Десять вопросов Обаме

Было бы нечестно с моей стороны промолчать после выступления Обамы во второй половине дня 23 мая пе­ред Кубино-американским фондом, созданным Рональдом Рейганом. Я прослушал его выступление, так же как слу­шал выступления Маккейна и Буша. Я не затаил злобы на него, потому что он не был ответственным за преступле­ния, совершенные против Кубы и человечества. Если бы я защищал его, то сделал бы огромное одолжение его про­тивникам. Поэтому я не боюсь критиковать и честно вы­ражать свои точки зрения в отношении сказанного им.

Что он утверждал?

«В ходе моей жизни на Кубе имели место несправед­ливость и репрессии. Никогда в моей жизни народ не был знаком с настоящей свободой, никогда в период жизни двух поколений народ Кубы не был знаком с демократи­ей… Мы не видели выборов в течение 50 лет… Мы не будем терпеть эту несправедливость, вместе будем искать свобо­ду для Кубы, — сказал он аннексионистам. И продолжал: — Даю слово. Это мое обязательство… Настал час, чтобы аме­риканские деньги сделали кубинский народ менее зависи­мым от режима Кастро. Я буду сохранять эмбарго…»

Сам Хосе Эрнандес, один из руководителей Кубино-американского фонда, которого Обама хвалит в своем вы­ступлении, был владельцем 50-калиберного автомата с те­лескопическим прицелом и инфракрасными лучами, захва­ченного случайно вместе с другим смертоносным оружием

во время морской транспортировки в Венесуэлу, где Фонд планировал убить автора этих строк во время междуна­родной встречи, состоявшейся на острове Маргарита, ве­несуэльский штат Нуэва-Эспарта.

Группа Пепе Эрнандеса хотела вновь договориться с Клинтоном, которого клан Мае Каноссы предал, мошен­нически обеспечив победу Бушу в 2000 году, потому что тот обещал убить Кастро, что все приняли с удовольстви­ем. Это политические приманки, свойственные упадочни­ческой и противоречивой системе США.

Выступление кандидата Обамы можно перевести в формулу голода для страны, денежных переводов в ка­честве подаяния и поездок на Кубу в целях пропаганды консумизма и поддерживаемого им невыносимого образа жизни.

Как он решит тяжелейшую проблему продовольствен­ного кризиса? Зерновые нужно распределять между людь­ми, домашними животными и рыбой, которая с каждым годом становится все меньшего размера и в меньшем ко­личестве в морях, сверхэксплуатируемых крупными бук­сирами, которые никакая международная организация не была способна остановить. Нелегко производить мясо из газа и нефти.

Сам Обама переоценивает технологические возмож­ности в борьбе против изменений климата, хотя он осоз­нает больше, чем Буш, что существует риск и имеется не­достаточно времени. Он мог бы посоветоваться с Гором — тоже демократом и уже не кандидатом, потому что тому хорошо известны ускоренные темпы потепления. Его бли­жайший политический соперник, хотя не претендующий на пост, Билл Клинтон, является экспертом таких экстерри­ториальных законов, как Хелмса-Бертона и Торричелли, и может проконсультировать его по такой теме, как блока­да, которую он обещал снять и никогда не выполнил сво­его обещания…

Что же еще сказал в своем выступлении в Майами тот, кто без сомнения, с общественной и человеческой точки зрения, является самым продвинутым кандидатом на пост президента США?

«В течение двухсот лет, — отметил он, — Соединен­ные Штаты открыто заявляли, что мы не потерпим интер­венции в нашем полушарии. Однако мы должны призна­вать, что имеет место важная интервенция — голод, болез­ни, отчаяние. От Гаити до Перу мы можем сделать кое-что лучше и должны сделать это, мы не можем принять глоба­лизацию голодных желудков…»

Прекрасное определение империалистической глоба­лизации: глобализация голодных желудков! Мы должны поблагодарить его. Однако 200 лет назад Боливар борол­ся за единство Латинской Америки и более 100 лет на­зад Хосе Марти отдал свою жизнь в бою против аннексии Кубы Соединенными Штатами.

В чем же разница между когда-то заявленным Мон­ро и тем, о чем через два века заявляет и что сейчас за­щищает Обама?

«У нас будет специальный посланник от Белого дома, как это сделал Билл Клинтон, — сказал он в конце. — Мы расширим Корпус Мира и попросим самых молодых лю­дей, чтобы наши связи с людьми стали более тесными и, по возможности, более важными. Мы можем создавать бу­дущее и не позволим, чтобы будущее создавало нас».

Это красивая фраза, потому что он согласен с идеей, или, по крайней мере, опасается того, что история созда­ет личности, а не наоборот.

Сегодняшние Соединенные Штаты не имеют ничего общего с Декларацией принципов, провозглашенной в Фи­ладельфии 13 колониями, восставшими против английско­го колониализма. Сегодня они представляют собой гигант­скую империю, что в тот момент даже не могло прийти на ум их основателям. Однако ничего не изменилось для ин­дейцев и рабов. Первых уничтожали по мере расширения территории, вторые оставались предметом торгов на рын­ках. Мужчины, женщины и дети — в течение почти одно­го века, несмотря на то, что «все люди рождаются свобод­ными и равными», как утверждается в декларации. Объек­тивные условия на планете благоприятствовали развитию этой системы.

Обама в своем выступлении приписывает кубинской Революции антидемократический характер и обвиняет ее в неуважении свободы и прав человека. Это такой же ар­гумент, который использовали администрации США, поч­ти все без исключения, чтобы оправдывать свои преступ­ления против нашей родины. Блокада, сама по себе, явля­ется геноцидом. Я бы не хотел, чтобы американские дети воспитывались в условиях этой позорной этики.

