Юридический статус северных морей и ледовитого океана

Северный Ледовитый океан — уникальная территория, которой нет аналогов в современ­ном мире, в том числе — и по сложности опре­деления его юридического статуса. Во-первых, существует точка зрения на Ледовитый океан как на морское пространство. В этом случае, со­ответственно, меняется и правовая сторона во­проса. Во-вторых, его рассматривают как по­верхность, покрытую льдом, и следовательно — как государственную территорию, принадлежа­щую пяти странам Арктического региона. В та­ком случае сам океан делится на несколько сек­торов, которые составляют территориальные во­ды каждой из этих стран. Если же внутри тако­го сектора находится какая-либо поверхность — материк, остров или территория, покрытая льдом, то она признаются частью соответст­вующего государства. Очевидно, что столь раз­личные подходы к определению правового ста­туса Ледовитого океана порождают большое ко­личество юридических и политических разно­гласий, которых со временем становится все больше и больше.

В 20-е годы XX века была установлена обыч­ная норма международного права, согласно ко­торой территория Арктики и окружающих ее вод Северного Ледовитого океана делится на сектора в зависимости от близости объектов к территории каждой из стран. Тем самым если на какую-либо арктическую землю распространя­ется суверенитет какого-либо государства, то все территории, включая острова, которые находят­ся в этом секторе, также принадлежат соответст­вующему государству.

В ходе времени сформировались несколь­ко секторов стран Арктического региона, устро­енных по одному и тому же принципу. С од­ной стороны сектор проходит по арктическому побережью государства, а по двум другим сторо­нам его границы образуются меридианами, про­ходящими от Северного полюса до границ этой страны с запада или востока. Сам принцип та­кого разделения был обусловлен тем, что на­столько географически и экономически важная территория, как Арктика, должна быть разделе­на между государствами, а не быть объектом об­щих норм международного права.

В 1982 году, 10 декабря, была принята Кон­венция ООН по морскому праву, и в ней этот принцип не нашел отражения. Конвенция нача­ла действовать только в 1994 году, после того как ее заверили 60 стран. К 1997 году таких го­сударств стало 109: последней страной, ратифи­цировавшей Конвенцию, стала Россия.

К этому времени 159 стран уже подписали Конвенцию и 108 — заверили. До этого момен­та проблемы разделения морских территорий и урегулирования вопросов относительно мор­ского права решались несколькими Конвен­циями — Об открытом море, О территориаль­ном море и О континентальном шельфе. Все они были приняты в период между 1958 и 1959 годом. Они устарели довольно быстро, не буду­чи в силах решать все новые и новые проблемы и снимать противоречия относительно междуна­родного морского права и главное — вопросов об использовании природных ресурсов, находя­щихся под океаном.

Конвенция 1982 года вводила целый ряд но­вых положений. В частности, по-новому ста­ли определяться границы территориального мо­ря. Внешней границей считается линия, прохо­дящая через точки, каждая из которых удалена от исходной границы на расстояние, которое равно ширине самого территориального моря. Кроме того, по Конвенции устанавливается 200-мильная зона вокруг исходных границ и зона территориальных вод протяженностью 12 миль, полностью находящаяся в юрисдикции соответ­ствующего государства. Причем это положение распространяется не только на сами воды, но и на воздушное пространство над ними, а также на морское дно.

В результате возникло довольно много об­ширных по площади земель, не находящихся во владениях какого-либо государства. Эти терри­тории, включая недра океана, были объявлены общим достоянием человечества, что в юриди­ческом плане означает, что все без исключения страны равны в своих правах на освоение этих земель. Кроме того, любое государство может обратиться в ООН или другие подобные органи­зации с просьбой позволить ему проводить раз­работку океанических недр. Российские аркти­ческие владения в границах, определенных в 1926 году, также могут стать объектом интереса других государств, если такое решение примет Международный орган по морскому дну. Если бы Арктика делилась не по принятому секто­ральному принципу, а исходя из прохождения границ континентального шельфа, в соответст­вии с Конвенцией, территориальные потери России составили бы 1,7 млн кв. км.

Тем самым меняется прохождение государ­ственных границ: они совпадают не с боковы­ми сторонами арктических секторов, а с внеш­ней стороной территориальных вод соответст­вующего государства. Место прохождения гра­ницы отсчитывается от линии максимального отлива на материке или на островах или от ли­ний между точками, координаты которых опре­делены правительствами стран. Таким образом, длина границы США составляет 3 мили, Кана­ды, Дании и России — 12 миль.

Страны, у которых есть технологии, позво­ляющие проводить бурения на дне океана, — такие, как Германия и Япония, — настаивают на том, чтобы применять к Ледовитому океану тезисы Конвенции 1982 года, в том числе ка­сающиеся распределения и разработки полез­ных ископаемых, находящихся под морским дном. Это говорит лишь о том, что время, когда мир готов будет приступить к активному освое­нию арктических пространств и территорий Се­верного Ледовитого океана, не за горами. Силь­нейшие страны мира уже готовы начать борь­бу за передел Арктики, и России в этой борьбе отведена ключевая роль, В российской газете «Коммерсантъ» сообщалось, что, по словам ми­нистра природных ресурсов РФ В.П. Орлова, финансовый доход России при разработке топ­ливных месторождений в своем арктическом секторе составит более 9 трлн долларов — цена 88 млрд тонн нефти.

