израиль­ские разведывательные службы секретной информацией.

Стоит рассказать немного подробнее и о Меире Каха-не — Майкле Кинге, платном агенте-провокаторе амери­канских спецслужб. Летом 1986 года американское из­дательство «Эдэма букс» выпустило книгу израильского журналиста Йаира Котлера, называющуюся «Хайль Кахане». В ней рассказывается о карьере фашиста-сиониста, начинавшего свой преступный путь в роли спе­циального агента ФБР, внедренного в еврейскую общину США с конкретным заданием: «заставить замолчать» американских евреев, тех, кто выступал особенно актив­но против агрессии США во Вьетнаме.

«Координировал кампанию по подавлению анти­вьетнамских выступлений и выслеживанию еврейской молодежи, уклоняющейся от призыва на военную служ­бу, специальный агент ФБР Майкл Кинг, внедренный в еврейскую общину»,— пишет Йаир Котлер.

Именно тогда Кахане вместе с его дружком Чурбой изладили «научный труд» — книгу, называвшуюся «Ев­рейская ставка во Вьетнаме», в которой доказывали, что поддержка американской агрессии против вьетнамского народа «созвучна» интересам и Израиля, и американ­ских евреев. Автор книги признает, что с помощью ли­деров сионизма правительству США удалось «подавить антивьетнамскую риторику» среди американцев еврейско­го происхождения, создав видимость их «спонтанной» поддержки политики Белого дома.

Затем, уже в 70-х годах, провокатора пригрело ЦРУ, решив его использовать на поприще антисоветизма. Йаир Котлер пишет:

«ЦРУ хотело подорвать разрядку, Кахане добивался известности, которую дала бы ему роль «борца за права советских евреев». Далее перечисляются «подвиги» созданной Кахане (при поддержке ЦРУ и наверняка с благословения израильских спецслужб!) «Лиги защиты евреев». Провокации против советских дипломатов и граждан СССР, приезжающих в США, хулиганство и бандитизм с антисоветской окраской, взрывы бомб и об­стрелы советских дипломатических учреждений и жилых квартир. И наконец, убийство американской гражданки. Ныне Кахане — свой человек в израильских спецслуж­бах и член кнессета.

…Среди высокопоставленных американцев, работав­ших на «Моссад», был и Малькольм Карри, деятель Пен­тагона, завербованный генеральным консулом Израиля в Нью-Йорке Давидом Ривлином.

Израильская внешнеполитическая разведывательная организация «Моссад», находясь под покровительством ЦРУ, чувствует себя в США настолько вольготно, что не стесняется проводить на американской территории самые скандальные операции. Такой, например, была проведенная в 1979 году акция по компрометации Эндрю Янга, постоянного представителя США в ООН при пре­зиденте Картере (Эндрю Янг был избран в 1982 году мэром Атланты, города, считающегося «культурной столицей» Юга США).

Как известно, Эндрю Янг всегда был человеком не­зависимых взглядов и самостоятельных решений, хотя высказывания его, по словам газеты «Юманите», «отлича­ются… ограниченностью» и «характерны для либераль­ного течения». В бытность свою на посту постоянного представителя США в ООН он решил прощупать воз­можности расширения политического спектра действий США на Ближнем Востоке и с этой целью был готов пойти на неофициальную встречу на «нейтральной тер­ритории», то есть в доме «третьего лица», с представи­телем Организации освобождения Палестины в ООН Зехди Терси. Такая встреча состоялась 26 июля 1979 года на квартире кувейтского представителя в ООН Абдуллы Якоба Бишары (Нью-Йорк), и агенты «Моссада» имели возможность наблюдать ее, подслушивать и записать происходившие беседы. Потом они организовали «утеч­ку» собранной информации в журнал «Ньюсуик». Про­сионистские круги США на основании этого развернули против Янга бешеную клеветническую кампанию, и ему пришлось уйти в отставку со своего поста в ООН.

Это, однако, вызвало политический скандал, так как агенты «Моссада», подслушивая и записывая беседу Янга и Терси, грубо нарушили федеральные законы. Послышались требования начать расследование действий «Моссада» на американской территории. Они натолкну­лись на решительное возражение генерального проку­рора США Бенджамина Живилетти, который заявил, что ничего не станет предпринимать, пока у него не будет

«конкретных доказательств незаконной деятельности» («Моссада».— £. /(.). Когда же генерального прокуро­ра журналисты спросили, «не будет ли неполезным для США расследовать (и преследовать!) деятельность со­юзника, такого, как Израиль», он ответил: «Ноу коммент!»

В то же время ФБР заявило, что не следит за деятель­ностью израильской агентуры в США. Официальный пред­ставитель ФБР Хомер Бойтон сказал по этому поводу:

— Израиль — не страна-противник, и мы не тратим силы на слежку за ее деятельностью.

Американские газеты в те дни выражали сомнения, знает ли ФБР вообще о размахе «активности» Израиля в США и будут ли когда-нибудь собраны об этом полные данные. ФБР так и не получило приказа расследовать роль агентов «Моссада» в «деле» Янга.

Одна из зарубежных газет писала в те дни, что власти США не захотят портить «дружественные рабочие отно­шения между американской и израильской разведы­вательной службами, так как США в некотором отноше­нии зависят от разведки Израиля».

А уже в 1986 году в американской прессе сообща­лось, что некий Джон Дэвитт, лишь в 1980 году вышед­ший в отставку с поста руководителя отдела внутренней безопасности министерства юстиции США, заявил в ин­тервью по телефону, что израильские разведывательные службы (и «Моссад», и АМАН) на американской тер­ритории «действуют более активно, чем какие бы то ни было другие… Они поровну уделяют свое внимание США и арабским странам».

Он же сообщил, что знает «несколько случаев» вы­сылки израильских дипломатов, подозревающихся в шпионаже, но делалось это «без особого шума».

