Мероприятия по снижению боевого духа противника в ходе оборонительных и наступательных операций

Во время ведения оборонительных действий органы психологической войны осуществляют мероприятия с целью снижения наступательного духа противника, обес­печения благоприятных условий для своих контратак, морального разложения вклинившихся и окруженных группировок противника, его тактических воздушных де­сантов.

В ходе наступательных действий основными фор­мами психологического воздействия на противника вы­ступают «беспокоящие действия» и устрашение.

«Беспокоящие действия». Под ними обычно пони­мают меры, направленные в первую очередь на сниже­ние боевого духа противника и в целом его способности сражаться. Для этого можно применять незнакомые про­тивнику новейшие образцы оружия и боеприпасов, по­леты реактивных самолетов на бреющей высоте над его войсками и населенными пунктами, рейды у него в тылу подразделений спецназначения и многое другое. «Бес­покоящие действия» осуществляют главным образом для создания паники среди населения и в войсках. Так, в ходе психологической операции вооруженных сил Израиля в Ливане «Дин взехешбон» (1993 г.) были убиты всего лишь 200 человек, тогда как 300 тысяч ливанцев в панике по­кинули свои дома.

Новые типы вооружения широко использовали аме­риканцы во Вьетнаме. Причем основное внимание они уделяли средствам, способным вызвать тяжелые телесные повреждения, сильные болевые ощущения, глубокие пси­хические расстройства, шок. Среди таких средств были автоматическая винтовка А-15, поражавшая стреловид­ными элементами длиной 2,5 см; кассетные осколочные бомбы; отравляющие вещества; напалм; биологическое оружие.

Использование подобных средств преследовало цель не столько физически уничтожить людей, сколько вы­звать у них боязнь оказаться жертвой такого оружия. Аналогичные цели преследовали бомбардировки Север­ного Вьетнама (на него сбросили около 8 млн. тонн бомб, ракет, контейнеров с напалмом). Их проводили для вну­шения страха перед военной мощью США. Теперь уже известно, что ядерные взрывы в Хиросиме и Нагасаки в 1945 г. тоже имели пропагандистский характер, так как не были обусловлены военной необходимостью.

Советские войска осуществляли в Афганистане ков­ровые бомбардировки, использовали мощные средства массового поражения (вакуумные бомбы, реактивные системы залпового огня «Ураган», мины-ловушки и т.д.).

Вот характерный пример «беспокоящих действий» американских войск против окруженных панамских гар­низонов (декабрь 1989 г.). Последним в ультимативном форме предлагали вывесить белые флаги и сдать ору­жие. В случае невыполнения ультиматума американское командование использовало прием, названный «ограни­ченным применением боевой силы». По вызову коман­дира подразделения, осуществлявшего блокаду гарнизо­на, прибывал вертолет огневой поддержки, который, атакуя с бреющего полета, демонстрировал серьезность намерений американцев. Затем по радио звучал призыв сдать оружие, повторявшийся неоднократно и назнача­лось новое время. Если и в этот раз гарнизон продолжал оказывать сопротивление — прямой наводкой из 152-мм пушек открывали огонь танки «Шеридан», что оказыва­ло сильное психологическое воздействие на панамских солдат.

Еще один способ осуществления «беспокоящих дей­ствий» заключался в трансляции через звуковещатель-ные станции рок-музыки на большой громкости. Па­намского диктатора — генерала Норьегу — удалось «выкурить» из резиденции папского нунция в Панаме именно путем максимально громкого круглосуточного ве­щания рок-музыки, сделавшего пребывание всех в рези­денции невыносимым.

Устрашение. Под ним обычно понимают мероприя­тия с целью оказания максимального эмоционального давления на противника, возбуждения у него чувства страха, панических настроений, пробуждения инстинк­та самосохранения и, как результат, прекращения со­противления.

К устрашению врага прибегали еще древние полко­водцы. Например, монгольский предводитель Чингиз-хан, карфагенский полководец Ганнибал. Причем, как пер­вый, так и второй до сражения преднамеренно распус­кали слухи о «новом секретном оружии» — боевых сло­нах, других животных, «огненных змеях», ядовитом дыме и т.д. Все это использовалось главным образом для под­рыва морального духа противника, его способности от­важно сражаться. К устрашению врага огромными поте­рями с большим успехом прибегали русские полководцы в Кавказских войнах.

