Американские базы и латиноамериканский суверенитет

Концепция нации возникла из суммы общих элемен­тов, таких, как история, язык, культура, обычаи, законы, институты и другие факторы, связанные с материальной и духовной жизнью человеческих общин.

Народы Латинской Америки, ради свободы которых Боливар совершил большие подвиги, сделавшие его Осво­бодителем, были призваны им, по его словам, «создать са­мую великую нацию мира, менее великую по своей протя­женности и богатствам, чем по своей свободе и славе».

Антонио Хосе де Сукре дал в Аякучо последний бой империи, которая на протяжении более чем 300 лет превра­тила большую часть этого континента в королевскую соб­ственность испанской короны. Это та же Америка, которую десятки лет спустя, когда она уже была урезана зарождав­шейся империей янки, Марти назвал Нашей Америкой.

Надо еще раз напомнить, что перед тем, как пасть в бою за независимость Кубы — последнего бастиона испан­ской колонии в Америке — 19 мая 1895 года, за несколь­ко часов до гибели, Хосе Марти пророчески написал, что все, что он сделал и что еще совершит, — все это для того, чтобы, «добившись независимости Кубы, вовремя поме­шать Соединенным Штатам захватить Антильские остро­ва и оттуда с этой новой силой обрушиться на земли на­шей Америки».

В США 13 только что освободившихся колоний не за­медлили беспорядочно расшириться к западу в поисках земли и золота, истребляя индейцев, и достигли берегов Тихого океана; рабовладельческие сельскохозяйственные штаты Юга конкурировали с промышленными штатами Севера, которые эксплуатировали труд наемных рабочих, стараясь создавать новые штаты для защиты своих эконо­мических интересов.

В 1848 году они отняли у Мексики более 50 процентов ее территории в ходе захватнической войны против стра­ны, слабой в военном отношении, сумели занять ее столи­цу и навязать ей унизительные условия мира. На отнятой территории существовали большие запасы нефти и газа, которые позже более века снабжали Соединенные Штаты и еще частично продолжают их снабжать.

Американский флибустьер Уильям Уокер, вдохновлен­ный «очевидной судьбой», провозглашенной его страной, в 1855 году высадился в Никарагуа и объявил себя прези­дентом, пока в 1856 году не был изгнан никарагуанцами и другими центральноамериканскими патриотами.

Наш Национальный герой видел, как судьбы латиноаме­риканских стран ломались рождающейся империей США.

После гибели Марти в бою на Кубе произошла военная интервенция, когда испанская армия уже была разгромле­на. Кубе была навязана Поправка Платта, предоставляв­шая могущественной империи право интервенции на ост­ров. Еще одним следствием тогдашней интервенции была оккупация Пуэрто-Рико, длящаяся уже 111 лет и сегодня превратившая его в так называемое «свободно присоеди­нившееся государство», которое не является ни государ­ством, ни свободным.

Но худшее для Латинской Америки было еще впере­ди, подтверждая гениальные предвидения Марти. Расту­щая империя уже решила, что канал, который соединит два океана, пройдет через Панаму, а не через Никарагуа, чей город Коринто Боливар мечтал сделать столицей за­думанной им самой большой Республики мира; Панамский перешеек станет собственностью американцев.

Даже так, более страшные последствия имели место на протяжении XX века. При поддержке национальных по­литических олигархий Соединенные Штаты овладели за­тем ресурсами и экономикой латиноамериканских стран, умножились военные интервенции, военные и полицей­ские силы оказались под их эгидой. Американские транс­национальные корпорации завладели основными произ­водствами и услугами; банки, страховые компании, внеш­няя торговля, железные дороги, суда, склады, услуги по предоставлению электроэнергии, телефонные и другие ус­луги в большей или меньшей степени перешли в их руки.

Верно, что глубина социального неравенства привела во втором десятилетии XX века к Мексиканской револю­ции, ставшей источником вдохновения для других стран. Благодаря революции Мексика продвинулась во многих областях. Но та же империя, которая вчера проглотила большую часть ее территории, сегодня заглатывает остав­шиеся у нее важные природные ресурсы, дешевую рабочую силу и даже заставляет ее проливать собственную кровь.