Газета «Вашингтон пост», писавшая обо всем этом, сообщает и о том, что «другие сотрудники американ­ской разведки, просившие не называть их фамилий, сообщили, что располагают сведениями о ряде опера­ций израильской разведки в США. В некоторых случаях речь шла о секретной информации, передававшейся агентам Тель-Авива произраильски настроенными аме­риканцами, которые, однако, не были платными агента­ми, как Поллард».

Стоит напомнить и историю, рассказанную в 1982 году независимой и обычно очень хорошо информированной кувейтской газетой «Аль-Ватан», о том, как «Моссад» вел «разработку» самого… будущего президента США

Рейгана! Эта операция началась по приказу прави­тельства Бегина еще в 1979 году, когда израильские аналитики «вычислили» возможность победы Рейгана на предстоящих президентских выборах. Агентам «Моссада» удалось завербовать одного из близких друзей Рейгана миллионера Альфреда Блюменталя. При этом делалась ставка на его еврейское происхождение, но вербовка все же основывалась на грубом шантаже: у Блюменталя была любовница — манекенщица Вики Морган, и ему пригрозили самым вульгарным скандалом! В результа­те «Моссад» заполучил документы, свидетельствующие, что выборная кампания Рейгана финансировалась Блю-менталем и его сообщниками с грубыми нарушениями соответствующих этому случаю американских законов. Эти документы стали в руках заинтересованных лиц ору­дием на случай необходимости проведения против пре­зидента США «операции давления».

Не могу не привести высказывание по этому поводу газеты «Аль-Ватан» (оно уже публиковалось в советской печати):

«Желая отблагодарить своих друзей из сионистских кругов, новый хозяин Белого дома провозгласил курс на неограниченную поддержку Израиля, в том числе варварской агрессии Тель-Авива против суверенного Ливана, на поощрение кровавых преступлений захват­чиков против палестинского народа».

Знали ли соответствующие органы в США о (мягко говоря!) неджентльменском поведении своих израиль­ских партнеров? Об этом свидетельствует вышеупомя­нутый доклад ЦРУ об израильских секретных службах, захваченный в посольстве США в Тегеране в 1979 году. Доклад этот занимает полных 47 страниц и публико­вался частями как в газете «Вашингтон пост», так и в газете «Бостон глоб» в начале февраля 1982 года. (Всего же в Тегеране было опубликовано 13 томов секретных документов, захваченных в посольстве США в 1979 году!)

ЦРУ отмечало в своем докладе, что израильская контрразведка «Шин-Бет» неоднократно предпринимала попытки «проникнуть в секреты» посольства США в Израиле. Ее агенты стремились подкупить охрану по­сольства — морских пехотинцев, завербовать сотрудни­ков посольства и консульства, играя на их слабостях. Одному из сотрудников посольства подсунули смазли­вую девицу и разработали целый сценарий его шантажа:

ЦРУ докладывает также и о том, что в 1954 году «Шин-Бет» установил «электронный жучок» в кабинете само­го американского посла! А в 1956 году было обнаружено, что прослушиваются телефоны американского воен­ного атташе!

В докладе ЦРУ сообщается, что иностранные, в том числе и американские, дипломаты, работающие в Израи­ле, находятся под постоянным наблюдением «Шин-Бета». В свою очередь «Моссад» использует в своих целях за­рубежные представительства израильских авиационной и судоходной компании «ЭлАЛ» и «ЗИМ». ЦРУ пере­числяет прикрытия агентов «Моссада»: студенты и уче­ные, бизнесмены, агенты туристических компаний, жур­налисты, особенно работающие в ООН.

Не брезгуют израильские разведывательные службы и сотрудничеством с преступным миром США, в част­ности с главарями мафии. К услугам мафиози прибега­ют, когда надо кого-нибудь «убрать» и в США и в других странах «свободного мира». Речь, разумеется, идет о тех, кто не угодил чем-нибудь правителям Тель-Авива. Ни для кого, например, не являлось секретом, что связь между «Моссадом» и мафией осуществлялась через Меи-ра Лански, известного в качестве финансового министра мафии и ворочавшего гигантскими суммами.

Меир Лански (Меир Сухованский) родился в Грод­но примерно в 1901 или в 1902 году. Во всяком случае, как сообщает одна из английских газет, посвятившая ему свою статью, мамаша Меира, привезшая его в Нью-Йорк в 1911 году, не могла вспомнить ни дня, ни даже месяца его рождения и утверждала только, что ему девять лет. А в 70 лет его личное состояние оценивалось при­мерно в 100—300 миллионов долларов. К этому времени он стал главарем крупнейшего игорного синдиката США, его бизнес охватывал все сферы преступности — от нар­котиков до владения фирмой «Убийство инкорпорейдт», на которой кровь не менее чем восьми сотен людей. С по­мощью своего «старого друга» Батисты Лански прев­ратил Кубу в гигантский игорный дом, «рай для игроков». После краха режима Батисты «синдикат» Лански дол­гое время процветал на Багамских островах. На «за­служенный отдых» же он решил отправиться в Израиль — на «землю обетованную», чем и привел в определенное замешательство правителей Тель-Авива. Слишком уж одиозной фигурой был этот матерый преступник, взду­мавший на старости лет рассчитывать на благодарность тех, кому он помогал в самых грязных делах, когда был в расцвете своих преступных сил. И привыкшие к скан­дальным ситуациям правители Тель-Авива принялись энергично отмежевываться от старого гангстера, давая понять, что если «кто-то» в Израиле и имел с ним дело в прошлом, то «работал» на свой страх и риск и без одоб­рения власть придержащих.

Этот испытанный прием был применен и в скандале, разразившемся после ареста 25 ноября 1985 года Джо­натана Полларда, а затем и его супруги Энн Хендерсон-Поллард. Джонатан Поллард «раскрывался» арестовав­шими его властями не сразу. Сначала о нем говорили туманно: один из сотрудников министерства обороны имел связь с израильским посольством. Потом стали уточнять—гражданский служащий военно-морских сил США. Еще через некоторое время его стали называть «аналитик ВМС». А потом уже вездесущие журналисты открыли, что Джонатан Поллард занимал немалый пост в разведке ВМС, позволявший ему иметь доступ к самым секретным документам и сведениям, таким, например, как данные об используемых американской разведкой системах слежения и другого электронного оборудова­ния. Поллард продавал израильской разведке не только сведения об этой технике, но и данные, собранные с по­мощью этой техники на Ближнем Востоке и касающиеся военного потенциала арабских стран.