Возможно, вооруженная революция нашей страны не потребовалась бы, не будь военной интервенции, поправ­ки Платта и экономической колонизации, которую она за­несла на остров. Революция явилась плодом имперского господства. Нас нельзя обвинять в том, что мы ее навяза­ли. Настоящие изменения могли и должны были произой­ти в США…

Первое, чему мы, лидеры Кубинской революции, нау­чились у Хосе Марти — это думать и действовать от име­ни организации, созданной с целью свершения революции. Мы всегда располагали предварительными полномочиями и после учреждения государственного статуса революции, были избраны при участии более 90 процентов избирате­лей — на Кубе это уже обычное явление, — а не при смехо­творной избирательной явке, как это происходит в США, которая зачастую не составляет и 50 процентов. Никакая другая страна, небольшая и блокированная, как наша, не была бы способна выдержать столько времени натиск та­кой мощи, как мощь ее соседней страны, основываясь на честолюбии, тщеславии, обмане и злоупотреблении вла­стью. Утверждать подобное — значит оскорбить интеллект нашего героического народа.

Я не оспариваю тонкий ум Обамы, его способность по­лемизировать и его рабочий дух. Он владеет техникой об­щения и находится впереди своих соперников в избира­тельном состязании. Я с симпатией наблюдаю за его же­ной и дочерьми, которые сопровождают и ободряют его по вторникам; несомненно, это приятная семейная картина.

Тем не менее, я вынужден задать Обаме несколько де­ликатных вопросов. Хотя на ответы я не претендую, а хочу лишь изложить их.

1. Правильно ли, что Президент США дает приказ убить какого-либо человека, каким бы ни был предлог?

2.  Этично ли, что Президент США приказывает под­вергать пыткам других людей?

3.  Разве государственный терроризм является оруди­ем, которое такая могущественная страна, как Соединен­ные Штаты, должна применять для достижения мира на планете?

4.  Разве является справедливым и достойным Закон о регулировании статуса кубинских иммигрантов, который применяется в качестве наказания только одной страны — Кубы, для того, чтобы ее дестабилизировать, даже ценой жизни невинных детей и матерей? Если он справедливый, то почему вид на жительство, получаемый автоматически, не распространяется на выходцев из Гаити, Доминикан­ской Республики и других стран Карибского региона, и то же самое не делается по отношению к мексиканцам, вы­ходцам из Центральной и Южной Америки, которые мрут, как мухи, на стене мексиканской границы или в водах Ат­лантического и Тихого океанов?

5.  Могут ли обойтись Соединенные Штаты без имми­грантов, которые выращивают овощи, фрукты, миндальные орехи и другие деликатесы для американцев? Кто подметал бы их улицы, предоставлял бы домашние услуги и выпол­нял бы худшие и самые малооплачиваемые работы?

6.  Оправданы ли полицейские облавы на беспаспорт­ных, затрагивающие интересы даже детей, рожденных в Соединенных Штатах?

7.  Нравственна и оправдана ли кража умов и постоян­ный вывоз лучших ученых и представителей интеллиген­ции из бедных стран?

8.  Вы утверждаете, что ваша страна давно предупреди­ла европейские державы, что не позволит интервенции в полушарии, и одновременно повторяете требование этого права, требуя в то же время права вмешиваться в любой части мира, при поддержке сотен военных баз, морских, воздушных и космических сил, размещенных на планете. Я спрашиваю Вас, это ли форма, которой Соединенные Штаты выражают свое уважение к свободе, демократии и правам человека?

9.  Справедливо ли неожиданно и превентивно напа­дать на шестьдесят и более «глухих уголков мира», как их называет Буш, каким бы ни был предлог?

10.  Достойно и разумно ли вкладывать триллионы
долларов в промышленный военный комплекс для про-
изводства оружия, которое несколько раз может уничто-
жить жизнь на земле?..

Вы должны знать, прежде чем осуждать нашу стра­ну, что Куба, несмотря на экономическую и финансовую блокаду, на агрессию вашей могущественной страны, свои­ми программами образования, здравоохранения, спорта, культуры и науки, применяемыми не только на своей тер­ритории, но и в других бедных странах мира, и кровью, пролитой в знак солидарности с другими народами, дока­зывает, что можно сделать очень многое, обладая малыми ресурсами. Даже нашему самому лучшему союзнику СССР не было позволено наметить нашу судьбу.

Для сотрудничества с другими странами Соединенные Штаты могут посылать только специалистов, связанных с военной дисциплиной. Они не могут поступать иначе, по­тому что не имеют необходимого числа специалистов, го­товых пожертвовать собой во имя других и предложить значительную помощь стране, переживающей трудности, хотя на Кубе мы познакомились и работали с отличными американскими врачами. Они не виноваты, что общество не воспитывает их в этом духе.

Сотрудничество нашей страны мы никогда не подчи­няли идеологическим требованиям. Мы предлагали его, когда ураган Катрина с силой обрушился на Новый Орле­ан. Наша интернационалистическая бригада врачей носит славное имя «Генри Рив» — имя молодого человека, ро­дившегося в этой стране, который боролся и погиб за су­веренитет Кубы в первой войне за нашу независимость.

Наша Революция может созвать десятки тысяч врачей и техников здравоохранения. Может созвать такое же мно­жество учителей и граждан, готовых отправиться в любой уголок мира для выполнения любой благородной задачи. Не для узурпации прав, не для завоевания сырья.

В доброй воле и готовности людей есть безграничные ресурсы, которые не хранят, и которые не вмещаются в банковское хранилище. Они не вытекают из циничной по­литики империи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,151 сек. | 12.56 МБ