Что касается научного освоения Арктики, то оно также стало проводиться активнее в послед­ние годы, и это касается в том числе российско­го полярного сектора.

В 1998 году Германия, Норвегия и США не­однократно отправляли экспедиции в район арктического сектора России. Так, летом того же года немецкий корабль «Polarstern» находил­ся с научной экспедицией в море Лаптевых, ко­торое располагается рядом с границей россий­ской экономической зоны. Америка же имеет собственную программу по изучению Арктики и дна Ледовитого океана и с помощью атомных подлодок составляет карты этой местности и ис­следует морское дно.

В конце зимы и начале весны 1999 года в Норвегии состоялись учения войск «Battle Grif­fin, принадлежащих странам Североатланти­ческого блока. Целью учений была отработка действий военных в ходе возможного конфлик­та, произошедшего в результате столкновения интересов разных стран по вопросам разделения континентального шельфа и экономических зон. В процессе учений страны, с которыми подоб­ный конфликт мог бы возникнуть, не называ­лись, но, учитывая тот факт, что Арктика делит­ся между пятью странами, из которых только Россия не входит в НАТО, не так трудно дога­даться, для чего и против кого были предназна­чены эти военные учения.

Основная часть конфликтов по вопросам разделения континентального шельфа происхо­дит между Россией и США и Россией и Норве­гией, поскольку полярные сектора именно этих стран граничат с российским.

Россия столкнулась с интересами Норвегии в Баренцевом море. Норвегия особенно щепе­тильно относится ко всем вопросам, связанным с северными морями, поскольку именно там она занимается добычей углеводородных ресурсов, что является важной статьей дохода в экономи­ке этой страны.

Что касается США, то противоречия их поли­тики и политики России в отношении Северно­го полюса родились из заключенного 1 июня 1990 года Соглашения между СССР и США о линии разграничения морских пространств. В этом со­глашении утверждалось* что 70% водного бас­сейна Берингова моря передаются Соединен­ным Штатам. Тем самым Америка получила на 13,2 тыс. кв. морских миль больше территорий, чем получила бы в том случае, если граница проходила бы ровно между побережьями.

В Соглашении утверждалось прохождение границы по координатам, установленным в Договоре 1867 года. Подписывая Соглашение, США признали право России на обладание час­тью территорий Арктики. Согласно этому доку­менту, территории экономической зоны и кон­тинентального шельфа от Ледовитого океана до Тихого и территориальные воды Берингова про­лива разделялись между Россией и США. Гра­ница по Соглашению проходит примерно от 65 градусов северной широты и 168 градусов за­падной долготы по меридиану в 168 градусов и далее на север.

Заключая Соглашение, Россия надеялась, что Норвегия в будущем последует примеру США и при переговорах с Россией признает россий­ские границы в Северном Ледовитом океане и в Баренцевом море так же легко, как Соеди­ненные Штаты признали владения России в Ледовитом океане и Чукотском море. Но этого не произошло.

Когда осуществлялось разделение Арктики по секторам, это решение не было причиной для каких-либо разногласий с государствами, не входящими в Арктический регион. Это легко объяснимо, ведь в то время богатство подвод­ных и подледных пространств Арктики еще не было доказано. Но со временем, когда стало очевидно, что за Арктикой — будущее совре­менного нефтяного бизнеса, интерес к этим территориям существенно возрос.

Однако в Конвенции 1982 года нет ни слова о неприемлемости секторального разделения арктических территорий. Напротив, в ней от­дельно подчеркивается, что любая инициатива приарктических государств в вопросах охра­ны окружающей среды, в том числе чистоты вод Северного океана, и контроля судоходства в прибрежных районах необходима и поощряется. Кроме того, Конвенция разрешает этим странам принимать все необходимые решения и даже за­коны относительно этих территорий, если эти решения не являются; противозаконными и не ущемляют интересы других государств.

Необходимо отметить, что сам Ледовитый океан имеет определенные особенности, дик­тующие специфическое отношение к этим во­дам в международном праве. Во-первых, Север­ный Ледовитый океан неглубокий: его средняя глубина — около 200 метров. Во-вторых, большую часть времени океан покрыт льдом, и тол­щина его слоя исключает судоходство в этих районах.

В арктический сектор России входит не­сколько северных морей: Карское море, Барен­цево море, Восточно-Сибирское море, Чукот­ское море и море Лаптевых. Учитывая возрас­тающий интерес соседних государств и всего мирового сообщества к природным богатствам Арктики, для России особенно важно обозна­чить свои намерения относительно этих терри­торий и закрепить их юридический статус.

Карское море всегда условно принадлежа­ло России еще со времен Великой Руси. Миха­ил Романов, родоначальник последней династии российских царей, первым запретил иностран­ным судам плавать в этих водах. В Карском мо­ре, а также в море Лаптевых и в Восточно-Си­бирском море действует режим внутренних мо­рей РФ. По этим морям проходит несколько значимых морских путей, главный из них — Се­верный морской путь. Эти пути используются в качестве внутренних. Ни один международный морской путь не проходит через эти моря, в них не появляются иностранные суда — ни рыбо­ловные, ни научно-исследовательские, ни тем более военные.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,166 сек. | 12.46 МБ