За эту «работу» шпиону было выплачено, по разным данным, 45 или 50 тысяч долларов, а также вручен фаль­шивый израильский паспорт, чтобы в случае провала он мог исчезнуть в «неизвестном» направлении. Опыт та­ких «исчезновений» у израильских разведывательных служб имеется, как известно, немалый. В том же 1985 году из США «исчез» некий калифорнийский предпри­ниматель по имени Ричард Смит, уличенный в том, что нелегально переправил в Израиль 810 «критронов», специальных электронных устройств, используемых при производстве ядерного оружия. Скандал разразился громкий, и израильскому правительству пришлось давать объяснения. Оно даже было вынуждено обещать вер­нуть часть неиспользованных «критронов». Ричард Смит в свою очередь долго прикидывался всего лишь наивным простаком, не понимавшим, какого рода «товар» он переправлял в Израиль. И все же дело дошло до суда, и Большое жюри признало «бизнесмена» виновным в незаконной деятельности.  Как только был  объявлен приговор, Ричард Смит бежал из США все в том же «неизвестном» направлении. В ходе судебного разбира­тельства его, насколько известно, в связях с израиль­скими разведывательными службами прямо не обвиня­ли, во всяком случае публично. Но и его «работа», и легкость, с которой был осуществлен его наверняка заранее подготовленный побег, свидетельствуют, что ко всему этому приложили руки «Моссад» или АМАН, а то и оба они сразу.

В конце 1985 года произошла и другая история, свидетельствующая о размахе действий израильских разведывательных служб в США. Сотрудники амери­канских таможенных органов нанесли визиты на военные заводы, разбросанные в трех штатах, заподозренные в том, что они нелегально отправляют в Израиль секретную документацию, в частности касающуюся хромирования стволов танковых орудий с целью увеличения их даль­нобойности и точности. Ничего «незаконного», по словам одного американского должностного лица, отказавшего­ся назвать свое имя, обнаружено не было. Но этот «налет», как окрестили акцию таможенников в Тель-Авиве, израильские официальные лица немедленно использова­ли для того, чтобы представить Израиль чуть ли не жерт­вой антиизраильского заговора. Министр обороны И. Ра-бин вызвал посла США Т. Пикеринга и выразил ему свое «удивление» и потребовал объяснений. В министерстве обороны был устроен брифинг для местных и зарубежных журналистов, и директор министерства генерал Менахем Мерон обвинил США в… «нечестной игре»! А заодно (под шумок) израильские военные цензоры напомнили американским журналистам, работающим в Израиле, что они должны представлять в цензуру все, что пишут о «деле Полларда». С военной цензурой же в Израиле шутить не приходится.

Но американские таможенники не остались в долгу. В начале июля 1986 года стало известно, что, по словам корреспондента телекомпании Си-би-эс, министерством юстиции США совместно с таможенной службой ведется «крупное расследование в связи с обвинениями Израиля в том, что он украл американскую технологию производ­ства кассетных бомб» и что проведены обыски на пред­приятиях двух американских компаний, замешанных в этом деле. Всего же для дачи показаний были вызваны представители десятков компаний, а также израильские сотрудники (не имеющие дипломатических паспортов!) из военного атташе Израиля. Для объяснений госдепар­тамент пригласил в свою очередь израильского посла Меира Розена.

Но Вашингтон явно не стремился обострять отноше­ния со своим «стратегическим союзником» по столь пус­тяковому делу, как разоблачение очередного израиль­ского шпиона. В первых числах декабря 1985 года го­сударственный секретарь США Джордж Шульц лично позвонил по телефону израильскому премьер-министру Шимону Пересу, разбудив его своим звонком в полови­не четвертого утра в воскресенье. Их беседа продолжа­лась полтора часа, а еще через тринадцать с половиной часов, как сообщила газета «Вашингтон пост», «израиль­ское правительство публично принесло извинения Сое­диненным Штатам за шпионаж «в масштабе, которого не наблюдалось ранее». Шульц сразу же приветствовал это извинение, охарактеризовав его как «прекрасное заявление».

Эта же газета отметила, что «по словам представи­телей США и дипломатических кругов, стратегия, на­меченная Шульцем и Пересом под утро в воскресенье, исходила из растущей озабоченности по поводу того, что дело Полларда может вбить клин в отношения между двумя странами».

Просионистская пресса США приветствовала такое развитие событий и принялась давать советы, что делать, дабы замять скандал и даже извлечь из него полити­ческие выгоды. Так, например, «Нью-Йорк тайме» опуб­ликовала статью представителя израильской газеты «Дже-рузалем пост» в Вашингтоне, в которой говорилось сле­дующее:

«Вашингтону и Иерусалиму надлежит быстро пред­принять шаги для того, чтобы ликвидировать ущерб, вызванный арестом в прошлом месяце Дж. Полларда, американского специалиста по разведке, которому было предъявлено обвинение в продаже информации Израи­лю. Обеим странам необходимо серьезно поразмыслить над состоянием их отношений».

Отметив, что «Вашингтон, понятно, был расстроен случаем с Поллардом», корреспондент «Джерузалем пост» рекомендует Вашингтону и Тель-Авиву, дабы из­бежать подобных скандалов в будущем, рассмотреть «вопрос о подписании официального соглашения в об­ласти безопасности». Более того, разразившийся скан­дал привел… к благоприятному моменту «для того, что­бы Соединенные Штаты и Израиль начали серьезно заниматься заключением оборонительного пакта».

