Здесь рыбы нет… Для русских «браконьеров»

Экономические разногласия между Россией и Норвегией в отношении Арктики имели место давно, до 1977 года, когда Осло объявил аквато­рию вокруг архипелага Шпицберген протяжен­ностью в 200 миль своей особой экономической зоной. Сами норвежцы называли ее рыбоохран-ной. Еще в 1920 году более 40 государств подпи­сали Договор по Шпицбергену (в 1935-м к До­говору присоединился и СССР), в соответствии с которым архипелаг оказался под норвежской юрисдикцией. Именно на этот Договор сослался король Норвегии в своем декрете 1977 года, где говорилось, что его страна решила воспользо­ваться возможностью внедрять меры, направ­ленные на сохранение, а при необходимости и на восстановление фауны и флоры Шпицберге­на и его прилегающих вод.

Декрет ввел ряд запретов и ограничений на ведение промысла в районе островов. А в тече­ние года после его вступления в силу любой промысел в охранной зоне вообще запрещался. Россия и другие страны, участвовавшие в под­писании Договора 1920 года, отказалась ратифи­цировать «декрет о Шпицбергене», поскольку он ущемлял их интересы в сфере экономики. Субъективное решение Норвегии признали только Канада и Финляндия, которые не занимаются рыбным промыслом в водах близ архипелага. А советские траулеры, напротив, намеренно ответили на декрет увеличением отлова молодой трески в границах своей экономической зоны, чтобы снизить количество рыб, нерестящихся в норвежских водах.                ‘

Осло ничего более не оставалось, как смяг­чить жесткие меры. Но с того времени и до сих пор у Шпицбергена российские рыбаки и пред­ставители рыбоохраны Норвегии ведут необъяв­ленную войну. Еще советское руководство при­казало своим морякам, ведущим промысел в районе Шпицбергена, игнорировать требования норвежских контролеров подписать какие бы то ни было бумаги, чтобы не создавать прецедент, при котором признавались бы права Норвегии на воды вокруг архипелага. Корабли советского, а затем и российского Военно-морского флота патрулировали район промысла, обеспечивая прикрытие нашим рыболовецким судам.

Норвежцы тем временем предпринимали все новые методы борьбы с «русскими браконьера­ми». В 1994 году Норвегия ввела на «скандаль­ной» акватории собственные правила рыболов­ства, резко расходящиеся с российскими. Они были разработаны норвежским директоратом по рыболовству и касались минимального промы­слового размера рыбы в охранной зоне, величи­ны улова, а также ширины ячеи трала.

Так вот, размер ячеи на российских трауле­рах оказался уже, чем на норвежских, — 125 мм к 135 мм. По нашим «правилам игры» разреша­лось вылавливать треску, достигшую в размере 42 см, норвежцы установили другой стандарт «совершеннолетней» рыбы — в 47 см. Таким об­разом, все суда РФ, занимавшиеся ловлей рыбы у берегов Шпицбергена, считались по норвеж­ским законам браконьерскими, промышляющи­ми не по правилам. Соперница России тем са­мым отказалась от осторожной политики в зоне Шпицбергена и перешла к решительным мерам.

Не смягчилась политика Северного Королев­ства в сфере арктических интересов и в XXI ве­ке. Капитаны судов независимо от места при­писки обязаны отчитываться перед береговой охраной Норвегии об объемах улова, а сами траулеры регулярно проверяют норвежские во­енные. В 2005 году, согласно данным норвеж­ской госслужбы «Риксревижунен», каждый тре­тий принадлежащий России траулер, Промыш­ляющий в Баренцевом море, был проверен Бе­реговой охраной Норвегии более трех раз. В том же году лишь одно из 87 норвежских рыболо­вецких судов было проинспектировано.

А наиболее жестко Норвегия контролирует акваторию вокруг Шпицбергена: каждый рос­сийский траулер досматривается там по три-че­тыре раза за сезон. Эта напряженная обстановка послужила одной из причин, по которой Моск­ва была вынуждена свернуть совместную рос­сийско-норвежскую программу изучения рыб­ных ресурсов Баренцева моря.

Сегодняшний президент РФ Дмитрий Мед­ведев в свою бытность первым заместителем председателя российского правительства, совер­шая визит в Мурманск, отметил необходимость возрождения ВМФ с целью поддержания стату­са России как морской и военно-морской дер­жавы. Он высказал пожелание, чтобы соседние страны проявляли большее уважение к россий­ским судам. Медведев отметил тогда, что такая работа ведется, хотя иногда и не так быстро, как хотелось бы, но мы, по его словам, впервые за 20 лет взялись за нее.

Норвежский террор в отношении россий­ских траулеров можно считать первым ходом в крупной игре по переделу Арктики. Как бы ни позиционировала свои действия Норвегия, это именно межгосударственный конфликт. И Се­верное Королевство, чувствуя поддержку США в этом вопросе, вряд ли поспешит в дальнейшем сгладить острые углы в отношениях с Россией.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,142 сек. | 12.51 МБ