Кража умов

В действительности, как иногда кажется, мир был за­думан, чтобы сеять эгоизм, индивидуализм и дегуманиза­цию человека.

В сообщении агентства Рейтер, опубликованном 3 мая 2006 года под названием «Утечка африканских умов остав­ляет континент без квалифицированного персонала и за­трудняет развитие», утверждается, что в Африке, по оцен­кам, 20 ООО специалистов ежегодно эмигрируют на Запад «оставляя континент» без врачей, среднего медицинского персонала, учителей и инженеров, в которых он нуждается, чтобы прервать цикл бедности и отсталости. Рейтер добав­ляет: «Всемирная организация здравоохранения утвержда­ет, что на африканских странах, лежащих к югу от Сахары, лежит бремя 24 процентов всех болезней в мире, включая СПИД, малярию и туберкулез. Чтобы противостоять это­му вызову, они располагают только 3 процентами квали­фицированных работников мира». В Малави «занято толь­ко 5 процентов мест врачей и 65 процентов вакансий для медицинских сестер. В этой стране с 10 миллионами жи­телей один доктор обслуживает 50 000 человек.

Агентство, текстуально цитируя доклад Всемирного банка, указывает: «Находясь в застое в силу внутренних конфликтов, бедности и болезней, многие из которых яв­ляются излечимыми, но больные не получают никакой ме­дицинской помощи, большая часть Африки не в состоя­нии конкурировать с богатыми странами, которые обеща­ют более высокую заработную плату, лучшие условия труда и политическую стабильность».

Утечка умов — это двойной удар по слабым экономи­кам, которые не только теряют свои лучшие людские ре­сурсы и деньги, затраченные на их подготовку, но и затем должны платить примерно 5,6 миллиарда долларов в год, чтобы использовать труд экспатриированных…

Фраза «утечка умов» вошла в обиход в 60-е годы, ко­гда Соединенные Штаты заманили к себе врачей из Вели­кобритании. Тогда это был грабеж, в котором участвова­ли две развитые страны: одна, которая вышла из Второй мировой войны в 1944 году, имея 80 процентов золота в слитках, и другая, сильно пострадавшая и лишившаяся в той войне своей империи.

В докладе Всемирного банка под названием «Между­народная миграция, семейные денежные переводы и утеч­ка умов», опубликованном в октябре 2005 года, приводят­ся следующие данные:

За последние 40 лет более 1 200 000 специалистов ла­тиноамериканского и карибского региона эмигрировали в Соединенные Штаты, Канаду и Великобританию. Из Ла­тинской Америки эмигрирует в среднем более 70 ученых в день в течение 40 лет. Из 150 миллионов лиц, участвующих в мире в научной и технологической деятельности, 90 про­центов сосредоточено в семи самых индустриализирован­ных странах. Ряд стран, особенно маленькие страны Афри­ки, Карибского региона и Центральной Америки, потеряли вследствие миграции более 30 процентов своего населения с высшим образованием. В островных карибских государ­ствах, почти все из которых говорят на английском языке, утечка умов самая высокая в мире. В некоторых из них 8 из каждых 10 выпускников университетов уехали из своих стран. Более 70 процентов программистов американской компании «Микрософт Корпорейшн» происходят из Ин­дии и Латинской Америки.

Особого упоминания заслуживают интенсивные ми­грационные движения, возникшие с исчезновением социа­листического лагеря — из Восточной Европы и Советского Союза в Западную Европу и Северную Америку.

Международная организация труда (МОТ) указыва­ет, что число ученых и инженеров, уезжающих из своих стран в индустриализированные страны, равно пример­но трети числа тех, кто остается в своей стране, что вы­зывает значительное сокращение необходимого человече­ского капитала. В анализе МОТ отмечается, что миграция студентов — это явление, предшествующее утечке умов. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) утверждает, что в начале нынешнего тысячелетия чуть больше «1,5 миллиона иностранных студентов по­лучали высшее образование в государствах-членах и что более половины из них происходили из стран вне рамок ОЭСР. Из этого общего числа почти полмиллиона нахо­дилось в США, четверть миллиона — в Великобритании и около 200 тысяч в Германии.

Между 1960 и 1990 годами Соединенные Штаты и Ка­нада приняли более миллиона иммигрантов — специали­стов и техников из стран третьего мира. Эти цифры едва ли дают примерную картину трагедии.

