Двойное предательство фирмы «Филипс»

Соединенные Штаты владеют наибольшим количест­вом патентов в мире. Они воровали и воруют умы из всех стран, развитых и развивающихся, и эти специалисты ве­дут исследования в многочисленных областях начиная, с производства оружия массового уничтожения и кончая из­готовлением лекарств и медицинской аппаратуры. Поэто­му экономическая и технологическая блокада не является чем-то, служащим лишь предлогом, чтобы обвинять импе­рию в собственных трудностях.

Здравоохранение — это одна из сфер, в которой наша страна сумела достичь наибольших успехов, несмотря на то, что Соединенные Штаты увезли отсюда почти 50 про­центов врачей, выпущенных единственным кубинским университетом, — более 5000, многие из которых не име­ли работы.

В этой области была написана одна из самых прекрас­ных страниц международного сотрудничества Кубинской революции, начатая почти полвека назад, когда группа вра­чей была послана в Алжир, только что добившийся незави­симости. Эта политика не прекращалась, и в этой столь гу­манной области наша страна пользуется всемирным при­знанием.

Пусть никто не предполагает, что это было легкой за­дачей. Соединенные Штаты сделали все возможное, что­бы помешать этому. В течение прошедшего времени они прилагали максимальные усилия, чтобы саботировать ее. Они применили к Кубе все возможные варианты своей преступной экономической блокады, которая позже, при администрации Билла Клинтона, приобрела в силу закона Хелмса-Бертона экстерриториальный характер.

Когда рухнул социалистический лагерь и несколько месяцев спустя распался его главный оплот — Советский Союз, Куба решила продолжать борьбу. К этому времени наш народ уже обладал высоким уровнем сознательности и политической культуры.

В 1992 году Уго Чавес возглавляет военное восстание против буржуазно-олигархического правительства пакта Пунто-Фихо, которое более трех десятилетий грабило ро­дину Боливара. Так же, как мы, он был заключен в тюрьму. Он посещает Кубу в 1994 году и через несколько лет при полной поддержке своего народа становится президентом и начинает Боливарианскую революцию.

Народу Венесуэлы, так же как народу Кубы, вскоре при­шлось столкнуться с враждебностью США, которые спла­нировали фашистский государственный переворот 2002 года, подавленный народом и революционными военны­ми. Несколько месяцев спустя произошел нефтяной пере­ворот — самый трудный момент, когда снова блестяще вы­ступили лидер, народ и военные Венесуэлы. Чавес и Венесу­эла проявили полную солидарность с нами в разгар особого периода, и мы проявили свою солидарность с ними.

Тогда в нашей стране было уже не менее 60 тысяч вра­чей-специалистов, более 150 тысяч опытных учителей и народ, вписавший блестящие страницы в историю интер­национализма. После нефтяного переворота в Венесуэлу потоком двинулись наши работники для участия в про­граммах образования и здравоохранения, они сотрудни­чали с Боливарианской революцией в выполнении одной из самых глубоких и быстро осуществляемых социаль­ных программ из всех, проведенных в какой-либо стра­не третьего мира.

Я привожу эти данные, поскольку они необходимы, чтобы осудить коварство империализма и понять тему, которую я рассматриваю сегодня: капитуляция и преда­тельство по отношению к Кубе и Венесуэле со стороны из­вестной и относительно престижной европейской много­национальной фирмы — голландской транснациональной корпорации «Филипс», специализирующейся на производ­стве медицинского оборудования.

Я писал на эту тему два года назад, 14 июля 2007 года, но не захотел упоминать названия фирмы. У меня еще была надежда, что она исправится.

Мы сотрудничали с народом Венесуэлы, чтобы создать одну из наилучших систем здравоохранения. Там работали десятки тысяч врачей-специалистов и других кубинских ра­ботников здравоохранения. Президент Уго Чавес, доволь­ный работой первых контингентов, прибывших в Венесу­элу для участия в миссии «Внутри квартала» — програм­ме, предназначенной для оказания медицинской помощи в самых бедных городских и сельских районах страны, — во время одного визита на Кубу попросил нас создать про­грамму, которая могла бы охватить все секторы венесуэль­ского населения — бедные, средние и богатые классы.

