Колокола звонят по доллару

Империя господствовала над миром больше благодаря экономике и лжи, нежели силе. В конце Второй мировой войны ей была предоставлена привилегия печатать кон­вертируемую валюту, она монополизировала ядерное ору­жие, располагала почти всем золотом мира и была един­ственным производителем в большом масштабе произ­водственного оборудования, потребительских товаров, продуктов питания и услуг на мировом уровне.

Однако у нее был предел в печатании бумажных ассиг­наций: гарантия в виде золота, постоянная цена в 35 дол­ларов за тройскую унцию. Это длилось более 25 лет, пока 15 августа 1971 года по приказу Ричарда Никсона Соеди­ненные Штаты в одностороннем порядке не отменили это международное обязательство, совершив эту аферу с ми­ром. Я не устану повторять это. Таким образом они бро­сили на мировую экономику свои затраты по перевоору­жению и военным авантюрам, в особенности на войну во Вьетнаме, которая, по консервативным подсчетам, обош­лась в не менее чем 200 миллиардов долларов и стоила жизни более чем 45 тысячам молодых американцев.

На эту маленькую страну третьего мира было сброше­но больше бомб, чем тех, которые использовали в послед­ней мировой войне. Миллионы человек погибли или ос­тались инвалидами. После отмены конверсии доллар стал валютой, которую можно было печатать по воле американ­ского правительства без твердого обеспечения.

Бонусы и ассигнации казначейства продолжали цир­кулировать в качестве конвертируемой валюты; резервы США продолжали питаться этими бумажками, которые, с одной стороны, годились для приобретения сырья, собст­венности, товаров и услуг в любой части мира, и, с другой стороны, отдавалось преимущество экспорту США в срав­нении с другими экономиками планеты.

Политики и академики постоянно напоминали о ре­альной стоимости той геноцидной войны, замечательно описанной в фильме Оливера Стоуна. Люди имеют тенден­цию производить подсчеты, будто миллионы одинаковы. Они обычно не догадываются о том, что миллионы долла­ров в 1971 году несравнимы с миллионами 2009 года.

Сегодня миллион долларов, когда золото — металл, цена которого была самой стабильной на протяжении ве­ков, — имеет цену, превышающую тысячу долларов за трой­скую унцию, стоит почти в 30 раз больше, чем когда Ник­сон отменил конверсию. Двести миллиардов в 1971 году равняются 6 триллионам долларов в 2009 году. Если не бу­дут учитывать этого, то новые поколения не будут иметь представления об империалистическом варварстве.

Таким же образом, когда говорят о 20 миллиардах, вложенных в Европе в конце Второй мировой войны — во исполнение Плана Маршалла для реконструкции и кон­троля экономики главных европейских держав, имевших рабочую силу и техническую культуру, необходимую для быстрого развития производства и услуг, — людям свой­ственно игнорировать, что реальная ценность вложенного тогда империей капитала равняется актуальной междуна­родной стоимости в 600 миллиардов долларов. Не отдают себе отчета в том, что сегодня 20 миллиардов едва хватило бы для строительства трех крупных нефтеперерабатываю­щих заводов, способных поставлять ежедневно 800 тысяч баррелей бензина, помимо других нефтепродуктов.

Потребительские общества, абсурдное и своевольное расточительство энергии и природных ресурсов, которые сегодня угрожают выживанию вида, не были бы объясни­мыми в такой короткий исторический период, если бы не было известна форма безответственности, с которой раз­витый капитализм, в своей высшей стадии, управлял судь­бами мира.

Такое невероятное расточительство объясняет, почему две самые промышленно развитые страны в мире — Со­единенные Штаты и Япония — имеют задолженность при­близительно в 20 триллионов долларов.

Естественно, что экономика США приближается к ежегодному валовому внутреннему продукту в размере 15 триллионов долларов. Капиталистические кризисы цик-личны, как неоспоримо демонстрируется историей систе­мы, но на этот раз речь идет еще и о другом: структурный кризис — как объяснял вчера вечером министр планиро­вания и развития Венесуэлы профессор Хорхе Хиордани Вальтеру Мартинесу в своей программе «Телесур».

Информационные сообщения, вышедшие сегодня, в пятницу 9 октября, добавляют неоспоримые сведения. В одном информационном сообщении агентства АФП из Вашингтона уточняется, что дефицит бюджета США в 2009 бюджетном году возрос до 1,4 триллиона долларов, 9,9% ВВП, «нечто никогда не виданное с 1945 года, после окон­чания Мировой войны» — добавляется в нем.