Израильский журналист бесцеремонно напоминает Вашингтону, что Поллард попался как раз тогда, когда американо-израильское стратегическое сотрудничество «достигло новой кульминации»! Мол, за последние два года 6-й флот США превратил израильский порт Хайфа в свой «важный объект» и Вашингтон с Тель-Авивом проводят в Израиле совместные военные учения и «ин­тенсивно разрабатывают планы на случай чрезвычайной обстановки». Перечисление заслуг Тель-Авива перед американским империализмом продолжается. Это и обе­щание разрешить построить на территории Израиля мощную радиостанцию «Голоса Америки», и согласие Тель-Авива участвовать в разработке «стратегической оборонной инициативы» (СОИ).

Заодно без лишних церемоний напоминается и о том, что Вашингтону нечего разыгрывать из себя оскорблен­ную невинность и он повязан с сионистским государст­вом одной веревочкой.

«Смог бы Израиль предпринять в одностороннем по­рядке военные акции против арабов, если бы он подпи­сал с Америкой военный пакт? — вопрошает автор на­званной статьи.— Сумел бы он нанести удар по штаб-квартире Организации освобождения Палестины (ООП) в Тунисе, вывести из строя иракский ядерный реактор, направить коммандос для спасения заложников в Энтеббе или вторгнуться в Ливан? Вероятно, без официальных консультаций — нет».

Более циничного пассажа представить себе трудно, ведь всему миру известно, что эти бандитские акции были осуществлены Тель-Авивом после одобрения США, и доказательств тому — множество! Риторический же вопрос был задан лишь, чтобы напомнить об этом Ва­шингтону и высказать желание правителей Тель-Авива: «Пусть же Соединенные Штаты и Израиль обратят не­приятный эпизод с Поллардом в свою пользу».

Буквально одновременно с «Вашингтон пост» высту­пила и американская газета «Крисчен сайенс монитор», посвятившая «делу Полларда» целую подборку статей.

«От Израиля в Вашингтоне мало секретов,— заяви­ла газета во всеуслышание…— Большая часть официаль­ного Вашингтона открыта для Израиля. Сотрудники американской разведки давно обмениваются информа­цией со своими американскими коллегами. Говорят, что руководители тайных операций ЦРУ поддерживают хо­рошие личные контакты с израильской спецслужбой «Моссад».

Насчет «хороших личных контактов» руководителей американских разведывательных служб и израильских — это еще мягко сказано! Стоило бы припомнить хотя бы еще один скандал из американо-израильских отноше­ний, разразившийся в 1974—1975 годах и вынудивший уйти в отставку руководителя контрразведки ЦРУ Джей­мса Энглтона, близко стоявшего к сионистским кругам США и лично обеспечивавшего связи ЦРУ с израильскими разведывательными службами. Он попался на том, что, по словам «Вашингтон пост», «занимался обменом инфор­мацией с секретными службами Израиля в обход обычных каналов — ближневосточного регионального отдела ЦРУ», то есть, попросту говоря, шпионил в пользу Израи­ля. Как после такого не поверить утверждению «Крисчен сайенс монитор», что «высокопоставленные должностные лица США принимают как нечто само собой разумеющееся тот факт, что любая информация, интересующая Изра­иль, попадает в его посольство из государственного депар­тамента или Совета национальной безопасности максимум за два часа»!

И разрешая следователям ФБР прибыть в Израиль, и возвращая американцам горы секретных документов, проданных Лоллардом израильским разведывательным службам, правители Тель-Авива рассчитывали на взаимо­понимание Вашингтона. Группу, отправившуюся в Изра­иль, возглавил Абрахам Софейр, юрисконсульт государ­ственного департамента США, известный тем, что помогал «палачу Сабры и Шатилы», министру израильского правительства А, Шарону, вести процесс против журнала «Тайм», обвинившего Шарона в организации резни в лагерях палестинских беженцев в Бейруте (в сентябре 1982 г.).

Как и было договорено между Вашингтоном и Тель-Авивом, прибывшая из США следственная комиссия получила возможность побеседовать с кое-какими изра­ильскими чиновниками, и ей были вручены документы, поступившие в Израиль от Полларда. Официально об этом сообщил журналистам представитель государствен­ного департамента США Ч. Редмэн. Слова его были тщательно обдуманы и взвешены с тем, чтобы — упаси боже!— в них не было ничего оскорбительного для Тель-Авива.  Ну разве не блещет светской изысканностью нижеследующее заявление этого ответственного предста­вителя государственного департамента!

«Группа американских экспертов завершила при пол­ном содействии правительства Израиля свою работу, связанную с некоторыми действиями (!), в результате которых сотрудники израильского правительства получи­ли без разрешения (т. е. в результате шпионажа.— £. К.) документы правительства Соединенных Штатов. Правительство Израиля подтвердило, что оно возвратило Соединенным Штатам все эти документы, находившиеся в его руках или под его контролем. Благодаря содей­ствию правительства Израиля группа американских экспертов получила возможность побеседовать с лицами, осведомленными о фактах, имеющих отношение к работе этой группы».

Как все элегантно и мило, не правда ли? А главное — ни слова о шпионаже и о шпионах, ни слова о политиче­ском скандале и о том, кто в нем замешан. Нет шпионов и их шефов, есть только «лица, осведомленные о фактах», «имеющих отношение» к следствию.

Поначалу «эксперты», вернувшиеся из Израиля с чемо­данами вновь обретенных секретных документов США, хранили упорное молчание. Но чем больше они знакоми­лись с этими документами, чем шире разворачивалась перед ними картина деятельности и интересов израиль­ских «союзников» ЦРУ, тем труднее все это было про­должать держать в тайне.

Оказалось, что Поллард продал израильтянам секрет­ные коды, которыми пользуется б-й флот США, действую­щий в Средиземноморье, и израильские разведывательные службы могли располагать всей имевшейся в распоряже­нии ВМС США разведывательной информацией по этому региону. К этому были добавлены данные о возможностях США вести наблюдения за боевыми действиями как арабских армий, так и армии Израиля. Политические и военные разведывательные данные об арабских странах, в том числе и тех, с кем Вашингтон поддерживает «дружеские» отношения и кого именует странами «с уме­ренными» или «консервативными» режимами. Доклады об американских вооружениях, шифры и компьютерные программы управления танками, ракетами и боевыми самолетами. При аресте агенты ФБР изъяли у Полларда около 80 секретных документов, и он признался в том, что передал израильским разведывательным службам целый чемодан данных о вооруженных силах США!

