Против течения

После выступления Обамы днем 23 мая этого года в Кубино-американском национальном фонде, создан­ном Рональдом Рейганом, я написал статью под названи­ем «Циничная политика империи», где процитировал его слова, сказанные аннексионистам Майами: «Вместе будем искать свободу для Кубы; даю слово, это мое обязательст­во… Настал час, чтобы американские деньги сделали ку­бинский народ менее зависимым от режима Кастро. Я бу­ду сохранять эмбарго». И в конце задал «несколько дели­катных вопросов».

Несмотря на всю их остроту, я продолжал быть любез­ным с кандидатом-афроамериканцем, в ком видел намно­го больше способностей и владения искусством полити­ки, чем у кандидатов-противников, не только из противо­положной партии, но также и из его собственной.

На прошлой неделе избранный президент США Барак Обама обнародовал свою Программу экономического вос­становления, а 1 декабря представил Программу нацио­нальной безопасности и одновременно Программу внеш­ней политики:

«Нам с Байденом доставляет удовольствие предста­вить нашу команду по национальной безопасности… Ста­рые конфликты не решены, и новые утверждающиеся дер­жавы оказывают больше давления на международную сис­тему. Распространение ядерного оружия создает угрозу того, что самая смертоносная технология мира попадет в опасные руки. Наша зависимость от иностранной нефти укрепляет авторитарные правительства и ставит нашу пла­нету под угрозу… Наша экономическая мощь должна быть способна поддерживать нашу военную силу, наше дипло­матическое влияние и наше глобальное лидерство… Мы обновим старые альянсы и выкуем новые и прочные парт­нерства… Ценности США — вот самое важное, что наша страна может экспортировать миру… Команда, которую мы собрали здесь сегодня, специально подготовлена, что­бы делать именно это… Мужчины и женщины представля­ют все эти элементы могущества США… Они служили во­енными и дипломатами… Они разделяют мой прагматизм в отношении использования власти и мои задачи относи­тельно роли США как мирового лидера…»

«Я знаю Хиллари Клинтон», — говорит он. Со своей стороны я не забываю, что она была соперником избран­ного президента Барака Обамы и супругой президента Клинтона, который утвердил экстерриториальные зако­ны Торричелли и Хелмса-Бертона, направленные против Кубы. Во время ее борьбы за выдвижение она пообещала сохранять эти законы и экономическую блокаду. Я не жа­луюсь, я просто констатирую.

«Я горжусь тем, что она будет нашим следующим го­сударственным секретарем, — продолжает Обама. — Она будет пользоваться уважением во всех столицах и со всей очевидностью будет способна продвигать наши интересы во всем мире. Назначение Хиллари — сигнал друзьям и врагам о серьезности моих обязательств… В момент, ко­гда мы стоим перед беспрецедентным периодом перехо­да в разгар двух войн, я попросил Роберта Гейтса продол­жить оставаться на посту министра обороны… Как только я займу свою должность, я дам нашему министру Гейтсу и нашей армии новое задание: ответственность покончить с войной в Ираке посредством успешной передачи страны под иракский контроль…»

Мое внимание обращает на себя то, что Гейтс — рес­публиканец, а не демократ. Это единственный человек, кто занимал посты министра обороны и директора Централь­ного разведывательного управления, кто был на одном и на другом посту при правительствах одной и другой пар­тии. Гейтс, умеющий добиваться популярности, заявил, что, прежде всего, удостоверился, что избранный прези­дент выбирает его на такой срок, на какой понадобится.

«Чтобы двигаться вперед, мы продолжим осуществ­лять необходимые капиталовложения для укрепления на­шей армии и увеличения наших наземных сил, чтобы спра­виться с угрозами XXI века», — невозмутимо продолжа­ет Обама.