Дефицит в 2007 году уже равнялся одной трети этой цифры. В 2010, 2011 и 2012 годах ожидаются высокие сум­мы дефицитного характера. Этот огромный дефицит про­диктован, главным образом, конгрессом и правительст­вом США, чтобы спасти крупные банки этой страны, не допустить, чтобы безработица превысила 10% и вывести Соединенные Штаты из состояния рецессии. Естествен­но, если они наводнят страну долларами, то крупные тор­говые сети будут продавать больше товаров, промышлен­ность увеличит производство, меньше граждан останется без жилья, прилив безработицы перестанет увеличивать­ся и акции Уолл-стрит возрастут в цене.

Это была классическая форма разрешить кризис. Од­нако мир уже не станет таким, каким он был. Пользующий­ся авторитетом лауреат Нобелевской премии по экономи­ке Пол Кругман только что подтвердил, что международ­ная торговля пережила самый больший спад, худший, чем во время Большой депрессии, и выразил сомнения в от­ношении быстрого восстановления.

Мир также нельзя наводнять долларами и думать, что эти бумажки без золотого обеспечения будут сохранять свою ценность. Возникли другие экономики, которые се­годня более устойчивые. Доллар уже перестал быть валют­ным резервом всех государств, его владельцы скорее хотят избавиться от него, хотя делают все возможное, чтобы он не девальвировался прежде, чем они от него избавятся.

Евро Европейского союза, китайский юань, швейцар­ский франк, японская иена — несмотря на задолженность этой страны, — даже фунт стерлингов, вместе с другими валютами, заняли место доллара в международной торгов­ле. Металлическое золото снова стало важной монетой ме­ждународного резерва.

Речь не идет о своевольном личном мнении, и я не хочу оклеветать эту монету.

Согласно информационному сообщению, другой лау­реат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц сказал: «Возможно, что зеленые ассигнации будут продол­жать падать в цене. Политики не принимают решений о ви­дах обмена и также не пишут об этом в выступлениях».

Это было заявлено 6 октября на совместном годовом собрании МВФ и Всемирного банка, состоявшемся в Стам­буле». В этом городе наблюдалась сильная репрессия. Соб­рание приветствовали разбитыми витринами магазинов и пожарами, вызванными взрывами коктейлей Молотова.

В других сообщениях говорилось, что европейские страны боялись отрицательного эффекта в результате ос­лабления доллара по отношению к евро и его последствий, которые могут сказаться на европейском экспорте. Секре­тарь казначейства США заявил, что его страну «интересу­ет твердый доллар».

Стиглиц подтрунил над официальным заявлением и сказал, согласно агентству ЭФЭ, что «в случае США деньги были промотаны, а причиной этому были многомиллион­ные затраты на спасение банков и поддержание войн, таких как в Афганистане». По словам информационного агентст­ва, лауреат Нобелевской премии «настаивал на том, чтобы вместо инвестирования 700 миллиардов долларов для по­мощи банкиров, США могли выделить часть из этих денег для оказания помощи развивающимся странам, что, в свою очередь, стимулировало бы глобальный спрос».

Президент Всемирного банка Роберт Зеллик предос­терегал несколько дней назад, и предупредил, что доллар не может бесконечно поддерживать свой статус резерв­ной валюты.

Выдающийся профессор по экономике Гарвардского университета Кеннет Рогофф утверждал, что следующий большой кризис будет кризисом «государственного де­фицита».

Всемирный банк заявил, что «Международный валют­ный фонд (МВФ) продемонстрировал, что центральные мировые банки накопили меньше долларов во втором по­лугодии 2009 года, чем в какой бы то ни было другой мо­мент в течение последних 10 лет, и увеличили свою тен­денцию укрепления евро».

6 октября, информационное агентство АФП опубли­ковало, что золото достигло рекордной цифры в 1045 дол­ларов за унцию, что было вызвано ослаблением доллара и боязнью инфляции.

Лондонская газета «Индепендент» опубликовала, что группа нефтяных стран провели исследование, чтобы заме­нить доллар в торговых сделках на корзину валют, включаю­щую иену, юань, евро, золото и будущую общую валюту.

Просочившаяся новость или вычисленная при помо­щи впечатляющей логики была опровергнута некоторыми странами, предположительно заинтересованными в этих мерах защиты. Они не желают падения доллара, но также не ходят продолжать накапливать валюту, потерявшую 30 раз свою стоимость за менее чем три десятилетия.