Сведения обо веем этом постепенно просачивались в печать, однако и Тель-Авив, и Вашингтон все еще ста­рались хотя бы приглушить скандал. В Израиле непре­рывно консультировались между собою премьер-министр Шимон Перес, министр иностранных дел Ицхак Шамир и министр обороны Ицхак Рабин. Симха Диниц, член израильского кнессета, выступая в программе телекомпа­нии Эн-би-си, заявил, что «случай» с Поллардом — «ужасная ошибка».

По-своему решил «смягчить» скандал и бывший ди­ректор ЦРУ Ричард Хелмс, заявивший со всей прямотой профессионала:

«Меня этот шпионаж друзей Соединенных Штатов совсем не удивляет… В конце концов, в шпионаже нет правил. Единственный грех в этом — быть пойманным».

Возник из забвения и бывший шеф «Моссада» и его ветеран Иссер Харел, который, признав, что «дело Пол­ларда» — ошибка Израиля, выразил неудовольствие тем, что «некоторые американские официальные лица хотят отомстить Израилю» за эту ошибку. Другой ветеран «Моссада» отметил в свою очередь, что «дело Поллар­да» — непрофессиональная и плохо подготовленная опе­рация».

Как бы там ни было, но в начале 1986 года казалось, что скандал стал затихать. Американо-израильское со­трудничество продолжало развиваться во всех областях — политической, экономической, военной. Тель-Авив шумно продемонстрировал свою верность американскому импе­риализму, включившись в разработку его «стратегической оборонной инициативы» (СОИ) и демонстрируя поддерж­ку американской агрессии против Ливии. И вдруг в начале июня этого же года началось судебное слушание «дела Полларда», в самом начале которого и сам он, и его жена признали себя виновными в шпионаже в пользу Израиля.

Мало того, директор ФБР Уильям Уэбстер заявил, что израильские власти не полностью «сотрудничали» со следствием и помощь в этом деле «со стороны израильтян ограничена». «Складывается впечатление,— заявил шеф ФБР в интервью газете «Нью-Йорк тайме»,— что мы, по всей вероятности, столкнулись с выборочным сотруд­ничеством». Правда, Уильям Уэбстер постарался как бы смягчить впечатление от своих слов, сказав, что такое положение вызывает «разочарование, но если учесть характер сбора разведывательной информации,— это, по сути дела, не удивляет».

Действительно, характер информации, полученный израильскими разведывательными службами с помощью Полларда, не располагает эти службы к откровенности. Тем более в ходе следствия выяснилось, что речь уже идет не только о самом Поллардс и тех сотрудниках израильского посольства, которые им руководили, но и о широкой шпионской сети в США, которую «курировал» сам Поллард!

Буквально через день после заявления шефа ФБР посольство Израиля в США поспешило опровергнуть слова Уильяма Уэбстера, в свою очередь заявив, что его правительство «проявляло и продолжает проявлять «полное сотрудничество в этом деле», и подчеркнув, что видит в деятельности Полларда «несанкционированный отход от политики Израиля — не предпринимать никаких шпионских действий на территории США». Стоит ли говорить, что все это заявление является насквозь лжи­вым, если учесть, что Поллард — далеко не первый разоблаченный в США агент израильских разведыватель­ных служб!

Одновременно с лживым заявлением посольства Израиля израильская пресса, как по команде, обрушилась на федерального прокурора округа Колумбия, главного обвинителя по делу Полларда Джозефа Дигенову за то, что тот пообещал энергично продолжать следствие «по де­лу шпионской организации»! Официальные лица Тель-Авива выразили в связи с этим «удивление и возмуще­ние» — мол, подобные высказывания создают впечатле­ние, что Израиль имел в США обширную шпионскую сеть. Тель-Авив же это изо всех сил отрицает. С таким отрицанием выступил лично премьер-министр Израи­ля Шимон Перес, заговоривший «о попытках подор­вать американо-израильские отношения», выразивший надежду, что они прекратятся, и еще раз попы­тавшийся убедить всех и вся, будто имеется твердая политическая установка, «в соответствии с которой Из­раиль не ведет никакой шпионской деятельности» в США.

И все же, припертый к стене фактами, Шимон Перес был вынужден признать шпионаж Полларда. Он признал, что Поллард был завербован израильскими разведыва­тельными службами, но отдел, который его завербовал, «превысил свои полномочия и был распущен» после ареста этого шпиона. Шефом этого «отдела» и в США, и в Израиле неоднократно назывался Рафаэль Эйтан, в свое время возглавлявший оперативный отдел «Мосса­да» — третий по важности пост в этой шпионско-терро-ристической организации.

В этой организации Эйтан сделал блестящую карьеру, поднявшись до командных постов с обычной оперативной работы. Будучи тесно связанным с правым блоком «Ликуд» и с самим «палачом Сабры и Шатилы» Ариэлем Шароном, он стал советником сначала Менахема Бегина, а затем Ицхака Шамира, в их бытность премьер-минист­рами, и главой контрразведки «Шин-Бет». В 1984 году, когда правительство возглавил лидер Партии труда Шимон Перес, Эйтан был снят и с этого поста, и с долж­ности «советника по борьбе с терроризмом» и назначен главой «Лекема», ведомства «научной разведки» при министерстве обороны Израиля. Это ведомство, именуемое «Бюро научных связей», прикрывает «отделы анализа и борьбы с терроризмом» министерства обороны и если не входит в военную разведку АМАН, то, безусловно, имеет с нею самые тесные связи. Если же учесть, что «Моссад» был и остается вотчиной Партии труда, а АМАН пользуется благосклонностью блока «Ликуд», один из ли­деров которого А, Шарон в бытность свою министром обороны сделал немало для возвышения военной разведки, то провал АМАН не мог быть не использован политически­ми соперниками.

