Кто хочет на свалку?

По чистой случайности я узнал, что Организация аме­риканских государств (ОАГ) существует, прочитав сего­дня в Интернете статью Хеорхины Сальдьерна, опублико­ванную в «Ла Хорнада» под названием «Инсульса исклю­чает возможность того, что Куба будет незамедлительно вновь принята в ОАГ». А никто и не помнил об этой ор­ганизации.

Смотрите, какие допотопные аргументы приводятся.

«Генеральный секретарь Организации американских государств (ОАГ) Хосе Мигель Инсульса вчера исключил возможность того, что Куба может незамедлительно вновь стать членом этой многосторонней организации, в числе прочего по той причине, что среди ее членов нет консен­суса в отношении этой темы…

Со своей стороны, Инсульса считает, что одно из усло­вий, которые должна соблюдать Куба, чтобы стать полно­правным членом ОАГ — это выполнение норм организа­ции, в число которых входит Межамериканская демокра­тическая хартия и Конвенция о защите прав человека…»

Если этого еще мало, чтобы посмеяться, обратитесь к статье Антонио Каньо, напечатанной в «Эль Пайс» 21 фев­раля 2008 года и озаглавленной «Изоляция острова служит только для того, чтобы длить агонию режима»:

«Один из самых авторитетных представителей кубин­ской эмиграции предприниматель Карлос Саладригас ве­рит, что уход Фиделя Кастро может стать «дверью, которая окончательно откроет путь к переменам» и просит кубин­ское сообщество в Майами и правительство США дейст­вовать «благоразумно» и проявлять «волю к примирению» дабы не упускать эту возможность…

Саладригас, возглавляющий небольшую организацию под названием «Группа кубинских исследований», входя­щую в состав коллектива других политических ассоциа­ций и ассоциаций по защите прав человека, известного как

«Кубинский консенсус», израсходовал в последние годы миллионы из своего личного состояния, чтобы запустить в ход эмбрион умеренной и центристской альтернативы старым радикальным руководителям, занимавшим господ­ствующие позиции в кубинском сообществе в США. В пус­тыне по части лидеров, в какой оказался Майами после смерти Хорхе Маса Каносы, голос Саладригаса пользует­ся авторитетом в интеллектуальных кругах, к нему прислу­шиваются СМИ и иностранные дипломаты.

В телефонном разговоре из Доминиканской Республи­ки Саладригас заявил: «Продолжение изоляции Кубы спо­собствует лишь продлению агонии режима». Это весьма обнадеживающий момент как для кубинцев в изгнании, так и для диссидентов внутри страны. Эмиграция долж­на помогать, поощряя шаги, которые делаются на Кубе, а не отвергая их. Переходы совершаются постепенно. Надо добиться, чтобы режим перестал бояться эмиграции; чем меньше он будет ее бояться, тем быстрее все произойдет. По его мнению, перемен уже не остановить…

Во Флориде живет миллион кубинцев, имеющих дос­таточно средств, чтобы за очень короткий срок оживить экономический механизм острова, если для этого будут необходимые условия, которые должны создать как Со­единенные Штаты, так и Куба. Первые — отменив запре­щение американским гражданам инвестировать на остро­ве, а вторая — легализовав частную собственность и ино­странную экономическую деятельность.

После того, как будут созданы эти условия, политиче­ские реформы, по мнению Саладригаса, последуют авто­матически. Самой безотлагательной мерой станет освобо­ждение политических заключенных. Когда это будет вы­полнено и двери к инвестициям открыты, утверждает он, эмиграция может превратиться в самый большой фонд по­мощи политическому переходу из всех, когда-либо извест­ных в истории…»

Имя Карлоса Саладригаса мне знакомо. Это имя и фа­милию я слышал много раз, когда в 18 лет заканчивал пя­тый — и последний — класс полной средней школы. Он был кандидатом, выбранным Батистой, когда тот завер­шал последний год своего конституционного мандата. До этого Саладригас был его премьер-министром. Заканчива­лась Вторая мировая война…

Как дешево хочет нас купить этот новый Карлос Са­ладригас! Майамскими деньгами — пусть даже самым большим фондом помощи из всех, когда-либо известных в истории, тогда как Соединенные Штаты не смогли этого добиться всеми деньгами в мире!

В действительности все обстоит иначе, и это не скры­то от тех, кто реалистически смотрит на события, проис­ходящие на Кубе.

В статье Дэвида Брукса, опубликованной в мексикан­ской газете «Ла Хорнада» под названием «Соединенным Штатам отведена роль простых наблюдателей политиче­ского перехода на Кубе», используются аргументы, дос­тойные внимания:

«Нью-Йорк, 20 февраля. Не перестает удивлять, как одна из самых маленьких стран мира заставляет лидеров политических, предпринимательских, медийных кругов и сферы образования самой могущественной страны в мире откликаться на ее решения делать или не делать, менять или не менять, или просто оставить все в тайне.

