Мятеж против неолиберализма

Когда на VI Встрече представителей стран полушария в Гаване обсуждалась тема производства биотоплива из продуктов питания, которые становятся с каждым разом все дороже, огромное большинство с возмущением вос­противилось этому. Но бесспорно, что некоторые видные и авторитетные деятели искренне поверили в то, что в от­носительно короткий период биомассы планеты хватит и на то, и на другое, не думая о необходимости срочно про­изводить продукты питания, которые, и так уже скудные, послужили бы сырьем для этанола и агродизеля.

И напротив, когда начались дебаты по теме договоров о свободной торговле с США, все единогласно осудили как двусторонние, так и многосторонние формы договоров с имперской державой.

Вот наиболее интересные моменты дискуссии.

Альберто Арройо (Мексика, Мексиканская сеть дейст­вий против Договоров о свободной торговле, ДСТ ):

Что нового заключается в АСПАН (Альянсе ради безо­пасности и процветания Северной Америки)? Мне пред­ставляются главными три момента.

Первый: укрепить военные схемы и схемы безопас­ности, чтобы противостоять сопротивлению народов, — именно такова реакция на победу движения, тормозяще­го его планы. Речь идет не только о том, чтобы распо­ложить военные базы в опасных районах или в районах, обладающих большими стратегическими природными ре­сурсами, но и о том, чтобы постараться добиться тесной координации, чтобы улучшить схемы безопасности. Вот способ противостоять социальным движениям, словно это преступники.

Второй элемент, который также кажется мне новым: главными действующими лицами всей этой неолибераль­ной схемы всегда были непосредственно транснациональ­ные корпорации. Правительства, в частности правительст­во США, были представителями, теми, кто формально вел переговоры, но в действительности они защищали именно непосредственные интересы корпораций. То были главные действующие лица, скрытно стоящие за ДСТ.

Новое в очередной схеме АСПАН то, что эти дейст­вующие лица выходят из тени, перемещаются на первый план и меняются местами: предпринимательские груп­пы напрямую говорят между собой в присутствии пра­вительств, которые затем попытаются выразить их согла­шения в форме политики, изменения правил, изменения законов и так далее. Им уже мало приватизировать госу­дарственные предприятия, они приватизируют политику как таковую. Предприниматели никогда не были непосред­ственно теми, кто определял экономическую политику.

Из числа оперативных решений, принимаемых в рам­ках АСПАН, главное — создание трехсторонних комите­тов из тех лиц, кого они называют «капитанами промыш­ленности» по отраслям для определения стратегическо­го плана развития североамериканского региона. То есть, Форд множится или делится на три части: сама корпора­ция Форда в США, подразделение Форда в Мексике и под­разделение Форда в Канаде. И они решают, какой будет стратегия автомобилестроительной отрасли в Северной Америке. Это корпорация Форд, говорящая с зеркалом, со своими служащими, с директорами автомобилестроитель­ных компаний в Канаде и Мексике, советующаяся по раз­работкам стратегического плана. Который они и предста­вят правительствам, чтобы те его озвучили и воплотили в жизнь в виде конкретной экономической политики.

Второй пункт в схеме: непосредственно приватизиро­вать переговоры.

Третий — почти по Энгельсу. Когда-то классик гово­рил, что при помощи механизмов формальной демокра­тии народ может взять власть в свои руки. Но когда тем­пература на термометре достигает нуля или 100 градусов, они изменяют правила игры: вода или замораживается, или начинает кипеть, и, несмотря на все разговоры о бур­жуазных демократиях, первые, кто нарушает правила, это они сами.

Они постоянно стремятся к тому, чтобы мы никогда не узнали, о чем они договорились, чтобы мы видели лишь кусочки, мозаичные пазлы стратегии…

Хорхе Коронадо (Коста-Рика, Континентальный соци­альный альянс):

Один из проектов, закабаляющих нашу инфраструкту­ру и завоевывающий наше биоразнообразие, — план «Пу-эбла-Панама». Стратегия, заключающаяся не только в за­хвате наших ресурсов, но и — как часть военной стратегии империи — охватить территорию от юга Мексики до Ко­лумбии с включением всей Центральной Америки…

Центральным фактором нашей борьбы против свобод­ной торговли была борьба с Договорами о свободной тор­говле и, в частности, с Договорами о свободной торговле с США, принятыми в Гватемале, Гондурасе, Сальвадоре и Никарагуа буквально кровью и огнем. И это не риториче­ская фраза. Так, в Гватемале наши товарищи были убиты в ходе протестов против его принятия.

Мы проиграли битву, но это позволило нам сделать ка­чественный скачок в организованности, единстве и опыте борьбы против свободной торговли. Народное социальное движение и народ Коста-Рики, которые до сегодняшнего дня не допустили принятия ДСТ в Коста-Рике, укрепляя единство с разными образовательными, политическими и даже предпринимательскими кругами для создания раз­ностороннего и неоднородного широкого национального фронта борьбы, на сегодняшний день сумели остановить правительство Коста-Рики и правых неолибералов, кото­рые не смогли принять ДСТ. Сегодня ставится вопрос о том, что возможно тема ДСТ в Коста-Рике будет решать­ся путем референдума…

Сегодня ни в одной центральноамериканской стране ДСТ не принес ни больше рабочих мест, ни больше инве­стиций, ни лучших условий торгового баланса. Сегодня мы во всем регионе призываем к аграрной реформе, суверени­тету и продовольственной безопасности, как главному ас­пекту для наших сугубо сельскохозяйственных стран.

