Чем жарче, тем больше голодающих

Для огромного числа людей во всем мире нормальное питание является, пожалуй, одной из самых насущных проблем. Эта проблема также стоит первой в перечне из восьми так называемых целей развития ООН на 2015 год и подразумевает сокращение количества го­лодающих в 2 раза.

Многих беспокоит то, что изменение климата в бу­дущем значительно снизит нашу возможность прокор­мить себя. В основном рассказывают, как глобальное потепление «увеличит число голодающих», и о том, что мы стоим перед «катастрофой», когда «целые регионы станут непригодными для производства продуктов».

Да, глобальное потепление может незначительно со­кратить производство продуктов, но таким утвержде­ниям придается чрезмерное значение, и, опять-таки, если мы действительно озабочены продовольственной безопасностью и голодающими во всем мире, мы мо­жем прийти к неверным решениям.

Давайте разберемся. За последние 40 лет запас про­довольствия сильно увеличился. Количество калорий, по­требляемых каждым человеком в развивающихся странах, увеличилось в среднем на 40%. Доля голодающих сни­зилась с 50 до 17 %. По прогнозам ООН, эта тенденция сохранится, по крайней мере, до 2050 года, и количество людей, получающих достаточное количество калорий, повысится еще на 20%, а количество голодающих ста­нет значительно меньше и составит примерно 3%. Но 3 % населения в 2050 году — это огромное количество людей — 290 миллионов человек, и это число должно вызвать тревогу у мировой общественности. Они оста­нутся голодными не потому, что в мире производится недостаточно продуктов. Они будут голодными, потому что им нечем будет расплатиться.

Было проведено несколько серьезных исследований о влиянии изменения климата на сельскохозяйствен­ную продукцию и всемирную систему торговли про­дуктами питания. В результате по четырем важнейшим пунктам были сделаны схожие выводы.

Во-первых, сначала хорошая новость. Все модели предусматривают существенное увеличение произ­водства сельскохозяйственной продукции — в этом столетии более чем в 2 раза. Следовательно, голодным никто не останется.

Во-вторых, воздействие глобального потепления на производство продуктов питания будет лишь в незначительной степени негативным. По самым пес­симистическим прогнозам, предусматривающим наи­более неблагоприятные изменения климата, общий спад производства продуктов питания по сравнению со сценарием, в котором изменения климата вообще не происходит, составит 1,4%. Модели, прогнозирующие менее существенное изменение, и модели с оптимисти­ческим прогнозом фактически предсказывают чистый прирост производства сельскохозяйственных продук­тов на 1,7 %.

При объективном рассмотрении это означает, что средний ежегодный прирост сельхозпродукции за по­следние 30 лет составил 1,7%. Самый пессимисти­ческий сценарий предусматривает спад роста произ­водства в этом столетии на 1,4% — это меньше, чем нынешний прирост за 1 год.

На мировую экономику это подействует весьма незначительно. Общее производство сельскохозяй­ственной продукции к 80-м годам этого века будет испытывать колебания — от понижения на 1,5%) до повышения на 2,6%. Однако вклад сельского хозяй­ства будет составлять менее 1 % всего от ВВП; отсю­да следует, что общее экономическое влияние будет очень незначительным, и в худшем случае составит 0,015%.

В-третьих, если во всемирном масштабе произ­водства это изменение очень слабо ощутимо, то для отдельных регионов подобное утверждение может оказаться неверным. В целом глобальное потепление сказывается отрицательно на i/з всей мировой сельско­хозяйственной продукции, и положительно влияет на сельское хозяйство в высокоразвитых государствах. Это происходит потому, что повышение температуры благоприятно для фермеров в высоких широтах, где по­тепление приводит к увеличению вегетативного перио­да и получению более обильного урожая несколько раз в год. Для фермеров в тропических странах, состав­ляющих в мире 1/3, повышение температуры означает снижение сельскохозяйственного производства. Однако в обоих случаях выбросы СО,, сами по себе оказывают­ся положительным фактором, так как действуют как удобрение, повсюду увеличивая урожай.

В самых пессимистических сценариях это будет означать снижение урожая на 7% в странах третьего мира и увеличение на 3% в развитых странах. В стра­нах, которые больше всего могут пострадать от повы­шения температуры, произойдет относительное сниже­ние урожая в наступившем столетии на 10-20%. Это может показаться серьезной проблемой. Однако это не означает, что эти страны столкнутся с абсолютным спадом производства продукции. Учитывая повышение урожайности, более современные технологии и боль­шие территории, отводимые для земледелия, там все-таки вероятно повышение производства в текущем столетии примерно на 270%.

В наступившем столетии зависимость развивающих­ся стран от экспорта продуктов питания из развитых стран будет продолжать расти. Однако это не является в первую очередь проявлением мирового потепления, а скорее следствием того, что население развивающих­ся стран будет увеличиваться, а обрабатываемой земли станет относительно меньше. Даже при отсутствии глобального потепления импорт продуктов в слабораз­витые страны в этом столетии удвоился бы вследствие демографических факторов. Глобальное потепление вызовет рост импорта еще на 10-40%.

