Андрей Чикатило убийца века

В конце 1990 г. в газетах промелькнуло сообщение о том, что удалось арестовать еще одного маньяка — жителя Новочеркасска АНДРЕЯ ЧИКАТИЛО, 1936 года рождения, десять лет терроризировавшего жителей Ростовской и соседних областей.

За это время по сексуальным мотивам он с особой жестокостью убил свыше 50 женщин и детей. Большинство его жертв подвергались после изнасилования чудовищной вивисекции — маньяк отрезал им грудь, ягодицы и другие части тела.

Андрей Чикатило долгие годы был вполне благополучным гражданином. Окончил филологический факультет Ростовского государственного университета, женился, вступил в КПСС, исправно платил партвзносы, участвуя в построении новой общности людей — советского народа, растил двоих детей. В разное время работал председателем районного комитета по физкультуре и спорту, учителем(!) в школе, мастером производственного обучения, воспитателем (!) в профессионально-технических училищах, сотрудником снабженческих организаций.

В 1984 г. бес попутал — совершил Чикатило хищение, но бдительные органы не дремали: привлекли его к уголовной ответственности за хищение. По этой же причине его исключили из рядов КПСС. Так что последние шесть лет Чикатило убивал людей, будучи уже беспартийным.

Для поимки преступника была создана особая группа, разработана операция под кодовым названием «Лесополоса». Специальные наряды сотрудников в штатском вели наблюдение там, где надеялись обнаружить преступника. Девушки-милиционеры, выполняя роль приманки под видом женщин легкого поведения, слонялись по вокзалам, паркам и тому подобным местам.

Дело осложнялось тем, что никаких свидетельских показаний у милиции не было. Буквально ни один человек из тех, кто находился близ места преступления, не заметил ничего подозрительного.

Впору было назвать убийцу призраком, но все же одна зацепка у милиции имелась — на теле 9-летнего мальчика, погибшего летом 1982 г., была обнаружена сперма четвертой группы. А это по всем, классическим законам криминалистики означало, что кровь у преступника тоже четвертой группы.

"Классические законы криминалистики" сыграли, однако, со следствием дурную шутку. В 1984 г. одна из оперативных групп задержала Чикатило на вокзале, обратив внимание на его подозрительное поведение. У него взяли пробу крови, но, поскольку группа оказалась второй, преступника преспокойно отпустили. Впоследствии выяснилось, что физиология Чикатило была аномальной — у него оказались разными группа спермы и группа крови. Святая вера тех, кто вел следствие, в криминалистические догмы дала садисту возможность еще шесть лет насиловать и убивать людей.

Каждый год находили несколько трупов с характерным почерком преступления. Члены оперативной группы ездили советоваться к такому же маньяку-убийце Анатолию Сливко, ожидавшему смертной казни в Ставропольской тюрьме. Смертник оказался разговорчивым. "Во-первых, — убеждал он, — здесь нужно искать не одного, а нескольких убийц: один на такое не способен. Во-вторых, ищите того, у кого есть какой-то возбуждающий образ". (Для Сливко таким «образом» служили мальчики в белых рубашках.)

Но и советы маньяка следствию не помогли. А помогла случайность.

1990 год был для Чикатило «урожайным» — шесть убийств. Последнее преступление он совершил 6 октября недалеко от станции Лесхоз. 13 октября обнаружили труп убитой женщины. При опросе возможных свидетелей выяснилось, что сержант милиции Игорь Рыбаков 7 октября обратил внимание на мужчину с портфелем, который брел к станции, и проверил у него документы. Документы были в порядке, но, к счастью, сержант запомнил фамилию — на букву Ч. Отыскали Чикатило быстро, но сразу брать не стали — а вдруг ошибка? Лишь присмотревшись к его поведению и поняв, что этот пожилой мужчина активно интересуется мальчиками, его арестовали.

Довольно быстро преступник сознался в 35 убийствах (хотя, возможно, их было больше). Свои показания он начал с того, что назвал место, где закопал одну из жертв.

Позднее было доказано, что Чикатило совершил 53 зверских убийства — большего не было за всю историю человечества.

