Климатическая политика не является нашим единственным выбором

Как мы понимаем миссию нашего поколения? Чего мы хотим достичь за последующие 40 лет?

Глобальное потепление происходит; его послед­ствия являются важными и в основном негативными. Оно приведет к росту числа людей, умирающих из-за жары, повышению уровня моря, возможно, к более мощным и частым ураганам и наводнениям. Оно вы­зовет новые вспышки малярии, увеличит число голо­дающих и бедных. Поэтому неудивительно, что целое множество экологических организаций, научных ра­ботников и мировых политических лидеров встали на позицию предотвращения глобального потепления любой ценой.

У подобного подхода есть один недостаток — он не учитывает простой, но важный факт. Сокращение выбросов С02 — даже значительное — не окажет су­щественного воздействия на эти проблемы. С помощью климатической политики, как мы уже убедились, мало что можно изменить. Чтобы решить проблему и белых медведей и нехватки воды, лучше использовать обще­ственные меры.

Если мы декларируем озабоченность тем, что люди умирают от климатических факторов, как это было в Европе во время жары 2003 года, следует спросить себя, почему мы прежде всего думаем о сокращении выбросов С02, которое обходится так дорого и в луч­шем случае лишь слегка замедлит потепление в буду­щем, все еще увеличивая число жертв жары? Более того, так как потепление действительно сократит число жертв от холода, следует выяснить, почему мы думаем о дорогостоящей политике, которая приведет к росту смертности.

Существуют другие общественные меры, позво­ляющие взять верх над глобальным потеплением, со­кратить число жертв холода и не допустить рост пока еще не такой высокой смертности, вызываемой жарой. Например, это можно сделать с помощью охлажденных водой городов, увеличения количества парков, окраски домов в белый цвет, повышения доступности кондицио­неров и медицинской помощи. Это стоит несравнимо дешевле и принесет намного больше пользы. Не эта ли цель является миссией нашего поколения?

Нас беспокоят острова, высота которых над уровнем моря невелика, и люди, страдающие от наводнений, вызываемых повышением уровня моря. Тогда зачем говорить прежде всего о сокращении выбросов СО,, которое замедлит это повышение, но также снизит уровень жизни островитян, отобрав у них большую часть суши?

Мы делаем вид, что озабочены все растущим ущер­бом, причиняемым ураганами в Соединенных Шта­тах, и ужасными потерями, которые несет треть всех стран мира из-за ураганов. Но почему мы говорим только о сокращении выбросов СО,,, когда это снизит ущерб, в лучшем случае, лишь на 0,5%? Если мы хотим уменьшить причиняемый ураганами ущерб, это можно сделать значительно эффективнее, проведя со­циальную политику, пересмотрев и усилив законы по строительству, укрепив дамбы и плотины и сократив субсидируемое страхование. Такие действия могли бы сократить ущерб более чем на 50%, а затраченные на это средства составили бы лишь долю расходов, отво­димых на климатическую политику.

Такая схема действий подходит и для решения мно­гих других проблем, связанных с глобальным потепле­нием. Выполнение соглашений Киотского протокола спасет одного белого медведя, в то время как прекра­щение браконьерства спасет примерно 800 медведей. так какой должна быть миссия нашего поколения?

С помощью Киотского протокола мы сможем в этом столетии спасти от малярии 140 тысяч человек. Истра­тив в 60 раз меньшие суммы, мы можем справиться с малярией и спасти от нее 80 миллионов человек. День­ги, выделенные на спасение одного человека в рамках климатической политики, могут спасти от смерти, вызванной малярией, 36 тысяч человек. Что же нам следует делать?

Сосредоточившись на проблеме недостатка воды, мы видим, что глобальное потепление фактически делает воду более доступной для населения планеты. Мы увидели, что изменение климата сделало бы воду более доступной для 1,2 миллиардов человек, а сле­дование Киотскому протоколу фактически ухудшило бы ситуацию. Разве это довод в пользу климатической политики?

Да, глобальное потепление провоцирует наводнения, по с этой проблемой значительно лучше справятся другие стратегии. Сюда можно отнести прекращение субсидий на застройку заболоченных земель, более строгое планирование, меньшее число защитных со­оружений, не позволяющих заболоченным землям вы­ступать в роли естественной буферной зоны, и увели­чение площади затопляемых земель. Каждый доллар, затраченный на выполнение Киотского соглашения, мог бы в результате более обдуманных общественных действий принести в 1300 раз больше пользы.

Рассмотрим проблему голода. Да, глобальное по­тепление, вероятно, увеличит число голодающих, но решать этот вопрос средствами климатической ноли-тики просто неэффективно. На одного спасенного от голода человека в результате соблюдения Киотского протокола приходится 5000 человек, спасенных про­стыми действиями, например, инвестированием в ис­следования в области сельского хозяйства.

Имея такой выбор решений, мы должны снова и снова задуматься, прежде чем выбрать миссию на­шего поколения. Что надо сделать в первую очередь? Мы очень увлеклись борьбой с изменением клима­та и идеей, что таким способом мы сможем решить большинство мировых проблем. Очевидно, что это неверно.

Мы должны согласиться с тем, что даже если вы­бросы СО, вызывают глобальное потепление, простое их сокращение очень мало помогает решению важных мировых проблем. И спасая белых медведей, и борясь с нищетой, мы можем сделать это неизмеримо эффек­тивнее другими способами. Это не означает пассив­ности в отношении глобального потепления. Это про­сто означает осознание того, что быстрое и всеобщее сокращение углеродных выбросов окажется трудной и дорогостоящей задачей, порождающей разногласия, и, в конце концов, весьма незначительно изменит кли­мат и еще менее снизит остроту социальных проблем. Более того, это скорее всего отвлечет наше внимание от многих других проблем, решая которые, мы могли бы сделать значительно больше хорошего для мира и окружающей среды.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,105 сек. | 12.6 МБ