Так возникли Высокотехнологичные центры диагно­стики, они должны были дополнить 600 Комплексных цен­тров диагностики, которые как поликлиники с их лабо­раториями и оборудованием, предоставляющие широкий спектр услуг, станут опорой консультаций миссии «Внут­ри квартала». Значительное число реабилитационных цен­тров будет выполнять гуманную задачу по оказанию по­мощи в любых случаях физической и моторно-двигатель-ной инвалидности.

В силу этой просьбы президента мы приобрели нуж­ное оборудование для 27 Высокотехнологичных центров диагностики, открытых во всех 24 венесуэльских штатах, в трех из которых, с учетом их большого населения, име­ется по два таких центра.

Наше правило — всегда закупать медицинскую аппа­ратуру в самых престижных и передовых фирмах на ми­ровом уровне. Мы даже стараемся, чтобы в поставках са­мой сложной аппаратуры участвовали по меньшей мере две наиболее специализированные фирмы.

Таким образом, самые сложные и дорогостоящие ап­параты по лучевой диагностике — мультисрезовый компь­ютерный томограф, аппарат ядерно-магнитного резонанса, ультразвуковой диагностический аппарат и другие в этом роде были приобретены у немецкой фирмы «Сименс» и голландской «Филипс». Конечно, ни одна из них не произ­водит все оборудование, но они выпускают некоторые из самых сложных и передовых аппаратов. Обе фирмы долж­ны вести конкуренцию по качеству и ценам. Мы приобре­ли диагностические средства обеих фирм для Венесуэлы и для Кубы, где мы осуществляли подобный же план меди­цинского обслуживания, который в годы особого периода получал очень мало средств.

Мы приобрели аппаратуру этих двух фирм по более чем 10 различным специальностям для системы здравоохране­ния обеих стран. Не буду называть аппараты немецкой фир­мы «Сименс», которая Выполнила свои обязательства.

Ограничусь фирмой «Филипс». Она поставила аппа­ратуру по 12 специальностям, разделив с другой фирмой поставки самых важных и дорогих аппаратов: это 15 то­мографов на 40 срезов, 28 аппаратов ядерно-магнитного резонанса на 0,23 Тл, 8 телеуправляемых столов для уро­логических исследований, 37 аппаратов для трехмерной ультразвуковой диагностики, 2 ангиографа для нейрологи-ческих исследований, 2 ангиографа для кардиологических исследований, 2 полиграфа, 1 гамма-камера с двойной го­ловкой, 3 гамма-камеры с одинарной головкой, 250 пере­носных рентгеновских аппаратов, 1200 неинвазивных мо­ниторов и 2000 мониторов-дефибрилляторов. Всего 3553 аппарата на сумму 72 762 694 доллара.

Я лично участвовал в переговорах об этих закупках с обеими фирмами. Цены, обсуждавшиеся по каждому аппа­рату в отдельности, подразумевали значительные скидки, поскольку аппараты покупались за наличные и в больших количествах, объединяя предназначавшиеся Кубе и Вене­суэле. Иначе их нельзя было приобрести с нужной срочно­стью, особенно для этой последней страны, с учетом нако­пившихся нужд в самых бедных секторах всего ее населе­ния, уже превышавшего 27 миллионов человек.

Самые сложные аппараты предназначались для Высо­котехнологичных центров диагностики, менее сложные и многочисленные — для диагностических центров миссии «Внутри квартала», хотя они были не единственными, ко­торые предстояло там использовать. Почти все были при­обретены в начале 2006 года.

Я тяжело заболел в конце июля того года. Фирма «Фи­липс» поставляла детали до конца 2006 года. В 2007 году она прекратила поставки полностью: не было больше по­ставлено ни одной детали.

В марте того же года была направлена кубинская деле­гация в Бразилию, где находилось главное отделение фир­мы «Филипс» для Латинской Америки, которое вело пе­реговоры с Кубой. Они начали объяснять свои трудности. Правительство Буша потребовало от них подробную ин­формацию по аппаратуре, поставленной фирмой Кубе, ссы­лаясь на то, что некоторые из них содержали программы, а иногда и комплектующие, запатентованные американцами, и «Филипс» вручила требуемую информацию об аппаратах, приобретенных у этой фирмы для Кубы и Венесуэлы. Рань­ше с ней никогда не возникало никаких проблем.

Глава отделения «Филипс» в Бразилии дословно ска­зал кубинским представителям следующее: «Отмечает­ся жестокая неуступчивость правительства США в плане правил продажи аппаратов и заявок на разрешения в от­ношении Кубы».