Во всяком случае он был избран на роль «козла отпущения», что устраивало Шимона Переса во всех отношениях и прежде всего компрометировало одного из его политических соперников — члена ЦК партии «Херут», входящей в блок «Ликуд». Тель-Авив заявил, что отдел «Лексм» распущен, а Эйтан снят с поста и назначен на другую должность.

Поскольку фигура Эйтана значилась в «деле Поллар­да» на первом месте среди разоблаченных агентов изра­ильских разведывательных служб, в газетах появились сведения о его послужном списке. Оказалось, что Эйтан уже «проходил по делу», заведенному ФБР в 70-х годах в связи с «пропажей» в США 200 фунтов обогащенного урана, количества, пригодного для производства шести атомных бомб! Эйтан был связан тогда с американским ученым-атомником Залманом Шапиро, с предприятия ко­торого «таинственно» и «бесследно» пропал уран. Было доказано, что Шапиро имел контакты и с советником посольства Израиля но науке Абрахамом Гермони и дру­гими израильскими дипломатами.

Вспоминая об этом в связи с «делом Полларда», газета «Вашингтон пост» отмечает, что в 70-х годах расследова­лось дело по обвинению в шпионаже в пользу Израиля еще одного сотрудника американских военно-морских сил, но оно было прекращено, точнее — замято.

Итак, Джонатан Поллард, как признал Тель-Авив, был завербован «Лекемом» и подчинялся Р. Эйтану, ветерану израильской разведки, действовавшему в рамках минис­терства обороны Израиля, то есть так или иначе связан­ному с АМАН. Среди его помощников был бригадный генерал Авиам Селла, которого считают одной из «восхо­дящих звезд» израильских ВВС. Казалось бы, ясно, куда сходятся все нити. Однако шеф АМАН (в 1982 г. им являлся Е. Саги, а в 1983 г. израильская печать сообщала о назначении его «начальником отдела разведки «Цахал») вдруг выступил с заявлением, что его ведомство никакого отношения к «делу Полларда» не имело!

«В связи с этим возникает вопрос, на который израиль­тяне отказываются дать ответ: кто же отвечает за израиль­ские разведывательные службы?— отозвался на такой поворот событий Б. Редекер, корреспондент американской телекомпании Си-би-эс в Тель-Авиве.— Если руководитель разведки (военной.—Я. /С.) не знал о том, что офицер ВВС занимался шпионажем, то кто же знал об этом? Пока власти сообщили мало подробностей, а говорят об этом еще меньше, явно надеясь на то, что дело постепенно заглохнет, а особые отношения сохранятся».

Интересно наблюдать, как менялась тактика Вашин­гтона и Тель-Авива в ходе развертывания «дела Поллар­да». Первоначально Вашингтон, поддавшись раздраже­нию, не сумел установить над ним должного контроля, и падкие на сенсации и скандалы органы информации США, что называется, принялись раскручивать его «на всю катушку». Тель-Авив же пытался отмолчаться, а потом был вынужден извиниться, чем по обоюдному желанию заинтересованных сторон дело и должно было благополучно завершиться. Однако инерция его была такова, а размах настолько неожидан, что тем, кто в Ва­шингтоне пытался все замять, пришлось, чтобы не поте­рять политическое лицо, не оказаться в роли пособников израильской агентуры и, наоборот, приобрести лавры защитников национальных интересов,— им пришлось согласиться на полное расследование и доведение дела до суда.

Да и что оставалось делать, если в печати стали появляться имена израильских агентов, связанных с Пол-лардом, если стало известно, что он не только один из членов, а может быть, даже и один из руководителей широкой израильской шпионской сети, созданной в США еще в 50-х годах и до сих пор функционирующей! Подлило масла в огонь скандала и сообщение, что ФБР ведет следствие по делу еще двух американцев и по крайней мере еще нескольких израильтян, замешанных в «деле Полларда».

Тогда Тель-Авив решил выдать «голову» Рафаэля Эйтана, а Партия труда — нажить себе еще на этом и политический капитал, свалив скандальную историю на своего постоянного соперника по внутриполитической борьбе — блок «Ликуд». Отсекая «больную ветвь», изра­ильские разведывательные службы поспешили отмеже­ваться от того, кого они еще считали своим «героем»,— Эйтан участвовал в свое время в похищении из Буэнос-Айреса Эйхмана! Отступив на два шага, на две позиции, и Тель-Авив, и Вашингтон решили закрепиться на третьей. Часть обвинений с Полларда были сняты и приняты меры, чтобы он не болтал лишнего, того, о чем его не спра­шивают. Для дальнейшей координации действий в Вашин­гтон прибыл Ицхак Модаи, израильский министр юстиции, с одиннадцатидневным официальным визитом. В ходе этого визита И. Модаи заявил, что «между государствен­ным департаментом и вашингтонским министерством юстиции нет никаких разногласий в связи с этим делом».

С этого момента «дело Полларда» явно стало спускать­ся на тормозах, а американская и израильская печать вдруг потеряли к нему интерес. Зато, как сообщал из Тель-Авива корреспондент Си-би-эс, «когда на днях командующий морской пехотой США прибыл с визитом в Израиль, его тепло приветствовал начальник генераль­ного штаба израильских вооруженных сил. Это было церемониальное напоминание о том, что Израиль является ближайшим союзником США на Ближнем Востоке, кото­рого США вознаграждают ежегодно 4 миллиардами долларов».

Часть их и идет на оплату израильской шпионской сети в США!

Мало того, в арабской печати появились сведения, что ЦРУ и «Моссад» предприняли практические шаги по усилению своего сотрудничества, сформировав совмест­ную «комиссию безопасности», на которую возложили задачу проведения так называемых «акций влияния» в европейских странах с целью «изменить в выгодном для Тель-Авива направлении позицию общественных и официальных кругов этих государств по вопросу ближне­восточного урегулирования». Это же детище разведыва­тельных служб США и Израиля планирует террористиче­ские акции против видных общественных и политических деятелей арабских стран и прежде всего против палестин­цев, где бы они ни находились.