Договор о свободной торговле Северной Америки является самым жестоким договором, навязанным раз­вивающейся стране. Ради краткости достаточно указать, что правительство США только что текстуально заявило: «В момент, когда Мексика страдает от двойного удара, не только из-за падения ее экономики, но также и вследствие вируса A H1N1, мы возможно хотим видеть более стабили­зированную экономику, чем начинать долгие обсуждения относительно новых торговых сделок». Конечно, не гово­рится ни единого слова о том, что вследствие войны, раз­вязанной наркобизнесом, в которой Мексика использует 36 тысяч солдат, в 2009 году погибло почти четыре тыся­чи мексиканцев.

Явление повторяется в большей или меньшей степени в остальной Латинской Америке. Наркотики вызывают не только серьезные проблемы со здоровьем, они порождают насилие, раздирающее Мексику и Латинскую Америку по причине существования ненасытного рынка США — неис­сякаемого источника валюты, которая стимулирует про­изводство кокаина и героина, и это страна, откуда идет оружие, используемое в этой яростной и нерекламируе-мой войне.

Те, кто гибнет от Рио-Гранде до краев Южной Амери­ки, — это латиноамериканцы. Таким образом, общее на­силие бьет рекорды по смертям, и число жертв превосхо­дит в Латинской Америке 100 тысяч в год, главным обра­зом по причине наркотиков и бедности… Но империя не ведет борьбу с наркотиками в пределах своих границ, она ведет ее на латиноамериканской территории.

В нашей стране не выращивают ни коку, ни мак. Мы эффективно боремся с теми, кто пытается ввезти наркоти­ки в нашу страну или использовать Кубу в качестве тран­зита, и показатели числа людей, умирающих в результате насилия, сокращаются год от года. Нам не надо для этого американских солдат. Борьба с наркотиками — это пред­лог, чтобы создать военные базы на всем полушарии. С ка­ких пор суда Четвертого флота и современные боевые са­молеты служат для борьбы с наркотиками?

Подлинная цель — контроль над экономическими ре­сурсами, господство на рынках и борьба против социаль­ных изменений. Какая необходимость была восстанавли­вать этот флот, демобилизованный в конце Второй миро­вой войны, более 60 лет назад, когда уже нет ни Советского Союза, ни холодной войны? Аргументы, приводимые для создания семи военно-воздушных и военно-морских баз в Колумбии, являются оскорблением для разума.

История не простит тех, кто совершает это предатель­ство по отношению к собственным народам, и также тех, кто использует в качестве предлога исполнение права на суверенитет, чтобы оправдать присутствие американских войск.

О каком суверенитете они говорят? О том, что был за­воеван Боливаром, Сукре, Сан-Мартином, О’Хиггинсом, Морелосом, Хуаресом, Тирадентисом, Марти? Никто из них никогда не принял бы столь отвратительного аргу­мента, чтобы оправдать уступку территории под военные базы вооруженных сил США — империи более властной, более могущественной и более универсальной, чем коро­ны Иберийского полуострова.

Если вследствие подобных соглашений, заключенных в незаконной и неконституционной форме по инициативе США, любое правительство этой страны будет использо­вать данные базы, как сделал Рейган в ходе грязной вой­ны и Буш во время войны в Ираке, чтобы спровоцировать вооруженный конфликт между двумя братскими народа­ми, это было бы большой трагедией. В истории Америки Венесуэла и Колумбия родились вместе после битв при Бояка и Карабобо под руководством Симона Боливара. Американские силы могли бы развязать грязную войну, как сделали это в Никарагуа, даже используя солдат дру­гих национальностей, обученных ими, и могли бы напасть на какую-либо страну, но вряд ли боевой, отважный и пат­риотический народ Колумбии даст вовлечь себя в войну против братского народа, такого, как народ Венесуэлы.

Империалисты ошибаются, если так же недооценива­ют остальные народы Латинской Америки. Ни один из них не согласится с американскими военными базами, ни один не перестанет проявлять солидарность с любым латино­американским народом, подвергшимся нападению импе­риализма.

Марти чрезвычайно восхищался Боливаром и не ошиб­ся, когда сказал: «Так сияет Боливар в небе Америки, бодр­ствующий и нахмуренный… еще одетый в походные сапо­ги, ибо то, чего он не сделал, еще не сделано до сегодняш­него дня; ибо Боливару еще есть что делать в Америке».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,108 сек. | 12.44 МБ