Не могу не отметить информационного сообщения агентства ЭФЭ, которое нельзя назвать антиимпериали­стическим, и которое при нынешних обстоятельствах пе­редает особо интересные мнения.

«Эксперты по экономическим и финансовым вопро­сам сегодня в Нью-Йорке сошлись на утверждении, что са­мый тяжелый кризис со времен Большой депрессии при­вел к тому, что эта страна играет менее значительную роль в мировой экономике».

«В результате рецессии мир изменил свое отношение к США. Сегодня наша страна менее значительна, чем пре­жде, и это нечто, что мы должны признать» — заявил в своем выступлении на Всемирном форуме деловых кру­гов Давид Рубинштейн, президент и основатель «Carlyle Group" самой крупной фирмы в мире по вложению капи­тала с риском».

«Финансовый мир будет менее сосредоточен на США… Нью-Йорк больше никогда не будет мировой фи­нансовой столицей — эту роль разделят между собой Лон­дон, Шанхай, Дубай, Сан-Паулу и другие города», — под­черкнул он».

«Он перечислил трудности, с которыми столкнутся США, когда выйдут из «большой рецессии», которая про­длится еще «пару месяцев’!..»

«Огромная государственная задолженность, инфля­ция, безработица, потеря стоимости доллара как резерв­ной валюты, цены на электроэнергию…»

«Правительство должно уменьшить общественные расходы для того, чтобы противостоять проблеме долга и предпринять нечто неприятное: повысить налоги».

«Экономист Колумбийского университета и специаль­ный советник ООН Джеффри Сакс согласился с мнением Рубинштейна в том, что экономическое и финансовое гос­подство США «угасает».

«Мы поменяли систему, сосредоточенную на США, на «многостороннюю»..»

«Двадцать лет безответственного правления админи­страции, сначала Билла Клинтона, а затем Джорджа Буша не выдержали давления Уолл-стрит…»

«Банки оперировали «ядовитыми активами" для того, чтобы добыть легкие деньги, — разъяснил Сакс. — Сейчас важно признать беспрецедентный вызов, состоящий в том, чтобы добиться устойчивого экономического развития в соответствии с главными физическими и биологическими законами этой планеты».

С другой стороны, сообщения, поступающие напря­мую от нашей делегации в Бангкоке, столице Таиланда, были отнюдь не ободряющими:

«Главной обсуждающейся темой, — дословно сооб­щило наше Министерство иностранных дел, — являет­ся ратификация или нератификация понятия об общей, но дифференцированной ответственности между инду­стриализированными странами, странами с так называе­мой развивающейся рыночной экономикой, такими, как Китай, Бразилия, Индия и Южная Африка, и развиваю­щимися странами.

Китай, Бразилия, Индия, Южная Африка, Египет, Банг­ладеш, Пакистан и АЛБА проявляют наибольшую актив­ность. В целом, Группа-77, в своем большинстве, стоит на твердых и правильных позициях.

Цифры сокращения выбросов углекислого газа, о кото­рых ведутся переговоры, не соответствуют цифрам, подсчи­танным учеными, 25—40%, для того, чтобы удерживать по­вышение температуры ниже 2 градусов Цельсия. В данный момент, на переговорах идет речь о снижении на 11-18%.

Соединенные Штаты не прилагают никаких дейст­вительных усилий. Они признают лишь 4% снижения по сравнению с 1990 годом».

Сегодня утром, в пятницу, 9 октября, мир проснулся с новостью о том, что «хороший Обама» из загадки, разъяс­ненной Боливарианским президентом Уго Чавесом в Ор­ганизации Объединенных Наций, получил Нобелевскую премию мира.

Я не всегда разделяю позиции этого института, но вы­нужден признать, что в данный момент это было, по моему мнению, позитивное действие. Оно компенсирует пораже­ние, которое Обама потерпел в Копенгагене, когда местом проведения Олимпийских игр 2016 года был выбран Рио-де-Жанейро, а не Чикаго, что вызвало яростные атаки его противников из радикальных правых.

Многие подумают, что он еще не заработал права, что­бы получить такое отличие. Мы хотим видеть в этом ре­шении больше, чем премию президенту США, критику по­литике геноцида, которую вели многие президенты этой страны, что привело мир к перекрестку, на котором он се­годня находится, призыв к миру и поиску решений, кото­рые привели бы к выживанию вида.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,131 сек. | 12.57 МБ