Однако мы должны помнить, что в 2080 году по­требители развивающихся стран будут значительно богаче, чем сегодня. Специалисты, разработавшие одну из моделей, указывают на то, что будущие потребите­ли в странах третьего мира «будут весьма далеки от сельскохозяйственных производственных процессов, переселяясь в города и зарабатывая себе на жизнь в других секторах. Сейчас в развитых странах уро­вень потребления зависит в большой степени от цен на продукты и доходов населения, а не от изменений в местном сельскохозяйственном производстве».

В-четвертых, глобальное потепление будет, веро­ятно, означать, что количество недоедающих людей немного увеличится, так как производство продуктов питания также ждет спад. В сценарии, самом близком к действительности, предсказывается увеличение чис­ла голодающих людей в 2080 году с 108 миллионов человек до 136 миллионов. (По другим сценариям глобальное потепление может фактически уменьшить число голодающих). Важно провести анализ этих чисел правильно. На сегодняшний день известно, что всего з мире голодает около 800 миллионов человек. В на­ступившем столетии население земного шара вырастет, по крайней мере, еще на 3 миллиарда, и все-таки есть вероятность, что мы придем к значительно меньшему числу голодающих — примерно 136 миллионов чело­век (или 108 миллионов, если глобальное потепление прекратится).

Однако число голодающих в конце этого столетия будет в значительно меньшей степени зависеть от из­менения климата, чем от демографических изменений и доходов населения. Модели IPCC показывают, что выбранная нами политика в отношении глобального потепления приведет к тому, что еще 28 миллионов человек будут страдать от недоедания, в то время как экономика и демография увеличат эти показатели с 90 миллионов до 1,065 миллиарда человек.

И опять мы оказались в ситуации, когда выбор со­циальной политики значит намного больше, чем выбор политики в отношении изменения климата. Если мы выбираем общество, в котором мы в лучшем случае останавливаем изменение климата, мы можем сокра­тить число голодающих примерно на 20 миллионов человек (но если нам не повезет, у нас может оказать­ся больше голодающих). Если мы выбираем общество с более высокой численностью населения или более медленным экономическим ростом, число голодающих могло бы увеличиться еще на 975 миллионов человек. Ясно, что мы должны выбрать сценарий, где нам пред­лагают низкое абсолютное число голодающих, а также высокий средний доход.

Вам кажется, что я слишком часто повторяю эту мысль? Это действительно так. Даже сами авторы моделей указывают на то, «что изучение малярии, голода, нехватки воды и других проблем подводит нас к мысли, что эти различия, вызванные разными путями развития, часто оказываются более важными, чем сами климатические изменения, по силе своего влияния на масштаб глобальных и региональных воздействий».

Эту проблему можно рассмотреть с другой стороны, осознав, что в развитых странах последние 108 или 136 миллионов голодающих являются результатом вы­бора политического приоритета, значимость которого мы легко могли бы уменьшить или вообще исключить. Как указывают авторы моделей, «выражаясь прямоли­нейно, для стран с высоким уровнем дохода, даже если нынешние бедные регионы достигнут экономического уровня развития, превышающего средний доход на душу населения, рассчитанного Организацией экономи­ческого сотрудничества и развития (ОЭСР), проблема голода является крайне важной проблемой и остается таковой даже с наступлением изменения климата».

Поэтому использование климатической политики для небольшого уменьшения количества голодающих — далеко не самая лучшая стратегия. Если бы мы выпол­няли условия Киотского соглашения, до 2080 года чис­ло голодающих сократилось бы на 2 миллиона человек при ежегодных затратах в 180 миллиардов долларов. Но если мы действительно озабочены тем, как помочь голодающим, мы можем поступить гораздо лучше. Нужно направить свои силы на осуществление таких простых мер, как развитие сельского хозяйства — улучшение почвы, оборудование систем орошения и исследование и разработка сельскохозяйственных технологий, — а также содействовать улучшению си­стемы школьного питания и повышению питательности продуктов (например, путем добавления йода з соль). По оценкам ООН, к 2015 году мы сможем сократить число голодающих на 229 миллионов человек, расходуя на это около 10 миллиардов долларов в год.

И снова остановимся на этих цифрах: расходы в 10 миллиардов долларов в год избавят от голода 229 миллионов человек. Потратив эти деньги на вы­полнение условий Киотского соглашения, к концу это­го столетия мы можем помочь >/is части голодающих. В итоге к концу века будут спасены от голода 39 тысяч человек в год. Каждое вложение в сохранение климата спасает от голода одного человека, в то время как ана­логичное вложение в прямую борьбу с голодом могло бы спасти более 5000 человек. Теперь ясно, почему на конференции в Копенгагене борьбу с голодом по­местили на второе место (сразу после ВИЧ-инфекции), сокращение сельскохозяйственных субсидий — на третье место, а исследования в области сельского хо­зяйства — на пятое.

Я полагаю, что надо учитывать эти факты. Если мы действительно хотим помочь голодным, не следует ли нам спасти сначала 5000 человек, а потом одного?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,205 сек. | 12.55 МБ