В течение последних 24 часов президент Джордж Буш, высокопоставленные должностные лица его государствен­ного департамента, его Совет национальной безопасности, члены федерального конгресса, предварительные кандида­ты на президентский пост и другие первостепенные поли­тические фигуры, политические аналитики и главные цен­тры внешней политики, все главные медийные средства — печатные и электронные, группы защиты прав человека и многие другие откликнулись на решение Фиделя Кастро не выдвигать своей кандидатуры на новый срок.

Пока идет политический переход на Кубе, здесь никто не ждет каких-либо перемен в течение нескольких остаю­щихся месяцев президентства Джорджа Буша — десято­го американского президента, который пообещал ввести изменения на острове, лишь для того, чтобы закончить период своего правления. В то время как Фидель Кастро все еще определяет политику своей собственной страны и бросает вызов его сверхмогуществу.

Еще один раз Вашингтон и все эксперты свелись к роли простых зрителей и должны были признать, что переход определяется Кубой, а не является результатом политики, которую Вашингтон проводит в течение полувека.

Джулия Свейг — специалист по двусторонним отноше­ниям — подчеркнула, что следовало бы отменить эмбарго и другие запреты, которые как раз в подобной конъюнктуре только ограничивали американскую внешнюю политику.

Полковник в отставке Лоуренс Уилкерсон, правая рука генерала Колина Пауэлла, занимающий сейчас должность сопредседателя Политической инициативы США — Куба, еще раз заявил, что эта конъюнктура дает возможность из­менить американскую позицию. Хотя и признал, что «наша политика в отношении Кубы потерпела крах» и при этом президентстве не будет никаких изменений. Предвари­тельные кандидаты и другие лица должны бы начать оцен­ку этой политики, включая такие очевидные действия как отмену запрета на поездки и некоторые аспекты эмбарго, чтобы следующий обитатель Белого дома мог осуществить некоторые изменения.

Газета «Нью-Йорк тайме» откликается на эти перспек­тивы в своей сегодняшней редакционной статье, указывая, что администрация Буша сделала все возможное «чтобы заверить, что она не имеет возможности повлиять на со­бытия» на Кубе: «Во имя усиления провалившейся блока­ды людям из сферы образования, деятелям искусства и религиозным деятелям стало намного труднее ездить на Кубу и сеять добрые слова о «демократии»…»

Тайме предлагает оставить в стороне интересы Майа­ми, даже если это особенно трудно в год выборов, и уста­новить прямую связь с Кубой и с преемниками господи­на Кастро. «С объявлением, сделанным Кастро из Гаваны, политическая динамика в США тоже может измениться. Три главных предварительных кандидата высказались об этом вчера, причем республиканец Джон Маккейн и де­мократ Хиллари Клинтон повторили всегдашние риторич­ные заявления о том, что Куба сначала должна доказать, что она меняется, прежде чем Вашингтон рассмотрит воз­можность изменить свою политику.

Демократ Барак Обама, кто в 2003 году, будучи канди­датом в сенат, выступал за снятие эмбарго, сейчас обусло­вил свою позицию. Он — единственный, кто настаивал на ослаблении ограничений на поездки и отправление денеж­ных переводов на Кубу — и вчера сказал, что если будут видны признаки изменения в сторону демократии в этой стране, Соединенные Штаты должны быть готовы сделать шаги к нормализации отношений и смягчению эмбарго».

Как сообщает «Уолл-стрит джорнэл», член палаты представителей Чарльз Рангель — председатель одного из самых влиятельных комитетов конгресса — заявил, что «на протяжении 50 лет мы вели неправильную политику по причинам, не имеющим никакого отношения к Кубе». Еще ряд законодателей воспринимают данный момент как возможное открытие, чтобы стимулировать изменения в двусторонней политике.

«Предпринимательский сектор, который уже немало лет возражает против эмбарго, тоже сможет расценить это как возможность, чтобы удвоить усилия, направленные на изменение американской политики при двухпартийной поддержке законодателей и губернаторов, считающих, что кубинский рынок — нечто более привлекательное, чем со­хранение идеологической позиции, равняющейся на пре­зидента и его правительство, которое все более утрачива­ет престиж в Вашингтоне.

Судя по всему, переход на Кубе сможет вызвать пере­ход внутри США. Но быть может Вашингтон и Майами противятся преобразованиям больше, чем Гавана…»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,207 сек. | 12.85 МБ