Смерть переворота или смерть конституций

Страны Латинской Америки боролись против наихуд­шего финансового кризиса в истории в рамках относитель­ного институционного порядка.

Когда президент США Барак Обама, направляясь в Москву, чтобы обсудить важнейшие вопросы в области ядерных вооружений, заявил, что единственным консти­туционным президентом Гондураса является Мануэль Се­лайя, в Вашингтоне ультраправые и ястребы производили маневры, с тем чтобы тот вступил в переговоры, испраши­вая унизительное прощение за незаконные действия, ко­торые приписывали ему путчисты. Было очевидно, что по­добный акт означал бы для его сторонников и для мира его исчезновение с политической арены.

Доказано, что когда Селайя объявил о своем возвра­щении 5 июля, он был полон решимости выполнить свое обещание разделить со своим народом жестокие репрес­сии, развязанные путчистами. Мне известно, что в поле­те, когда он приближался к Тегусигальпе, ему сообщили с земли о кадрах, показанных каналом «Телесур» в тот миг, когда огромная толпа, ожидавшая его перед аэропортом, подверглась нападению военных, использовавших слезо­точивые газы и открывших автоматный огонь.

Его немедленной реакцией было попросить набрать высоту, чтобы обличить эти факты через «Телесур» и по­требовать от командования этих частей прекратить ре­прессии. Затем он сообщил, что пойдет на посадку. То­гда высокое командование приказало перегородить взлет­но-посадочную полосу. За несколько секунд транспортные средства перегородили ее.

Самолет «Джет Фалкон» трижды пролетел на низкой высоте над аэропортом. Специалисты объясняют, что са­мый напряженный и опасный момент для пилотов — это когда быстрые самолеты малой вместимости, такие, как тот, на каком летел президент, снижают скорость, чтобы коснуться земли. Поэтому я думаю, что эта попытка вер­нуться в Гондурас была дерзкой и отважной.

Если его хотели судить за предположительные консти­туционные преступления, то почему ему не дали призем­литься?

Селайя знает, что на карту была поставлена не только Конституция Гондураса, но также и право народов Латин­ской Америки выбирать своих правителей.

Сегодня Гондурас — это не только страна, оккупиро­ванная путчистами, но, кроме того, страна, оккупирован­ная вооруженными силами США.

Военная база Сото-Кано, также известная под своим названием Пальмерола, находящаяся менее чем в 100 ки­лометрах от Тегусигальпы, реактивированная в 1981 году при администрации Рональда Рейгана, была использована полковником Оливером Нортом, когда он руководил гряз­ной войной против Никарагуа, и правительство США осу­ществляло из этого пункта атаки против сальвадорских и гватемальских революционеров, стоившие жизни десят­кам тысяч человек.

Там располагается «Сила объединенного назначения Браво» США, состоящая из элементов трех видов войск, которая занимает 85 процентов территории базы. Эва Го-лингер рассказывает о ее роли в статье, опубликованной в электронном сайте «Ребельон» 2 июля 2009 года под на­званием «Военная база США в Гондурасе в центре пере­ворота». Она объясняет, что «конституция Гондураса не допускает на законных основаниях иностранного военно­го присутствия в стране. Вашингтон и Гондурас догово­рились между собой разрешить важное и стратегическое присутствие сотен американских военнослужащих на базе в силу «полупостоянного» договора. Договор был заклю­чен в 1954 году в качестве части военной помощи, предло­женной США Гондурасу… — третьей самой бедной стране полушария». Она добавляет, что «…договор, допускающий военное присутствие США в центральноамериканской стране, может быть отменен без предупреждения».

В Сото-Кано также находится Авиационная академия Гондураса. Часть компонентов силы военного назначения США состоит из гондурасских солдат.

Какова задача военной базы, самолетов, вертолетов и силы военного назначения США в Гондурасе? Несомнен­но, она служит только для использования в Центральной Америке. Борьба против наркоторговли не требует этого вооружения.

Если президент Мануэль Селайя не будет восстанов­лен на своем посту, волна государственных переворотов угрожает смести многие правительства Латинской Амери­ки, или же они окажутся в зависимости от ультраправых военных, воспитанных на доктрине безопасности в Шко­ле Америк — эксперте по пыткам, психологической войне и террору. Власть многих гражданских правительств Цен­тральной и Южной Америки была бы ослаблена. Эти мрач­ные времена еще не слишком далеки. Военные путчисты даже не обратили бы внимания на гражданскую админи­страцию США. Это может оказаться очень отрицательным для такого президента, который, как Барак Обама, хочет улучшить имидж своей страны. Пентагон формально под­чиняется гражданской власти. Легионы еще не взяли на себя, как в Риме, командование империей.

Было бы непонятно, если бы Селайя согласился сейчас на отсрочивающие маневры, которые измотали бы поддер­живающие его значительные социальные силы и только ве­дут к непоправимому износу.

Незаконно свергнутый президент не стремится к вла­сти, но защищает принцип, а как сказал Марти: «Справед­ливый принцип из глубины пещеры может сделать боль­ше, чем армия».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,113 сек. | 12.44 МБ