При советской власти

Признавая в теории право наций на самоопределение вплоть до выхода из советской республики, большевики приняли решение развивать областную автономию всех живших в России народов.

Процесс национально‑государственного строительства в СССР описывали так: «III Всероссийский съезд Советов отнес область, естественно сочетавшую в себе особенности быта, своеобразие национального состава населения и некую минимальную целостность экономической территории, к субъекту федерации.

Возрожденный в послеоктябрьский период принцип федеративного устройства как формы взаимодействия советских республик на время переходного периода стал необходимым связующим звеном на пути от декларативно независимых областей к унитарному социалистическому государству «добровольно объединившихся трудящихся».

Создаваемая как федерация советских национальных республик на основе «свободного союза свободных наций», Советская республика нуждалась в обеспечении прочного союза между центром и окраинами России.

Право на самоопределение предусматривало две основные формы своей реализации:

1) политическую автономию для областей, представлявших целостную хозяйственную территорию с особым бытом и национальным составом населения, с делопроизводством и преподаванием на своем языке;

2) отделение для наций, которые не могли и не хотели оставаться в границах целого государства»[109].

Страна рабочих и крестьян никак не могла быть империей… Идеология этого никак не позволяла. В действительности равные народы все равно оказались выстроены в некую иерархию – куда же от этого денешься?

Границы отдельных полугосударств изменялись, их отменяли или сливали. Отменили автономную область Поволжских немцев. Упразднили АО крымских татар, а сам Крым передали из РСФСР Украинской ССР. Упразднили, потом снова ввели Чечено‑Ингушскую АО. Создали Закавказскую СФСР, потом разбивали ее на Грузию, Армению и Азербайджан. Долго не знали, что делать с национальным размежеванием в Средней Азии.

Но методом проб и ошибок возникла стройная система автономий разного масштаба. Для того времени и для тех обстоятельств она была совершенной, логичной, и очень согласовалась с остальными положениями советской власти. В ней было очень четко прописано, какой народ имеет право на автономию какого именно масштаба и каковы права такой автономии.

К 1956 г. Советский Союз состоял из 15 Советских Социалистических Республик. Каждая из таких республик должна была иметь население не менее 1 миллиона человек, выход к государственной границе СССР. Теоретически она могла выйти из состава СССР. ССР имели свои Академии наук, свои министерства, кроме нескольких важнейших «союзных», издательства и периодику на национальном языке, высшее образование на национальном языке.

Фактически и ССР были не во всем равноправны. Скажем, в ООН имели места Украинская ССР и РСФСР – но ведь не Латвия и не Туркменистан.

Вторым рангом национальных автономий были Автономные Советские Социалистические Республики – АССР.

В РСФСР входило 14 АССР, Кара‑Калпакская АССР входила в состав Узбекской ССР, Нахичеванская АССР – в состав Азербайджана, Абхазская и Аджарская АССР – в состав Грузии.

АССР не могла выйти из состава СССР, но имела свою символику, свои научные и культурные учреждения, прессу и среднее образование на национальном языке.

Автономные области и национальные округа входили в состав административных образований – областей. Область с таким образованием «внутри» называлась краем.

В РСФСР входило 7 АО и 10 Национальных округов. Юго‑Осетинская АО находилась в составе Грузинской ССР, Горно‑Карабахская АО в составе Азербайджана и Горно‑Бадахшанская АО в составе Таджикистана.

Автономные области имели свои научно‑исследовательские институты языка, истории и культуры, прессу и издательства на национальных языках. В некоторых школах преподавали на национальном языке.

Теоретически Национальный округ мог стать АО, АО превратиться в АССР, а АССР – в ССР. В 1980‑е г. много говорили о превращении Якутской АССР в полноценную Якутскую ССР, шестнадцатую  по счету. Население Якутии возрастало, и к 1984 г. превысило 850 тыс. человек, до миллиона недалеко. Выход к государственной границе есть…

Строгая иерархия имела свой смысл. Такая иерархия всегда есть в любом государстве… И не случайно высыпанный рис образует нечто очень похожее на пирамиду или на конус – самая устойчивая фигура.

В конце концов, роль украинцев или татар отличалась от роли эвенков и нганасан. Может быть, это очень неполиткорректно – но природа и Господь Бог вообще не очень‑то демократичны. Так же недемократично было избрание в Верховный Совет. В его низшую палату, Совет Союза, избирали 1 человека от 3000 тыс. избирателей – какой бы национальности они ни были и где бы ни проживали. А в высшую палату Верховного Совета, Совет Национальностей, выбирали 25 депутатов от каждой ССР, 11 от АССР, 5 от АО, и 1 – от НО.

А главное – эта логичная и справедливая система давала каждому народу некое место в системе. И одновременно – шанс на сохранение своего национально‑культурного наследия: истории, культуры, языка.

Жестко, логично, создано с учетом численности и значимости каждого народа. Всем сестрам по законным серьгам.

Конечно, большевики не позволяли выйти из состава СССР ни одной республике.

Восстание за независимую Грузию в августе 1924 г. большевики подавили беспощадно. Убито было до 5 тыс. человек, десятки тысяч сосланы. После XII съезда КПСС Сталин, по его собственным словам, «приступил к перепашке Грузии от меньшевистско‑уклонистского сорняка».

Иосиф Виссарионович счел нужным предупредить, что «то, что произошло с Грузией, может повториться по всей России»[110].

Максим Горький именно по этому поводу произнес в первый раз свою знаменитую фразу: «когда враг не сдается, его уничтожают».

По мнению многих историков, именно «грузинский опыт показал, что союз есть категорический императив»[111].

Но с другой стороны, в СССР сохраняли право народов на язык и культуру. В 1978 г. в Грузии прошли серьезные волнения в связи с расширением программ на изучение русского языка.

14 марта 1978 г. молодежь демонстрацией шла к Дому правительства. Пришло 10 тыс. человек! Девушки из медицинского института порвали халаты и на них губной помадой написали требования в защиту языка.

Тогда перед толпой выступил будущий президент Грузии Э. Шеварднадзе и заявил, что текст статьи 75 конституции остался без изменения: «Государственным языком Грузинской ССР является грузинский язык».

Пожалуй, это уникальный пример удачных народных волнений и демонстраций в СССР!

В годы «перестройки» много говорилось о деградации местных языков, исчезновении национальных школ и прочих ужасах. Но, во‑первых, процесс это был естественный и постепенный. Во‑вторых, его раз в тысячу преувеличили.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,139 сек. | 12.6 МБ