Кувейтская газета «Аль-Ватан» писала в связи с этим:

«Ответственные должностные лица в ЦРУ и «Моссаде» решили открыть новую страницу в истории сотрудничества двух спецслужб, после того как были ликвидированы последствия дела шпиона Полларда, сотрудника военно-морской разведки США, который передавал американские секреты в специальное подразделение «Моссада». Сотруд­ничество в плане обмена информацией и планирование совместных операций возобновилось».

Газета сообщила также, что в декабре 1985 года один из высокопоставленных сотрудников израильской внешнеполитической разведки побывал в США и провел переговоры с шефом ЦРУ У. Кейси, а также был принят вице-президентом Дж. Бушем. В ходе этих встреч была подтверждена готовность Тель-Авива присоединиться к СОИ, что и было осуществлено несколько месяцев спустя. В ЦРУ было создано специальное отделение, опирающееся в своей работе на сеть сионистских орга­низаций как в США, так и за их пределами.

В марте же 1986 года состоялся вояж по Ближнему Востоку и некоторым африканским странам самого дирек­тора ЦРУ У. Кейси, инспектировавшего работу предста­вителей своего ведомства. Побывал он и в Тель-Авиве, где, естественно, встречался с руководителем разведыва­тельных служб Израиля. Словом, отношения между Вашингтоном и Тель-Авивом, ЦРУ и «Моссадом» норма­лизовались. «Дело Полларда» можно считать закрытым.

И тут возникает вопрос, на который толком так и не ответила ни одна американская или израильская газета: а что все-таки стоит за разразившимся в связи с этим «делом» скандалом? Зачем Израилю понадобилось вести разведывательную работу против своего «стратегического союзника» и патрона, идти на риск разоблачения и пла­тить деньги за информацию, которую разведывательные службы США предоставляли израильтянам добровольно и бесплатно?

Выходящая  в Аммане,  столице  Иордании,  газета

«Ар-Рай», выражая удивление по поводу заявления, сде­ланного государственным секретарем США Дж. Шульцем после «извинения» Тель-Авива, что отношения между США и Израилем будут продолжать развиваться и станут еще более прочными, отмечает:

«Шумиха вокруг дела Полларда лопнула, как мыльный пузырь, и не отразится на американо-израильских отно­шениях. Все больше складывается впечатление, что напря­женность между Вашингтоном и Тель-Авивом носила преднамеренный и инспирированный характер, однако этот обман не может никого ввести в заблуждение».

Но в то же время газета пишет, что действия Полларда и тех, кому он служил,— «акт, находящийся в полной гармонии с природой сионизма как формы расизма, кото­рый не гнушается никакими способами и средствами в достижении своих целей». Иначе говоря, правители сионистского государства не доверяют до конца даже вашингтонской администрации и хотят быть уверены на все сто процентов в проведении Вашингтоном произраиль-ской политики. Вот почему израильская агентура прони­зывает и политическую, и военную структуры США, и американские разведывательные службы. И «дело Пол­ларда», и операция против Эндрю Янга, и привлечение к «сотрудничеству» высокопоставленных деятелей США показывают, что Тель-Авив исходит из правила «доверяй, но проверяй». И хотя Вашингтон координирует с ним свою политику на Ближнем Востоке, ,Тель-Авив хочет быть уверен, что американцами от него не будет скрыто абсо­лютно ничего, и прежде всего в сфере отношений с араб­скими странами и Организацией освобождения Палес­тины. Чрезвычайно интересуют Тель-Авив и новейшие достижения США в области военной науки и техники, о чем свидетельствует огромный объем информации из этой области, похищенной Поллардом. Конечно, через некото­рое время американцы, возможно, и передали бы эту информацию сами, официальным путем, но это означало бы для Израиля потерю времени, а то и материальные потери.

Вашингтону трудно было бы рассчитывать на то, что ему удастся нажить на «деле Полларда» политический капитал, убедив арабские страны в независимости своих интересов от интересов Тель-Авива. Но раз уж скандал разразился, то почему бы и не попытаться? Тем более что заодно можно было притупить критику и со стороны тех, кто стремится к проведению ближневосточной поли­тики США в более широком спектре, как того хотел Эндрю Янг. И конечно же, нельзя не учитывать, говоря о скандальности разоблачения Полларда, оскорбленного самолюбия американцев: ах, эти израильтяне, ах, небла­годарные! Мы для них стараемся, а они с нами не цере­монятся!

Пройдет время, и наверняка выплывут какие-нибудь дополнительные сведения о «деле Полларда», которые прольют на него еще больше света и позволят дать более точные и обоснованные ответы на все связанные с ним вопросы. Пока же мы видим, скорее всего, лишь вершину айсберга…

…В начале марта 1987 года суд над Поллардом все же состоялся. Полларда приговорили к пожизненному заключению, что вызвало в Израиле нескрываемое неудо­вольствие. Хотя правители Тель-Авива продолжали настаивать на том, что Поллард — «ииициативник», то есть занимался шпионажем в пользу сионистского государства «по собственной инициативе», они не препят­ствовали начавшейся в Израиле кампании в его защиту по сбору средств в «фонд Полларда и его семьи». Вокруг израильского шпиона стал создаваться ореол «патриота и мученика». А Селла, признанный прямым руководителем шпиона Полларда, был повышен в звании и по службе и назначен начальником престижной военно-воздушной базы, которой пользовались к тому же… офицеры амери­канских военно-воздушных сил!

Затем Тель-Авив перешел в наступление. Сионистская пресса и в Израиле, и в США словно по команде загово­рила, что Израиль, завербовав Полларда, осуществил лишь ответную акцию, так как агенты ЦРУ «первыми изменили правила игры и заманили в шпионские сети израильтянина для шпионажа против Израиля». Появи­лись сообщения, что именно с помощью этого израиль­тянина и был разоблачен Поллард, после чего израильская контрразведка «вычислила» американского шпиона и арестовала его.

