С чего взбесились албанцы?

Война 1999 года вызвала у нас, европейцев, со­вершенно противоречивые эмоции. Одни считали, что любой вооруженный конфликт — это недопу­стимое зло. Другие — что эта война могла нанести ущерб европейским интересам. Третьи (и таких было большинство) говорили, что сербы должны быть наказаны за свои издевательства над ни в чем не повинными албанцами.

К ним одно время принадлежал — каюсь! — и автор этих строк. Но потом мне, прожженному журналисту, стала казаться подозрительной не­обыкновенная «гладкость» всей информации, ис­ходившей из Сербии и транслировавшейся по всем западным СМИ. Вот смотрите: сербы уничтожают ни в чем не повинных местных жителей албан­цев — ах, какие подлецы! А вот идет караван ал­банских беженцев, они спасаются от злобных сер­бов, бегут в сторону Албании, посмотрите! И лишь суровые люди с эмблемами Армии освобождения Косова не дают кровопийце Милошевичу уничто­жить и этих несчастных!

И неважно, что, судя по положению солнца, слу­чайно попавшего в кадр, эти «беженцы» идут не в сторону Албании, а, наоборот, прямо от нее, на северо-восток. И неважно, что у всех тех, кто слу­чайным образом попал на второй план (на первом, ясен пень, только старики, женщины и дети), за плечом автомат, а порой и гранатомет. С экрана нам приказывают верить в сербские преступле­ния — и мы должны верить!

И не важно, что большинство этих преступле­ний выдуманы самими журналистами, как, на­пример, печально известный инцидент в Рачаке, случившийся в январе 1999 года. Тогда весь мир облетели кадры: сербская полиция провела этни­ческую чистку, уничтожив поселение мирных ал­банцев! Леденящие душу кадры: труп албанского старика в лохмотьях, лежащий у стены разрушен­ного дома.

Лишь потом наблюдатели ОБСЕ (которых, кста­ти, на место происшествия пригласили сербы — довольно странное поведение для организаторов этнических чисток, вы не находите?) опубликовали сообщение, в котором весьма осторожно говори­лось: «Как минимум двое из троих убитых в Рача-ке албанцев принадлежали к Армии освобождения Косова», то есть, по сути, являлись террористами. Там же приводились данные о потерях сербского спецназа. Вы слышали когда-нибудь, чтобы при расстрелах мирного населения у стреляющих были потери?

Но это было напечатано позже, много позже, когда Сербию уже разбомбили, а Милошевича свергли. Да и то опубликовали не всю правду. По своим каналам мне удалось раздобыть полный текст доклада ОБСЕ. Рискуя подставить под топор голову кое-кого из своих знакомых, я все же опуб­ликую выдержки оттуда. Потому что люди должны знать правду…

Фактически речь идет просто об удачной контр­террористической операции, которую предпри­няла сербская полиция. Особо отметим, что сер­бы старались ни в коем случае не задеть мирных жителей. Зачем же западным СМИ потребовалось представлять это как этническую чистку? Чтобы ответить на этот вопрос, давайте проследим исто­ки албано-сербского конфликта.

Исторически Косово — исконно сербская зем­ля. Именно здесь произошла в XIV веке знамени­тая битва на Косовом поле — сражение сербов с войсками турецкого султана. Сербы проиграли, но смогли остановить поток турецкого завоевания, направленный в самое сердце Европы. Проще го­воря, когда-то в Косове сербы спасли всю европей­скую христианскую цивилизацию. Правда, нынче об этом успешно забыли.

Захватив эту область, турки начали населять ее мусульманами. Именно так в Косове появились первые албанцы. Но процесс шел очень медлен­но, и к моменту образования независимой Сербии (XIX век) большинство все еще составляли право­славные сербы. Массовое переселение албанцев в этот край началось лишь во второй половине XX века. Коммунистические власти не только не препятствовали этому процессу, но и дали албан­цам достаточно широкую автономию. До поры до времени мусульмане и христиане мирно ужива­лись вместе. А потом албанцы словно сорвались с цепи.

В 90-х годах образовалась Армия освобождения Косова. Взялась она словно из ниоткуда и сразу провозгласила лозунг отделения Косова от Сербии и присоединения его к Албании. Одновременно че­рез границу хлынул поток мусульманских пересе­ленцев, которых привлекал более высокий уровень жизни в Югославии. АОК начала организовывать крупные диверсионные акты, вступать в столкно­вения с силами полиции, нападать на граждан­ские объекты: больницы, школы, церкви. В тот же момент в западных СМИ начали на все голоса кричать о неслыханных притеснениях, которым якобы подвергаются албанцы в Косово.

Удивительная согласованность действий, не правда ли? Простым совпадением ее объяснить довольно-таки трудно. Так ли стихийно возникла АОК, как нам пытаются об этом рассказать? Вряд ли, учитывая, что одним из главных создателей Армии был Омар ибн-Бекр, человек, достаточно известный на Ближнем Востоке. В тайных досье ГДРовской разведки о нем говорится следующее.

Итак, ибн-Бекр был в не столь отдаленные вре­мена связан с «Аль-Каидой» и являлся сподвиж­ником бен Ладена. Прервалась ли эта связь после 1990 года? Если верить информации, которую мне удалось раздобыть, — нет. Ибн-Бекр и после ухода русских оставался в Афганистане, выпол­нял роль своего рода посредника между США и талибским правительством. В 1996 году он был од­ним из тех, кто встречал бен Ладена в Кабуле. А в 1997 году он столь же неожиданно сворачивает свою деятельность и направляется в Албанию, где начинает тщательно формировать кадры для АОК. В его распоряжении весьма серьезные финансо­вые средства.

Кто же финансировал ибн-Бекра? Может быть, талибы, которые стремились таким образом утвер­диться в Европе? Но Косово далеко, а у вожаков Та­либана была масса других забот. Афганистан в годы их правления практически полностью избавился от плантаций наркотиков, и доходы государства резко упали. Больших денег у талибов не водилось. К тому же они так и не сумели окончательно побе­дить своих противников из Северного альянса. И я снова уткнулся во вторых хозяев ибн-Бекра — в ЦРУ. Потому что только эта организация распола­гала достаточным могуществом и связями для того, чтобы снабдить своего эмиссара деньгами. А де­ньги, вложенные в косовских сепаратистов, были очень большими. По некоторым сведениям, семья, согласившаяся на переселение из Албании в Косо­во, получала от АОК пять тысяч долларов на чело­века в качестве единовременного пособия! Вот тебе и «колонны беженцев»!

Впрочем, за более подробными сведениями по этому вопросу мне нужно было обратиться к че­ловеку, который переживал эти события изнутри. На одном из многочисленных интернет-форумов я, словно иголку в стоге сена, отыскал такого чело­века. Его звали Живко Джуретич.

Живко родился в Косове, образование получил в Белграде и преподавал в одной из столичных школ. Когда на его «малой родине» стало слишком жарко, молодой учитель отправился в родное село. Здесь он и пережил страшные события 1998 — на­чала 2000 года. В ответ на мои вопросы он охотно написал большое письмо.

На этом остановлюсь. К письмам Живко я буду обращаться и дальше, но пока в этом фрагменте мое внимание привлекла еще одна деталь: при­мерно половина переселенцев была не албанского происхождения. Следовательно, массовое пере­селение шло из других стран Ближнего Востока. Быть может, именно арабские страны спровоци­ровали события в Косово?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,155 сек. | 12.65 МБ