Атака нового тысячелетия

Пока Жерар был в России, Софи и Гена тоже не бездельничали. Я попросил подготовить мне все материалы по событиям 11 сентября 2001 года.

Первые листы легли на мой стол уже несколько минут спустя: в Интернете обнаружилось огром­ное количество информации по этой теме. Ничего нового я там не обнаружил, все та же официальная версия: террористы-смертники, угнавшие четыре самолета, врезались в башни Всемирного торгово­го центра и в Пентагон. Погибло около трех тысяч человек, считая пассажиров захваченных лайне­ров. Первый самолет наносит удар в восемь утра, второй — менее чем через час. Затем, в промежут­ке времени между десятью и половиной одинна­дцатого, обе башни обрушиваются: составляющие их основу металлические конструкции не выдер­живают огромных температур. Семь часов спустя падает еще одна, «маленькая» башня -— ее падение вызвано крушением двух больших башен-близне­цов. Власти всерьез опасаются, что за ней могут последовать и другие близстоящие здания.

В бумагах Варламова по этому поводу написа­но просто и лаконично: «Арабы никогда не смогли бы попасть самолетами в башни». Честно говоря, сперва я не понял этой фразы. Неужели покойный дипломат вдобавок ко всему еще и расист, счита­ющий арабов органически не приспособленными к управлению самолетом? Действительно, согласно официальным сообщениям, террористы-смертни­ки прошли лишь небольшой курс пилотирования. Но неужели управлять современным самолетом так трудно? Ведь там же сплошная автоматика, кото­рая позволяет лететь почти без участия пилота. Что в этом такого сложного? Ведь в годы Второй ми­ровой японские камикадзе умудрялись поражать своими самолетами небольшие эсминцы — цель намного меньшую, чем огромная башня.

Неужели Варламов подсунул мне явный бред? В поисках ответа на этот вопрос я позвонил свое­му двоюродному дяде, тридцать пять лет отра­ботавшему на гражданских линиях «Эйр Франс». Я задал ему совершенно простой вопрос: какова вероятность у меня, любителя, прошедшего крат­кий курс учебы на маленьких тренировочных са­молетах, с первого раза научиться управлять тя­желым пассажирским «боингом»?

Ответ был достаточно прост и предсказуем: пока за меня работает автопилот, я могу сидеть в кресле и курить кальян. Если же мне захочется выполнить какие-то маневры самостоятельно, то это получит­ся у меня не сразу и не вдруг. А шанс попасть в цель шириной шестьдесят пять метров (именно такова ширина башни-близнеца) вообще ничтожно мал.

—  Но ведь камикадзе попадали… — заспорил я.

—  Что ты знаешь о камикадзе, умник? — взорвал­ся дядя. — Пару раз видел по телевизору эффектные кадры, и все? Да ты хоть знаешь, что на одну удач­ную атаку приходилось несколько десятков прома­хов? Что попадали в корабли пилоты, отлетавшие на своем самолете сотни часов, а не какие-то парши­вые любители вроде тебя! И даже они промахива­лись по авианосцам, у которых палуба больше, чем футбольное поле! Ты хоть понимаешь, что у нынеш­них пассажирских самолетов скорость в три раза выше — под тысячу километров в час, а маневрен­ность такая, что они пролетят километры, прежде чем свернут хоть на пару градусов с установленного курса. Случайный порыв ветра может отнести тебя в сторону на десятки метров. Даже я — я! — не смог бы ручаться, что попаду в такую цель!

Мой дядя — один из немногих людей, которых я действительно уважаю, несмотря на его грубость. А может, именно благодаря ей. В любом случае пилот он профессиональный и зря молоть языком не станет. Впоследствии я проконсультировался еще с парой опытных летчиков, и они полностью подтвердили дядины слова: попасть в башню Все­мирного торгового центра пассажирским «боин-гом» — это все равно что попасть камнем с кры­ши девятиэтажного дома в лежащую на асфальте иголку. Простым любителям это не под силу.

А «боинги» с ювелирной точностью с первой по­пытки врезались в самый центр обеих башен!

Кто же сидел в их кабинах?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,204 сек. | 12.5 МБ