«Я знаю, что проблема сказывается на плане Коман-данте. Наша организация терпит ущерб и подвергается уг­розам. Все наши организации очень боятся». Он тут же по­вторил: «Они очень боятся». В конце они добавили, что хо­тят сотрудничать и будут искать формулы.

В середине июля 2007 года на так называемой Конфе­ренции Белого дома по вопросам Американского конти­нента Буш, госсекретарь и другие руководители правитель­ства США «говорили без умолку», как сообщало агентст­во АП, об образовании и здравоохранении. Это казалось чем-то нереальным. Они обещали распространять здраво­охранение по Латинской Америке

Они делали упор на «Комфорт» — старый авианосец, превращенный, по словам Буша, в «самое большое судно-больницу в мире», который будет посещать на 10 дней ка­ждую страну этого полушария к югу от США. Это была его программа здравоохранения. Чего он не сказал, — это то, что он саботировал в Венесуэле самую серьезную про­грамму здравоохранения, когда-либо предложенную какой бы то ни было стране третьего мира.

Несмотря на совпадение в датах я не захотел прямо затрагивать в тот момент проблемы с фирмой «Филипс». Она пообещала в марте решить эту проблему. У меня еще была надежда, что она поправит положение.

Я ограничился тем, что тогда написал в тех же «Раз­мышлениях»: «Проблема в том, что Соединенные Штаты не могут делать того, что делает Куба. Напротив, они ока­зывают яростное давление на фирмы, производящие вели­колепную медицинскую аппаратуру, которая поставляется в нашу страну, чтобы помешать замене определенных ком­пьютеризированных программ или какой-либо запасной части, запатентованной в США. Я могу привести конкрет­ные случаи и названия фирм. Это отвратительно…».

Несмотря на торжественное обещание, данное фир­мой «Филипс» Кубе, прошел остаток 2007 года, 12 меся­цев 2008 года и почти половина 2009 года, а эта фирма так и не поставила ни единой детали аппаратов.

В июне 2009 года, уплатив штраф в 100 тысяч евро пра­вительству Барака Обамы, не слишком далеко отошедшего от правил своего славного предшественника, фирма «Фи­липс» снизошла до того, что сообщила Кубе о поставках в скором времени деталей своих аппаратов.

И напротив, никто не компенсировал ни кубинцам, ни венесуэльским пациентам наших врачей миссии «Внутри квартала», ни тем, кто обращается в Высокотехнологичные центры диагностики, причиненный человеческий ущерб.

Естественно, мы не приобрели больше ни единого ап­парата фирмы «Филипс» со времени последней закупки в начале 2006 года.

С другой стороны, мы сотрудничаем с Венесуэлой в покупке медицинского оборудования на сотни миллио­нов долларов для ее национальной сети здравоохранения, приобретая разнообразную номенклатуру новейшей вы­сокотехнологичной аппаратуры у других престижных ев­ропейских, а также японских фирм. Хотелось верить, что фирма «Филипс» приложит усилия, чтобы выполнить обе­щанное.

Таким образом, Венесуэла располагает в своей госу­дарственной больничной сети самой современной аппара­турой, в то время как наиболее богатые частные клиники могли приобрести только некоторые из них. Все осталь­ное зависит теперь от эффективности, какой страна мо­жет достичь в своем обслуживании. Президент Венесуэлы серьезно заинтересован в достижении этой цели. Полагаю, что он сделал бы очень хорошо, если бы умерил венесуэль­скую привычку покупать американское медицинское обо­рудование, не в силу его качества, которое хорошее, хотя отвечает менее требовательным нормам, чем европейское, но из-за характера политики этой страны, способной за­блокировать поставки деталей, как она сделала с Кубой.

Конечно, венесуэльским диагностическим центрам, высокотехнологичным и другим, где работают наши вра­чи, мы послали аппараты фирм, считающихся лучши­ми в мире по своей специальности, таких, как «Сименс», «Карл Цейс», «Драгер», SMS. «Швинд», «Топкон», «Nihon

Kohden», «Олимпус» и другие европейские и японские, иные из которых созданы более 100 лет назад.

Теперь, когда родине Боливара, служить которой про­сил позволить ему Марти, более чем когда-либо угрожает империализм, организация, работа и эффективность на­ших усилий должны быть выше, чем когда бы то ни было, и не только в области здравоохранения, но также и во всех сферах нашего сотрудничества.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,123 сек. | 12.9 МБ