Идеи не убиты

Анализируя затраты, которые подразумевает строи­тельство трех подводных лодок серии «Clever», стоит от­метить, что на эти деньги можно подготовить 75 тысяч врачей и оказать медицинскую помощь 150 миллионам человек (если предположить, что стоимость медицинско­го образования составляет там третью часть того, что это стоит в США). Продолжая те же расчеты, я спрашиваю себя, сколько врачей можно выпустить на сто миллиардов долларов, которые в течение только одного года попадают в руки Буша, чтобы и дальше погружать в траур иракские и американские семьи. Ответ: 999 990 врачей, которые мог­ли бы принять 2 миллиарда человек, сегодня не получаю­щих никакой медицинской помощи.

Более 600 тысяч человек погибли в Ираке и более 2 миллионов были вынуждены эмигрировать после начала американского вторжения. В самих США около 50 мил­лионов человек лишены медицинского страхования. Ока­зание этих жизненно важных услуг регулируется слепым законом рынка, и цены становятся недоступными для мно­гих даже в развитых странах. Медицинские услуги достав­ляют экономике США валовой внутренний продукт, но не воспитывают сознательности у тех, кто их оказывает, и не приносят спокойствия тем, кто их получает.

В странах менее развитых, но более подверженных люд­ским болезням, существует гораздо меньше врачей: один на каждые 5 тысяч, 10 тысяч, 15 тысяч, 20 тысяч и даже бо­лее жителей. Когда возникают новые болезни (как, напри­мер, СПИД, передающийся половым путем, который поч­ти за 20 лет убил миллионы человек, им страдают десятки миллионов, в том числе много матерей и детей, для кото­рого уже есть паллиативы), то цена на лекарства на одно­го человека может составлять от 5 до 15 тысяч долларов в год. Это фантастические цифры для громадного большин­ства стран третьего мира. Немногие государственные боль­ницы переполнены больными, которые мрут в скученности, как животные, от бича внезапной эпидемии.

Быть может, эти факты, если о них поразмыслить, по­могут лучше понять трагедию. Речь идет не о коммерче­ской рекламе, которая требует таких денег и такой техно­логии. Добавьте к этому голод, от которого страдают сотни миллионов человек, прибавьте идею превращать продук­ты питания в топливо, поищите этому символ. И найдете ответ — это Джордж Буш.

Когда недавно один крупный деятель спросил Буша о его политике в отношении Кубы, ответ был таким: «Я пре­зидент, проводящий жесткую линию, и жду только смер­ти Кастро». Желания столь могущественного джентльме­на не представляют собой исключительную привилегию. Я не первый и не буду последним, кого Буш приказал ли­шить жизни, не единственный из числа тех, кого он наме­ревается убивать и дальше в индивидуальной или массо­вой форме…

«Идеи не убить!» — убежденно воскликнул Сарриа, чернокожий лейтенант, командир патруля батистовской армии, который захватил нас в плен после попытки за­нять казарму Монкада, пока мы втроем спали в малень­кой горной хижине, измотанные стараниями прорваться сквозь кольцо. Солдаты, пропитанные ненавистью и адре­налином, целились в меня, даже меня не узнав. «Идеи не убить!» — продолжал повторять уже очень тихо, автома­тически, чернокожий лейтенант.

Эти замечательные слова я посвящаю вам, господин Дж. Буш.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,114 сек. | 12.48 МБ