Самые разумные варианты

Восстановление осмысленного, основанного на фактах диалога о климате будет означать, что мы можем при­ступать к энергичным действиям.

□       На решение проблемы глобального потепления уй­дет столетие, и оно потребует политической воли, которая сблизит партии, континенты и поколения. Нам надо быть готовыми к длинному пути, и мы должны выбрать экономически выгодную страте­гию, которая не разобьется об общие амбиции.

□       Мы должны сократить выбросы СО, больше, чем это сможет сделать обессиленный Киотский прото­кол, но всего на 5%, и постепенно к концу века мы приблизимся к десятипроцентному сокращению.

□       Мы должны в 10 раз увеличить финансирование научных исследований и разработок в области низ­коуглеродной энергетики. Ежегодно выделяемые на это 0,05% от ВВП или 25 миллиардов долларов могли бы позволить стабилизировать климат на приемлемом уровне.

Но мы должны также представлять, что не только решение проблемы глобального потепления сделает мир в нашем столетии лучше. Если мы посмотрим на экономические расчеты IPCC, то увидим, что. даже каким-то фантастическим образом решив проблему гло­бального потепления, мы обогатили бы мир XXI века максимум на 14,5 триллиона долларов. Но будучи реа­листами, мы видим, что климатическая политика мо­жет принести пользу, равную в денежном выражении только 0,6 триллиона долларов, а любые чрезмерные действия ухудшат положение.

Однако наш выбор — между экономикой или эколо­гией, между развивающимся или отстающим миром, — даст более значительный результат в 553 триллиона долларов (по крайней мере). Если мы слишком увле­чемся глобальным потеплением, поколение в будущем обеднеет, лишив среднего жителя развивающегося мира 70% увеличения доходов в 2100 году.

При одинаковой нехватке и внимания и денег важно, что мы сначала возьмемся за проблемы, с которыми легче всего будет справиться, получая от этого макси­мальную отдачу. Важно, что мы непременно должны оставить нашим потомкам самые лучшие возможности.

Но, может быть, слегка бесчувственно просто гово­рить о триллионах долларов. Лучше давайте поговорим о том, что мы можем сделать.

В обстановке «страха, ужаса и бедствий» изменение климата поглощает все наше внимание. Но послушай­те, не надо так волноваться. Наши действия направле­ны на благо мира — прекрасно. Но не факт, что сокра­щение С02 сделает это наилучшим образом. Мы уже убедились, что существует масса других задач, которые молено решить с меньшими затратами, принеся боль­

ше пользы. Проект, подобный Киотскому протоколу, который потребовал огромных политических усилий в течение последнего десятилетия, и осуществление которого будет обходиться в 180 миллиардов долларов ежегодно, принесет к концу столетия на удивление мало пользы. Это стало очевидным.

В приведенной ниже табл. 2 сравнивается эффек­тивность Киотского протокола и ряда целесообразных действий, которые мы обсудили в этой книге, включая важнейшие приоритеты, рассмотренные на совещании в Копенгагене. Давайте назовем их стратегиями «чув­ствуйте себя хорошо» и «приносите пользу» соответ­ственно. Конечно, Киотский протокол можно было бы сделать лучше, но то, что есть, присутствует в табли­це, и разница столь огромна и очевидна, что более эф­фективные сокращения выбросов только незначительно изменят таблицу и, соответственно, результат.

 

Можно обсуждать, что должно быть представлено в колонке Приносите пользу. И нужно обсуждать. Ког­да появится взаимопонимание по этим вопросам, необ­ходимо будет обсудить, много ли понадобится средств, направленных против ураганов, и меньше — против наводнений, или много — на борьбу с малярией или, может быть, много — на борьбу с голодом. Получается, что ориентироваться нужно на последнюю графу.

Многие скажут, что нужно ориентироваться на обе колонки этой таблицы. Разумеется, необходимо делать все, что будет полезно, но сначала надо сосредото­читься на самом полезном. До сегодняшнего дня мы делали довольно много ошибок в обеих колонках, так что давайте начнем с разумного.

Нам придется всерьез заняться сельскохозяйствен­ной реформой, практическими, но трудными делами, подобными возрождению затапливаемых территорий для того, чтобы снизить риск наводнения. Нам придет­ся добиваться субсидированного страхования в зонах, подверженных ураганам, и улучшения медицинского обслуживания, и доступности воздушных кондиционе­ров в центре Парижа. Такие меры кажутся слишком приземленными по сравнению с волнующей ответ­ственностью за изменение климата и его глобального воздействия в наступившем столетии. Но они принесут людям и природе очень большую пользу в реальные сроки и с разумными затратами.

Чего мы должны добиться за ближайшие 40 лет?

Я надеюсь, что мы понизим градус наших обсужде­ний, оставим преувеличенные высказывания и начнем заниматься тем, что принесет большую выгоду. Это не означает, что мы ничего не будем предпринимать по поводу изменения климата, мы перейдем к открытому диалогу о проблеме и способах ее решения, а также о том, какими должны быть наши приоритеты.

Когда люди тратят 5 долларов в день, чтобы ком­пенсировать тонну С03, они приносят обществу выгоду примерно на 2 доллара. Но те же самые 5 долларов, пожертвованные различным организациям, могли бы принести выгоду на 200 долларов, если бы их исполь­зовали на борьбу с ВИЧ, или па 150 долларов, если бы они пошли на борьбу с голодом. Хотелось бы принести пользу на 200 долларов, а не на два.

Я надеюсь, что мы все вместе рассудительно поищем наилучшие решения. Я бы хотел увидеть, что кампания распределения противомоскитных сеток, спасающих от малярии, предшествует кампании за принятие Киотско­го протокола. Я бы хотел увидеть демонстрацию в за­щиту правил строительства зданий, обеспечивающих надежную защиту от ураганов, и демонстрацию против разработки одноместных машин. Я бы хотел сначала увидеть страстные письма редакторам о неразумном субсидировании сельского хозяйства в развитых стра­нах, которое лишает фермеров третьего мира их потен­циальных возможностей, и лишь затем — страстные призывы к установлению высоких налогов на углерод. Я бы хотел быть бесстрастным, делая сначала самое нужное для планеты.

Надеюсь, что мы сможем смело посмотреть молодым поколениям в глаза и сказать: «Мы не делали того, что было в духе времени и казалось правильным; мы изме­няли мир к лучшему, тщательно и масштабно, пользуясь простыми, проверенными и выгодными стратегиями. Мы не делали ничего, чтобы просто чувствовать себя лучше; мы делали что-то действительно полезное».

[1] Имеется в виду, разумеется, ледниковая часть. — Примеч. ред.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,155 сек. | 12.54 МБ