О Джанет Наполитано он сказал: «Она привносит опыт и умение руководить, какие нам нужны в министер­стве внутренней безопасности… Джанет принимает на себя эту важнейшую роль, усвоив уроки последних лет, некоторые из них болезненные, с 11 сентября до Катри-ны… Она понимает, как все, опасность ненадежной гра­ницы и будет лидером, способным реформировать мини­стерство, которое неконтролируемо растет, при этом ох­раняя нашу родину».

Эта известная фигура была назначена Клинтоном в 1993 году прокурором округа Аризоны, в 1998 году повы­шена — стала генеральным прокурором. Она выдвинута от демократической партии в 2002 году и позже выбрана гу­бернатором этого пограничного штата, который представ­ляет собой наиболее протоптанную тропу для проникно­вения нелегальных эмигрантов. Была переизбрана губер­натором в 2006 году.

О Сьюзен Элизабет Райе Обама сказал: «Сьюзен знает, что стоящие перед нами глобальные вызовы требуют гло­бальных институтов, которые бы действовали… Мы нуж­даемся в более эффективной Организации Объединенных Наций», как органе коллективного действия против тер­роризма и распространения, климатических изменений и геноцида, бедности и болезней».

В отношении Джеймса Джонса — советника по нацио­нальной безопасности — он указал:

«Я уверен, что генерал Джеймс Джонс в особенности хорошо подготовлен, чтобы быть умелым и энергичным советником по национальной безопасности. Поколения Джонсов служили на полях сражения от пляжей Таравы во Второй мировой войне до Фокстрот-Ридж во Вьетна­ме. Серебряная медаль, полученная Джимом, — часть это­го горделивого наследия… Он был командиром взвода в бою, верховным командующим союзных сил во время вой­ны (имеются в виду силы НАТО и война в Персидском за­ливе. — Ф.К.) и работал ради мира на Ближнем Востоке…

Джим сосредоточен на угрозах сегодняшнего дня и будущего, поскольку он понимает связь между энергией и национальной безопасностью и работал на первой ли­нии глобальной нестабильности с Косово до севера Ира­ка и Афганистана. Он будет советовать мне, как эффектив­но использовать все элементы американской мощи, что­бы справиться с нестандартными угрозами и продвигать наши ценности.

Я верю, что это команда, которая нам нужна, чтобы положить новое начало в сфере национальной безопасно­сти США»…

С Обамой можно беседовать, где он пожелает, по­скольку мы не проповедники насилия и войны. Но надо напомнить ему, что теория морковки и дубинки не будет иметь силы в нашей стране.

Ни одна из фраз в его последней речи не содержит элементов ответа на вопросы, которые я сформулировал 25 мая, всего шесть месяцев назад.

Не буду теперь говорить, что Обама менее умен, на­оборот, он доказывает, что обладает качествами, которые позволили мне видеть и сравнивать его способности со способностями его посредственного противника Джона Маккейна, которого по чистой традиции американское об­щество было готово наградить за его «подвиги».

Без экономического кризиса, без телевидения и без Интернета Обама не победил бы на выборах, одолев все­могущий расизм. Также он не победил бы без своего об­разования, полученного сначала в Колумбийском универ­ситете, где окончил факультет политических наук, а затем в Гарвардском, где получил звание юриста, что позволи­ло ему превратиться в человека умеренно богатого класса всего с несколькими миллионами долларов.

Конечно, он не Авраам Линкольн, и эта эпоха не по­хожа на ту, ведь сегодня речь идет об обществе потребле­ния, где привычка экономить утратилась, а привычка тра­тить умножилась.

Кто-то должен был дать спокойный и выдержанный ответ, которому сегодня предстоит плыть против мощно­го течения иллюзий, какие пробудил Обама среди между­народной общественности.

Кстати, по моим подсчетам, только Соединенным Штатам нынешний экономический кризис обойдется бо­лее чем в 6 триллионов бумажных денег, стоимостью ко­торых для остальных народов мира станет лишь пот, го­лод, страдания и кровь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,126 сек. | 12.45 МБ