Психологические операции в вооруженных конфликтах на американском континенте. Операция в Панаме

Подразделения психологических операций США при­нимали активное участие в операции «Правое дело» в Панаме в декабре 1989 — январе 1990 гг. Опыт их при­менения в панамском конфликте внес определенные кор­рективы в тактику и методику действий. В тот период органы психологической войны главным в своей работе считали осуществление мероприятий по дезинформации противника и применение «беспокоящих действий», выводящих противника из состояния психологическо­го равновесия. Именно на решение таких вопросов ориен­тировались специалисты перед началом боевых дейст­вий в Панаме. Чисто пропагандистскому аспекту своей деятельности они отводили второстепенную роль.

Однако, столкнувшись с упорным сопротивлением сил национальной гвардии Панамы (общей численностью 15 тысяч человек), они срочно изменили тактику. Панамцы поначалу были настроены очень решительно: «лучше умереть, чем сдаться». Пришлось прибегнуть к уси­ленному пропагандистскому воздействию. Подразделе­ния органов психологической войны распространяли пе­чатную пропагандистскую продукцию (брошюры, букеты, плакаты), разбрасывали листовки-пропуска для сдачи в плен и открытки с призывами сдавать оружие, новогод­ние поздравления, фотографии разыскиваемых соратни­ков панамского президента генерала М. Норьеги и т.п.

В Панаме специалисты по психологической войне, по работе с гражданским населением и по связям с общест­венностью тесно взаимодействовали. Все они решали одну и ту же задачу, которую можно сформулировать следующим образом: это борьба за общественное мне­ние, без привлечения которого на свою сторону победа в вооруженном столкновении, подпадающем под поня­тие «конфликт низкой интенсивности», невозможна. Как сказано в «Полевом уставе армии США FM 33-5. Пси­хологические операции» (принят в июле 1987 г.) «успех в конфликтах низкой интенсивности не может опре­деляться чисто военным понятием выигранного сра­жения. Военную победу надо считать лишь важным аргументом для достижения общего успеха».

Другими словами, даже в случае применения воен­ной силы, успешная военная операция лишь расчищает место для возведения «здания окончательной победы». Фундаментом этого здания должно стать обществен­ное одобрение происшедших перемен, стенами — четко функционирующее правительство, отлаженная государ­ственная система, свободные средства массовой инфор­мации и общественный порядок, крышей — демократи­ческий уклад жизни, способный защитить общество от узурпации власти. Таким образом, психологическим опе­рациям в конфликтах низкой интенсивности отводится главная роль.

В полном соответствии с уставом, органы по связям с общественностью основное внимание уделяли поддер­жанию самых тесных контактов с печатью и телевиде­нием, т.е. главными источниками информации для насе­ления США и Панамы. Уже с февраля 1988 г. (т.е. за 22 месяца до вторжения) они начали регулярно сообщать в американских СМИ о фактах дискриминации американ­ских военнослужащих и их семей, находящися в зоне Панамского канала, со стороны местных властей, сол­дат и полицейских, об атмосфере страха, неувереннос­ти и террора, в которой приходится жить американцам. Президент Панамы генерал Мануэль Норьега предстал в неприглядном виде жестокого диктатора и одновремен­но — крупного торговца наркотиками, к тому же психо­пата, «зацикленного» на сексе и колдовстве.

В Панаме впервые была испытана новая система вза­имодействия аппарата по связям с общественностью с военными и гражданскими СМИ. Для этого заранее был создан специально подобранный и проинструктированный контингент журналистов и фоторепортеров, которых к началу боевых действий перебросили на соответствую­щие объекты в Панаму. Командование таким образом стремилось закрыть (или хотя бы существенно ограни­чить) доступ «нежелательных журналистов» в зону бое­вых действий. Служба по связям с общественностью не­сколько раз в сутки устраивала для них брифинги и встречи с высокопоставленными военными. Там жур­налисты оперативно получали свежие новости о ходе боевых действий и политической ситуации в Панаме. Сообщая эти сведения с нужными акцентами в своих ма­териалах, они заставляли каждого американца чувство­вать себя очевидцем происходившего, переживать за жизнь соотечественников и в то же время формировали общую картину происходящего, полностью соответству­ющую официальной точке зрения руководства США.

Таким образом, военно-политическое руководство США учло уроки вьетнамской войны, проигранной вслед­ствие утраты контроля над общественным мнением. В Панаме оно обеспечило постоянно действующий инфор­мационный мост между Пентагоном и общественностью в первую очередь через гражданские СМИ. Тем самым удалось значительно укрепить доверие американских граждан к военным и их действиям, успешно противо­стоять влиянию на общественность нейтральных либо оппозиционных журналистов, политиков, общественных деятелей, по-другому интепретировавших ход событий. Впоследствии эту модель информационного обеспечения американцы с успехом применили в операциях против Ирака (1991 г.) и против Югославии (1999 г.).

Для ведения устной пропаганды американцы созда­ли двадцать одну группу звуковещания, придав их прак­тически каждой роте задействованных в операции войск. Группы имели в своем состав одну возимую или две пе­реносные звуковещательные станции. Передаваемые ими звукопрограммы представляли собой краткие тексты такого содержания:

«Мы, американцы, находимся здесь не для того, чтобы оккупировать вашу страну, а для того, чтобы вернуть вам то, чего вы силой или обманом были ли­шены более десяти лет назад — вашу свободу. Мы здесь для того, чтобы освободить вас от деспотического режима. Сложите оружие, и мы не причиним вам ника­кого вреда, ни один волос не упадет с вашей головы. Мы — ваши друзья Мы хотим вам только помочь. Наша единственная цель — устранить Норьегу и по­ложить конец его деспотическому режиму».

С первых часов операции группы звуковещания ре­гулярно передавали такие тексты всем окруженным па­намским гарнизонам. Они отводили им 15 минут на размышление, по истечении которых в ультимативном порядке предлагали вывесить белые флаги и сдать ору­жие. Об эффективности подобных призывов трудно су­дить однозначно. С одной стороны, только три из всех окруженных гарнизонов панамской национальной гвар­дии сложили оружие без сопротивления. В остальных случаях даже после повторных призывов окруженные солдаты отвечали огнем. С другой стороны, почти все офицеры-гвардейцы сбежали с боевых позиций, бросив своих подчиненных. Сопротивление возглавили сержан­ты и капралы.

Как правило, подразделения психологических опера­ций действовали совместно со специалистами из соста­ва батальона по работе с гражданским населением (РГН). Генерал Д. Линдсей, бывший командующий командова­нием силами специальных операций вооруженных сил США еще до вторжения в Панаму назвал эти объеди­ненные формирования «главным небоевым компонентом в конфликтных ситуациях». По его словам, «они пред­ставляют собой своеобразное усиление военной мощи, в значительной степени повышающее шансы на успех». Операция в Панаме подтвердила справедливость подоб­ной оценки.

Для ослабления традиционно негативного отношения латиноамериканцев к «гринго» (т.е. к белым амери­канцам-северянам) военные и гражданские специали­сты широко рекламировали помощь, которую оказыва­ли американские войска местному населению. Особенно поднималась на щит их деятельность в лагерях для бе­женцев (раздача продуктов, поиск потерявшихся членов семей) и в полевых госпиталях (бесплатная помощь всем обращавшимся туда раненым или больным панамцам). По мнению экспертов, результат пропаганды помощи такого рода оказался весьма положительным.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,145 сек. | 11.41 МБ