Глобальные риски и проблема темпа их нарастания

Глобальные риски являются игрой на опережение. Каждое новое технологическое свершение создаёт новые глобальные риски и уменьшает прежние. Освоение космоса уменьшило риск случайного столкновения с астероидом, но создало возможность организовать его нарочно. Распространение нанороботов уменьшит угрозы от генетически модифицированных организмов, но создаст ещё более опасное оружие. Искусственный интеллект решит проблемы контроля над другими опасными технологиями, но создаст такую систему контроля, любой сбой в работе которой может быть смертельно опасен. Развитие биотехнологий даст нам в руки возможность победить все бывшие прежде болезни — и создать новые.

В зависимости от того, какие технологии возникнут раньше или позже,  возможны  разные  развилки  на  пути  дальнейшего  развития цивилизации технологического типа. Кроме того, важно, будут ли новые технологии успевать решать задачи, созданные на предыдущих этапах развития, в первую очередь — проблемы исчерпанности тех ресурсов, которые были истощены в ходе развития предыдущих технологий, а также устранения рисков, созданных прошлыми технологиями.

Раньше с человечеством происходило множество всех возможных ситуаций на неком этапе его исторического развития, например, всё множество взаимодействий большого государства с кочевниками. Теперь мы оказываемся, по-видимому, в ситуации появления реальной исторической альтернативы — если будет что-то одно, то чего-то другого совсем не будет. Или будет создан мощный, контролирующий всё ИИ, или всё съест серая слизь. Или мы станем космической цивилизацией, или вернёмся в каменный век.

Глобальный риск возникает в силу скорости создающего его процесса. С медленным процессом распространения чего-то можно успеть справиться, приготовить правильные бомбоубежища, вырастить вакцину. Следовательно, отличить настоящий глобальный риск можно по темпу его развития (Солженицын: «революция определяется темпом» [Солженицын 1983].) Темп этот будет в случае глобального риска ошеломительным, потому что люди не могут успеть понять, что происходит и правильно приготовиться. Однако для разных классов событий ошеломляющими будут разные скорости. Чем невероятнее событие, тем меньшая его скорость будет ошеломляющей. СССР казался чем-то настолько вечным и незыблемым, что даже растянутый на многие годы кризис и крах советской системы казался ошеломляющим. Системный кризис, в котором точка максимальной катастрофичности постоянно сдвигается (как пожар, перекидываясь с одного объекта на другой), обладает гораздо большим ошеломляющим потенциалом.

При этом под шоковым восприятием системного кризиса следует понимать способность событий создавать неправильное о себе впечатление, возможно, в форме «шока будущего». И соответственно вызывать неправильную на них реакцию, ещё более их усиливающую (Пример чему -недавние ошибки американских властей, допустивших банкротство банка «Леманн Бразерс», что привело к несравнимо большему финансовому ущербу, чем если бы банк был спасён1.) Конечно, некоторые сразу поймут суть происходящего, но ошеломлённость означает распад единой картинки происходящего в обществе, особенно у властей. Поэтому произойдёт ослепление и голоса «Кассандр» не будут услышаны — или будут понятны неверно. Более быстрые процессы будут вытеснять более медленные, но не всегда внимание будет успевать на них переключиться.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 40,219 сек. | 12.49 МБ