В последние годы поощрение этой эмиграции превра­тилось в официальную государственную политику многих стран Севера, со стимулами и процедурами, специально разработанными с этой целью:

«Акт американской конкурентоспособности в XXI ве­ке» принятый конгрессом США в 2000 году, увеличил число виз для временной работы, известных как Н-1В, с 65 тысяч до 115 тысяч в 2000 финансовом году, а затем до 195 тысяч на 2001, 2002 и 2003 годы. Цель этого увеличе­ния — поощрять въезд в Соединенные Штаты высоко ква­лифицированных иммигрантов, которые смогли бы занять места в секторе высоких технологий. Хотя эта цифра со­кратилась до 65 тысяч в 2005 финансовом году, поток спе­циалистов в эту страну остается неизменным.

Подобные меры были приняты в Великобритании, Германии, Канаде и Австралии. В этой последней стране с 1990 года отводился приоритет иммиграции высококва­лифицированных работников, главным образом в таких сферах, как банковское дело, страхование и так называе­мая экономика знаний.

Почти везде критерий отбора основывается на высо­кой квалификации, языке, возрасте, опыте работы и про­фессиональных результатах. Программа, принятая в Вели­кобритании, добавляет особые баллы врачам.

Этот непрерывный грабеж умов в странах Юга срыва­ет и ослабляет программы формирования человеческого капитала — необходимое средство, чтобы выйти из отста­лости. Речь идет не только о перечислениях капиталов, но и об импорте серого вещества, что подрубает под корень интеллект и будущее народов…

С 1959 по 2004 год на Кубе получили высшее обра­зование, включая медицинское, более 805 903 специали­стов. Несправедливая политика США, направленная про­тив нашей страны, лишила нас 5,16 процента специали­стов, сформированных Революцией.

Однако даже для элиты работников-иммигрантов ус­ловия труда и оплаты иные, чем у коренных американцев. Чтобы избежать сложных бумажных процедур, требуемых трудовым законодательством, и стоимости иммиграцион­ных формальностей, в США дошли до того, что создали судно-фабрику по программному обеспечению, которое удерживает высококвалифицированных рабов на плаву в международных водах на неком обрабатывающем пред­приятии для производства всевозможных цифровых ап­паратов. Проект «Си Код» состоит в том, чтобы держать судно на якоре более чем в трех морских милях от побе­режья Калифорнии (в международных водах) с 600 спе­циалистами по информатике из Индии на борту, которые работают в открытом море по 12 часов в день безостано­вочно в течение четырех месяцев.

Тенденции к приватизации знаний и интернационали­зации научных исследований на предприятиях, подчинен­ных крупному капиталу, формируют некий тип «научно­го апартеида» для большей части человечества. Население группы стран, состоящей из США, Японии и Германии, в процентном отношении ко всему населению мира сходно с населением Латинской Америки, но процент инвестиций в научные исследования и развитие находится в отноше­нии 52,9 к 1,3 процента. Экономическая брешь сегодняш­него дня предвещает, какой может оказаться экономиче­ская брешь завтрашнего, если эти тенденции не будут об­ращены вспять.

Подобное будущее уже воцарилось среди нас. Так на­зываемая новая экономика ежегодно перемещает громад­ные потоки капиталов. Согласно отчету «Цифровая Пла­нета 2006» Всемирного альянса информационных техноло­гий и услуг (WITSA), глобальный рынок информационных технологий и коммуникаций (ИКТ) достиг в 2006 году трех триллионов американских долларов.

С каждым разом все больше людей подключается к Интернету — в июле 2007 года число пользователей дос­тигло почти 1,4 миллиарда — однако в значительном ряде стран, включая многие развитые, граждане, не имеющие доступа к этой услуге, продолжают оставаться большин­ством. Цифровая брешь выражается в драматических раз­личиях, когда одна часть человечества, благополучная и связанная, располагает большим количеством информа­ции, чем та, что когда-либо имелась у какого бы то ни было предшествующего поколения.

Чтобы получить какое-нибудь представление, что это значит, достаточно сравнить всего лишь две реальности: в то время как в США имеет доступ к Интернету чуть бо­лее 70 процентов населения, во всей Африке это доступ­но только 3 процентам. Поставщики услуг Интернета жи­вут в странах с высокими доходами, где проживает толь­ко 16 процентов мирового населения.

Нельзя даже отдаленно назвать гуманным общество, где миллионы людей оказываются лишними, и является уже установившейся практикой кража умов из стран Юга, и в руках немногих увековечивается экономическая власть и пользование новыми технологиями. Решить эту дилем­му так же важно для судьбы человечества, как бороться с кризисом изменения климата планеты — это проблемы, которые полностью взаимосвязаны…

Тот, у кого есть компьютер, располагает всеми опуб­ликованными знаниями. Привилегированная память ап­парата тоже принадлежит ему. Идеи рождаются из знаний и из этических ценностей. Одна важная часть проблемы решается с помощью технологии, другую же нужно неус­танно культивировать, иначе возьмут верх самые прими­тивные инстинкты.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,133 сек. | 12.42 МБ