Молчание сообщников

Мир не может себе позволить, чтобы драма войны НАТО с Югославией была забыта вследствие молчания тех, кто был главным актером и сообщником того жесто­кого акта геноцида.

На встрече Клинтона с Азнаром, состоявшейся 13 апреля 1999 года в Белом доме, где было принято реше­ние усилить бомбардировки и где Азнар предложил ата­ковать телевидение, радио и другие пункты, что стоило жизни несчетному количеству беззащитных гражданских лиц, присутствовали президент Клинтон, помощник по национальной безопасности Санди Бергер, государствен­ный секретарь Маделин Олбрайт и другие сотрудники из окружения президента, среди которых находился тот, кто получил от Бергера приказ ничего не записывать, когда речь шла о Кубе.

Быть может, в заявлениях для прессы, в какой-либо книге или мемуарах кое-кто из них написал вскользь об этой авантюре, но не в контексте ситуации, представляю­щей реальную опасность, и самоубийственных войн, к ко­торым Соединенные Штаты ведут человечество. Имеются секретные документы для того, чтобы их опубликовали че­рез 200 лет в виде исторического легата какого-либо пре­зидента, хотя, по тому, как развиваются события, к тому времени не будет ни публикаций, ни читателей.

С того времени прошло менее десяти лет. В Европе и в других местах у них много сообщников, хранящих мол­чание.

После третьего послания Милошевичу 30 марта 1999 года Кубу посетил итальянский министр транспорта, с ко­торым я встретился и прямо переговорил на тему, касаю­щуюся войны с Югославией.

Далее я ему сказал, согласно записям, сделанным во время нашей беседы в присутствии сотрудников моего ка­бинета и Министерства иностранных дел:

«Сначала я его спросил, почему они вторглись в Сер­бию. Как разрешат вопрос. Я сказал, что, по моему мне­нию, это было большой ошибкой и поставило бы их в ту­пик в случае, если сербы окажут сопротивление. Какова необходимость Европы в дезинтеграции Югославии, кото­рая приняла много реформ и которая по окончании холод­ной войны не могла быть охарактеризована как коммуни­стическое государство, а тем более как враг Европы?

Европа, чтобы удовлетворить требования немецкого правительства, продвинула и поддержала разделение Хор­ватии, где во время Второй мировой войны нацистская Германия в действительности организовала внушающие страх отряды четников, совершивших бесчисленные пре­ступления и акты массового истребления сербов и освобо­дительного движения, которым руководил Тито.

Вследствие этого акта удовлетворения и недостатка политического предвидения, в разгар эйфории в дни кри­зиса социалистического лагеря и СССР, Европа разъеди­нила Югославию, что привело к кровавым эпизодам и в особенности к затяжной и жестокой войне против Боснии и, наконец, к нынешней войне НАТО против Сербии. По­скольку также произошел распад Македонии, это означа­ло отщепление большей части от Федеративной Республи­ки Югославии. Таким образом, оставались только Сербия, Черногорье и Косово.

Как известно, в течение десятилетий население Ко­сово албанского происхождения не прекращало расти до тех пор, пока не составило большинство. Что при жизни Тито, задолго до его смерти, многие сербские семьи поки­нули Косово в поисках безопасности ввиду многочислен­ных актов насилия, совершаемых против них экстремист­скими группами Косова. В то время против сербов, про­живавших в Косово, был совершен акт, который сегодня расценивается как этническая чистка.

Ненужная и кровавая дезинтеграция Югославии сти­мулировала и развязала скрытые конфликты среди боль­шинства населения албанского происхождения и мень­шинства сербского населения Косова, которые составля­ют основу актуальной проблемы.

Сербский народ является главным ядром того, что ос­талось от бывшей Югославии. Это боевой и отважный на­род, который был подвергнут чрезвычайному унижению. Я был убежден, что Сербия приняла бы достойное и мир­ное решение проблемы Косова на основе широкой авто­номии.

Умеренные группы Косова, действовавшие разумно и конструктивно, поддерживали это решение, поскольку присутствие большинства населения албанского происхо­ждения раньше или позже способствовало бы возникно­вению независимого государства мирным путем. Европа отлично знает, что экстремистские группы Косово не хо­тели принять это урегулирование, они требовали немед­ленной независимости и для этого желали интервенции военных сил НАТО.

Несправедливо сваливать всю ответственность на Сербию. Сербия не нападала ни на одну суверенную стра­ну. В сущности, она выступила против военного присут­ствия иностранных войск на своей территории. На протя­жении нескольких месяцев, в особенности в последние не­дели, ей постоянно угрожали. Требовали безоговорочной капитуляции. Ни к какой стране нельзя относиться таким образом, а тем более к народу, который во времена окку­пации Европы сражался с большим героизмом против на­цистов и у которого имеется большой опыт ведения нере­гулярной войны.

Если сербы будут сопротивляться — и я убежден, что они будут сопротивляться — у НАТО не останется другой альтернативы, как прибегнуть к геноциду, но к такому виду геноцида, который не будет пользоваться успехом по двум причинам:

Первое: они не смогли бы нанести поражение сербско­му народу, если тот применит весь свой опыт и свою док­трину нерегулярной войны.

Второе: Общественность самих стран НАТО не позво­лила бы этого.

Речь не идет о танковых дивизиях, бомбардировщи­ках-невидимках, ракетах Томагавк и крылатых ракетах или о любом другом оружии, именуемом «умным» оружием.