Похоже, что не только Соединенные Штаты, но и ев­ропейские страны хотят овладеть одним из регионов, са­мым богатым по биоразнообразию и самым богатым по природным ресурсам. Сегодня, как никогда ранее, объе­диняющим фактором наших различных движений в цен­тральноамериканском регионе является противостояние свободной торговле во всех ее многочисленных прояв­лениях, и я надеюсь, что эта встреча поможет нам найти пути к объединению, факторы борьбы, факторы совмест­ного действия, что позволит нам на всем полушарии дви­гаться вперед как единая народная сила.

Мы не отступим в наших организационных усилиях и борьбе, пока не достигнем нового мира.

Хайме Эстай (Чили, координатор Сети исследований мировой экономики, РЕДЕМ, и в настоящее время препо­даватель Университета Пуэблы в Мексике):

В сущности, этот кризис связан с явным невыполне­нием обещаний, сопровождавших комплекс реформ, ко­торые начали применять в Латинской Америке с восьми­десятых годов.

Под флагом свободной торговли нам сказали, что мы добьемся роста экономики наших стран, что мы сумеем снизить уровень неравноправия в наших странах, расстоя­ние между нашими странами и странами развитого мира, и наконец, что мы сделаем большой прыжок к развитию. В некоторых странах даже говорили о прыжке к перво­му миру.

Что касается новой интеграции или открытого регио­нализма, начавшегося уже более 15 лет назад, то было ре­шено поставить латиноамериканскую интеграцию (или то, что мы называли латиноамериканской интеграцией) на службу открытия новых возможностей. Возникла це­лая система рассуждений в том смысле, что следовало соз­дать интеграцию для открытия, интеграцию, которая уже не была бы прежней протекционистской интеграцией, а была бы такой, благодаря которой мы добились бы луч­ших условий, чтобы вписаться в эту глобальную экономи­ку, в эти рынки, которые, функционируя предположитель­но свободно, принесли бы нашим странам как можно луч­шие результаты.

Эта связь между интеграцией и открытием возможно­стей, эта идея, что наивысшей целью интеграции должно быть открытие наших стран, действительно осуществля­лась. Действительно наши страны открылись. И действи­тельно — и к несчастью — центральным в латиноамери­канской интеграции было поставить ее на службу этого открытия.

Некоторые должностные лица говорили о том, что они называли прагматичным этапом интеграции. Будем дви­гаться вперед, как сможем — девиз был таким. Если наша цель — торговать больше, то сосредоточимся на том, что­бы больше торговать. Если наша цель — подписать мно­жество мелких договоров между странами, двусторонних договоров или договоров между тремя-четырьмя страна­ми, будем идти в этом направлении, и в какой-то момент все это мы сможем назвать Латиноамериканской интегра­цией.

Баланс этого явно отрицательный. Думаю, что в кругах разного уровня все более признают, что то, что мы называ­ли Латиноамериканской интеграцией, это не интеграция, а торговля. И не латиноамериканская. Скорее всего это пу­таница договоров, подписанных между разными страна­ми региона, которые ни в коей мере не породили процесс, имеющий действительно латиноамериканский характер. Открытие возможностей, на службу которого, как предпо­лагалось, мы должны были поставить интеграцию, не дало никаких результатов, которые выразились бы в терминах экономического роста, снижения неравенства и достиже­ния столь желанного развития, которое, как говорилось, должно быть явным.

Следует подчеркнуть, что мы присутствуем при край­нем упадке такого стиля интеграции, который ясно бы оп­ределял, для чего, как и для кого идет интеграция. В общем я говорю об интеграции, задуманной исходя из основ не­олиберализма, которая потерпела поражение, как в отно­шении своих собственных целей, так и в отношении целей, которые все мы имеем право требовать и которых имеем право ждать от настоящего процесса интеграции.

Новая латиноамериканская интеграция прочно опи­ралась на политику и предложения, шедшие из Вашинг­тона. В значительной степени эти американские предло­жения преобразились в нечто, пожирающее собственное детище. Сам факт подписания Договоров о свободной тор­говле приводит к кризису как Сообщество андских стран, так и Общий центральноамериканский рынок. Существен­ная часть кризиса нынешней латиноамериканской инте­грации связана с продвижением американского проекта о рамках полушария, не путем АЛКА, который сумели за­тормозить, а путем подписания различных Договоров о свободной торговле.

Можно утверждать, что на арене полушария и на лати­ноамериканской арене мы присутствуем при все расширяю­щемся мятеже в отношении господства неолиберализма…

Эти мнения, выраженные тремя деятелями, резюмиру­ют всю дискуссию о Договорах о свободной торговле. Это очень обоснованные точки зрения, которые вытекают из горькой действительности. Понять, вникнуть в эти пробле­мы — единственный способ увидеть, что ждет нас впереди.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,125 сек. | 12.45 МБ