Газета «Джерузалем пост» утверждала, что этим израильтянином был офицер и он был завербован в 1982 году. Говорилось также, что он завербовался в агенты ЦРУ в знак протеста против израильского вторжения в Ливан летом 1982 года! Более того, и в израильской, и в американской прессе появились намеки, что десятки, а то и больше «поллардов» шпионят как против США, так против Израиля. Стоит ли, мол, после всего этого раздувать шумиху вокруг всего лишь одного заурядного случая?

Нельзя не обратить внимание и на сообщение амери­канской телевизионной компании Эй-би-си, по сведениям которой Тель-Авив будет добиваться от Вашингтона освобождения Полларда и его отправки в Израиль, когда уляжется буря. Словом, принципиально в отноше­ниях США — Израиль ничего не изменилось, и «дело Полларда» осталось лишь «печальным недоразумением»

Но чем в конце концов завершилось «дело Полларда», широкой общественности так и не стало известно. После колоссального шума средства массовой информации США вдруг все разом «забыли» о нем, хотя сведения о работе «Моссада» и АМАН продолжали появляться в связи то с одним, то с другим скандалом в США.

Так, в июле 1986 года стало известно, что израильские агенты «выкрали» в США технологию производства кассетных бомб — смертоносных контейнеров, начиненных сотнями самовзрывающихся взрывных устройств, рас­сеивающих шрапнель. Это оружие массового уничтожения США поставляли Израилю на «оборонительные нужды» до 1982 года, когда Тель-Авив применил его при широко­масштабном вторжении в Ливан и осаде Западного Бейрута.

Я был в то время в Ливане, пережил эту осаду и видел бейрутские улицы, усыпанные этой импортированной из США смертью. Агрессоры буквально засыпали ею Западный Бейрут, убивая стариков, женщин и детей. Я помню, с каким возмущением говорили об этом мои коллеги — западные журналисты. В конце концов Ва­шингтон был вынужден официально заявить о прекраще­нии поставок кассетных бомб в Израиль. А через два года стало известно, что они продолжают находиться на вооружении израильской’ армии.

И все же американским властям пришлось начать расследование, которое длилось в «глубокой тайне» около пяти месяцев. Затем в прессе появились сообщения о результатах этого расследования. Утверждалось, что израильские агенты, прикрывающиеся дипломатическими паспортами, установили контакты с представителями почти полутора десятков американских компаний, связан­ных с производством кассетных бомб, и предложили им кругленькие суммы за нужную Израилю технологию. Как сообщал корреспондент Си-би-эс, ссылаясь на офици­альных американских лиц, «попытка Израиля выкрасть технологию производства кассетных бомб началась в 1984 году».

Госдепартамент решил «принять меры». Был вызван для объяснений израильский посол, а затем посланы повестки с вызовом к следователям восьми сотрудникам израильских военных фирм, представленных в Нью-Йорке, а также допрошены двенадцать связанных с ними амери­канцев. Их обвиняли в… контрабанде, но никак не шпиона­же, пусть даже промышленном. Израильское правитель­ство, разумеется, с привычным возмущением отвергло все «упреки» в свой адрес и заявило, что изготовляет кассетные бомбы по собственной технологии. Тем дело и закончилось ко взаимному удовлетворению Вашингтона и Тель-Авива. Как заявляли тогда многоопытные наблю­датели, вся эта история была разыграна Вашингтоном для того, чтобы отвести от себя обвинения в продолжаю­щихся поставках Тель-Авиву этого вида оружия массового уничтожения, а Тель-Авив охотно пошел на это — одним шпионским скандалом больше, одним меньше, какая разница!

А через полтора месяца обнаружились еще два скан­дальных дела в том же плане. Сотрудник израильского торгового представительства в Нью-Йорке Ронен Тидхар был схвачен на месте преступления, когда он пытался (со взломом!) проникнуть в здание компании, произво­дящей важные детали для авиационной промышленности. Тут уж отрицать что-либо было бы смешно, и представи­тель израильского консульства в Нью-Йорке Барух Бину был вынужден заявить, что Тидхар «будет уволен за то, что поставил свое правительство в ложное положение». Правда, и тут Тель-Авив попытался выкрутиться. Мини­стерство обороны Израиля заявило: «Мы не имеем к этому никакого отношения. Он действовал по собственной инициативе».

Но скандал следовал за скандалом. Приведу отрывок из материала, опубликованного газетой «Вашингтон пост» 20 августа 1986 года:

«Производитель современных камер для разведы­вательной аэрофотосъемки из Чикаго обвинил прави­тельство Израиля в намерении похитить технические секреты фирмы и передать их конкурирующей израиль­ской компании. Фирма «Рекон оптикал иркорпорейтед» из Баррингтона в штате Иллинойс подала в суд на прави­тельство Израиля в мае после того, как фирма прервала действие контракта на сумму 40 миллионов долларов, подписанного в конце 1984 года на поставку ВВС Израиля новых камер для разведывательной съемки. Президент компании Лэрри Ларсон подтвердил вчера в интервью по телефону свое заявление, согласно которому он получил свидетельства похищения технических сведений в мае, изучив документы, которые выносили с завода его фирмы три офицера израильских ВВС после того, как действие контракта было прервано.

В своем письменно заверенном заявлении Ларсон утверждал, что три израильских офицера пытались вывезти заметки и документы объемом 50 тысяч страниц, содержавшие описание «сути большей части нашего производства».

И опять посольство Израиля в США принялось опро­вергать обвинения в шпионаже, заявив, что всего-навсего «речь идет о разногласиях по поводу контракта»!

Вот уж, как говорится, хоть наплюй в глаза — все божья роса.

Конечно, и «дело Полларда», и все подобные ему дела израильские спецслужбы могут записать себе в актив в качестве «блестящих операций», которыми они так любят бахвалиться. Но неизвестно, как бы эти опера­ции проходили, если бы им не покровительствовали американские спецслужбы, и прежде всего ФБР и ЦРУ. Однако даже и при таком покровительстве, как свидетель­ствуют факты, все эти «блестящие операции» сопрово­ждались политическими скандалами разной степени громкости и, по сути дела, являлись провалами израиль­ских спецслужб.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,137 сек. | 12.59 МБ