Нужно было бы запускать одну ракету или сбрасывать одну бомбу на каждого человека, способного держать вин­товку, противотанковый гранатомет или переносную зе­нитную ракету. В этом случае вся мощь НАТО оказалась бы лишней. Есть звездные войны и наземные войны. Не­смотря на все технологические достижения, каждый боец имел бы главный вес в такой борьбе.

Помимо Косова еще большая проблема назревает в ущерб интересам Европы и мира. Россию ужасно унизи­ли. НАТО уже добралась до границ бывшего СССР. Она обещает включить другие государства бывшего социали­стического лагеря и даже балтийские страны, входившие в Советский Союз. Русские вправе подумать, что те не ос­тановятся, пока не дойдут до кремлевских стен.

Русские — славяне, так же, как сербы, а это чувство у этих народов очень сильное. Атаки против Сербии явля­ются для них огромным унижением, и это вызвало боль­ше, чем что-либо, глубокие и оправданные чувства отсут­ствия безопасности, не только у них, но и также в случае других стран, таких, как Индия и Китай, которые, естест­венно, постараются присоединиться к России, чтобы обес­печить свою безопасность. Не думаю, что русские не сде­лают всего необходимого, чтобы сохранить способность ответить в качестве единственной гарантии перед лицом того, что происходит.

Ни Европа, ни весь мир со своими нынешними угне­тающими экономическими проблемами не добились бы абсолютно ничего при таком ходе событий.

Всего несколько дней назад, 26 марта, ночью с четвер­га на пятницу, после преждеременного возвращения из Ко­лумбии в Россию в гаванском аэропорту находился проез­дом спикер Государственной думы Российской Федерации Геннадий Селезнев. По собственной инициативе я затро­нул эти проблемы. Я сказал ему, что нет никакого воз­можного урегулирования военным путем, что без сомне­ний любые усилия поддержать военными силами Сербию неизбежно привело бы к общей войне, поскольку единст­венные средства, которыми сегодня располагают для это­го, являются необычным вооружением; что сражение было политического, а не военного характера.

Сам Селезнев публично проинформировал в отноше­нии этой точки зрения, высказанной мною.

Как Европа, так и весь мир обязаны искать это реше­ние, которое, хотя оно трудное и сложное, вполне возмож­но. Если бы, вместо того чтобы угрожать Сербии ужасны­ми бомбардировками, они нажали на экстремистов Косо­ва, то смогли бы найти это решение. Только НАТО может остановить экстремистов Косово, если она сделает это от­кровенно и категорично. Речь идет не о том, чтобы приме­нять для этого оружие, а чтобы предупредить их таким об­разом, чтобы у них не осталось никаких сомнений в том, что они не смогут рассчитывать на поддержку НАТО. Без­условно, бомбы, сбрасываемые на Сербию уже в течение недели, никогда не помогут этому усилию сдерживания.

С другой стороны, считаю грубой политической ошиб­кой то, что как Соединенные Штаты, так и Европа стара­ются удерживать Россию на краю пропасти в экономиче­ской области, пытаясь навязать ей невозможные формы Международного валютного фонда.

Запад не говорит о 300 миллиардах долларов, укра­денных у России и перевезенных в Португалию, Испа­нию, Францию, Италию, Австрию и другие страны. В пят­надцать раз больше ничтожной суммы в 20 миллиардов долларов, обсуждаемой уже в течение нескольких меся­цев в качестве займа Международного валютного банка. Из этого безжалостного грабежа российских богатств не исключается вина Запада в силу его методов и политиче­ских и экономических моделей, предложенных или навя­занных России.

Внутренний взрыв в России был бы катастрофичным. К этому следует добавить упомянутое мною продвижение НАТО, намерение выхода из Договора о противоракетной обороне, а теперь еще невероятное унижение в виде ата­ки, брошенной мощными силами НАТО на такую малень­кую страну, как Сербия.

Я против всякого рода геноцида и массового уничто­жения, откуда бы они ни происходили, и все этнии и ре­лигии, все, без исключения, должны заслуживать уваже­ния их прав на жизнь, культуру и мир.

Я взял на себя смелость объяснить это, потому что ду­маю о том, что я обязан предупредить об этих опасностях и о необходимости решить их. Высказывание по этому по­воду не наносит ущерба абсолютно никому и, напротив, может принести пользу всем. Я повторил свою убежден­ность в том, что сербы выстоят, и что, несмотря на то, что не так-то просто вести переговоры со страной, на которую сбрасывают тысячи бомб и по чьей чести, достоинству и экономике был нанесен жестокий удар, мирное урегулиро­вание, по моему мнению, возможно.

У НАТО практически не осталось военных объектов, по которым можно наносить удары, возможно, остались только сконцентрированные войска или в движении, и нет ничего легче в мире, как рассеять их, чтобы развернуть другого рода войну, исключающую возможность их унич­тожения при помощи воздушных ударов.

Европа знает, что наземная борьба обошлась бы очень дорого за счет человеческих потерь и, кроме того, она была бы бесполезной. Если сербы применят ту же концепцию, которую мы приняли бы в нашей стране в случае вторже­ния США, в чем они уже проявили большой опыт, то вой­на, развязанная НАТО, оказалась бы бесполезной и мерз­кой, обреченной на всемирное осуждение как геноцид в самом сердце Европы…»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,172 сек. | 12.43 МБ