Вопрос об использовании средств и приемов устра­шения против войск и населения противника западные специалисты психологической войны решают по-разно­му. Одни считают использование угроз совершенно не­допустимым. Другие допускают их применение, но с большой осторожностью. По мнению последних, уст­рашение действенно только в том случае, если оно ста­новится последним толчком для солдата, уже подго­товленного к сдаче в плен предыдущим пропагандистским воздействием, и если угроза подкреплена боевым воздей­ствием (мощным артиллерийским налетом, бомбардиров­кой с воздуха и т.п.).

Применение устрашения, как считают англо-амери­канские военные психологи, наиболее эффективно для воздействия на окруженные и отрезанные подразделе­ния. В этом случае оно сочетается с естественным чув­ством страха, которое, по их мнению, неизбежно возни­кает в окруженных частях (вследствие обоснованной неуверенности в своем ближайшем будущем). Анализи­руя исследования психологов, показавшие, что неизве­стность страшит человека больше, чем вполне конкрет­ная опасность, они сделали вывод, что поначалу следует воздерживаться от устрашения окруженных частей. И только после того, как страх перед неизвестностью сде­лает окруженных восприимчивыми к пропаганде, имеет смысл прибегнуть к угрозам, чтобы окончательно сло­мить их волю к дальнейшему сопротивлению.

Значительно эффективнее устрашение действует на гражданское население, особенно в прифронтовой по­лосе. Так, 3 июля 1943 г. (т.е. за шесть дней до высадки войск союзников в Италии) на Рим были сброшены лис­товки с предупреждением о том, что город подвергнется бомбардировке. Особого смятения, вопреки ожиданиям союзников, это предупреждение не вызвало, как не вы­звало его и повторное предупреждение в листовках, сбро­шенных 8 июля. Однако сравнительно легкая бомбарди­ровка Рима на следующий день привела к совершенно неожиданному результату. Паника, охватившая город, приняла такие размеры, что возникла вполне реальная возможность свержения правительства «дуче» (диктато­ра) Муссолини. Антифашистские силы воспользовались сложившейся обстановкой и всего через пять дней, лишен­ное возможности подавить нараставшее подобно лавине движение, правительство Муссолини пало. Выделяют следующие способы устрашения:

1. Устрашение новыми видами оружия и оружием массового поражения.

2.    Устрашение нарастающими потерями войск про­тивника в наступлении.

3.    Устрашение противника безнадежностью его по­ложения в обороне.

4.    Устрашение неотвратимым возмездием.

5.    Иррациональное устрашение.

Иррациональное устрашение, использующее глубо­ко укоренившийся в психике обычного человека страх перед сверхъестественным, и воздействующее прежде всего на его подсознание, широко применяли американ­цы во Вьетнаме. Оно сочеталось с действиями сил спе­циального назначения.

Иррациональное устрашение янки производили на «научной» основе. В качестве теоретического обоснова­ния, как повествовал журнал «Аллу», был взят доклад «Колдовство, чародейство, магия и другие психологиче­ские феномены и их значение для военных и паравоен-ных операций в Конго», представленный на одной из конференций в Пентагоне. Например в листовках, со­ставленных в соответствии с требованиями доклада, под­черкивалось, что убитые вьетнамцы не будут похо­ронены на земле предков ровно через 49 дней (срок поминовения умерших во Вьетнаме). На населенные пункты, где проживали родственники погибших бойцов Вьетконга (ФНОЮВ), сбрасывали листовки с «небесными угрозами». Начало боевых операций как правило пла­нировалось на те дни, которые по вьетнамским народ­ным повериям являлись неблагоприятными.

В устном вещании на местное население американ­цы использовали вопли ужаса, отчаянный женский и детский плач, буддийскую погребальную музыку, крики диких зверей. Для психологического истощения бойцов Фронта национального освобождения Южного Вьетна­ма нередко устраивалось громкое звуковещание на оп­ределенный район в течение всей ночи. Его программы готовили в виде обращений к своим близким «блуждаю­щих душ» непогребенных партизан. Практиковалось также сбрасывание по периметру деревни магнитофонов с часовыми реле, которые включали и выключали их в течение всей ночи. Число перебежчиков с началом при­менения подобных методов, отмечает журнал, возраста­ло в три раза.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,104 сек. | 11.41 МБ