…Начиная с 1982 г. в Ростовской области то и дело находили убитых. Но это были не просто убийства. Даже повидавшие виды работники милиции содрогались, попадая на место преступления. Находили трупы людей, над которыми кто-то жестоко издевался: поколотые, разрезанные.

Практически все без исключения убийства отличал именно один «почерк» — садизм, особая жестокость.

"При исследовании трупа М-ва обнаружены следующие телесные повреждения:

Множественные колото-резаные и резаные повреждения лица, живота и наружных половых органов: девять колото-резаных проникающих слепых ран живота с повреждением тонкого и толстого отделов кишечника, полное отсечение части кишечника и частичное удаление его из брюшной полости с грубыми разрывами брыжеек тонкого и толстого кишечника. Два из этих повреждений образовались в результате многократных (не менее 18 — 20) погружений клинка с его вращениями вокруг оси под разными углами. В процессе нанесения этих ран образовались многочисленные повреждения кишечника, частичное его отсечение. Последующие грубые разрывы брыжеек кишечника, частичное извлечение его петель и отсечение фрагмента из брюшной полости произведено руками (рукой) человека.

Одна колото-резаная рана правой глазницы, две колото-резаные раны правой ушной раковины. Резаная рана языка с полным отсечением его кончика. Отсечение произведено несколькими пиляще-режущими движениями в поперечном языку направлении. Резаная рана в области наружных половых органов с полным отсечением мошонки и полового члена. 23 колото-резаных раны на передней поверхности груди и живота. Множественные телесные повреждения, причиненные тупыми предметами. Поперечно-циркулярные замкнутые странгуляционные полосовидные кровоподтеки в области обоих лучезапястных суставов, которые образовались в результате связывания рук прижизненно предметом типа шнура, тесьмы, тонкой веревки или иных подобных средств. Кровоподтеки на обеих щеках, в области нижней челюсти справа, кровоподтек на нижней губе слева и соответственно ему перелом третьего зуба на нижней челюсти могли образоваться при давлении на эту область тупого предмета, в частности, рук человека при насильственном закрытии рта потерпевшему…"

Таков "почерк"…

Неизвестность усиливала кошмар. Матери провожали детей в школу и встречали из школы. Однако новые фотографии исчезнувших детей появлялись в газетах и находили новые трупы с тем же садистским "почерком".

Постепенно вырисовывался и определенный «маршрут»: тела находили в лесополосах, недалеко от пути следования электропоездов "Ростов — Зверево". Это и дало операции по поиску преступника, наводившего ужас на население области, название "Лесополоса".

В бригаду, расследовавшую дело, вошли полсотни опытнейших сыщиков, не говоря уже о том, что к поиску было привлечено около 500 рядовых работников милиции. Кроме того, в каждом райотделе были созданы штабы быстрого реагирования…

Следственная бригада в результате поисков накопила гигантский по объему материал. Увы, он, накапливался очень долго: первые убийства такого рода были зафиксированы в Ростовской области в 1982 г. Десяти лет поисков… В последние годы они велись особенно интенсивно. Каждого мужчину с подростком — девочкой или мальчиком — где бы ни увидели, фиксировали скрытой фото-или видеокамерой, потом устанавливали: кто есть кто? И в дальнейшем в подозрительных случаях отслеживали этот материал: не попадется ли зафиксированный повторно, с другим ребёнком?

Журналистам в свое время показывали и другой вид слежения: отснятый скрытой камерой материал в электричках на пути вероятного следования преступника с жертвой.

Фиксировалась каждая мелочь. Таким образом отсняты 30 четырехчасовых кассет, запечатлевших людей на остановках, в электричках, входящих и выходящих… Сотни работников милиции, соответствующим образом переодетых, делали вид, что работают на железной дороге, ловят рыбу, собирают грибы, ухаживают за виноградом, работают на приусадебных участках или просто ждут очередную электричку…

Женщины-милиционеры, загримированные под бомжей, к которым у преступника была особая тяга, тоже ездили в электричках под охраной переодетых коллег в надежде, что маньяк их не обойдет своим вниманием, "клюнет".

Проверяли чуть ли не у всего населения области группу крови. Из проверяемых особо выделили 10 тыс. человек с четвертой группой крови. Эту массу людей надо было проверять методом исключения…

Бригада «копала» так глубоко, как никогда ранее, попутно было раскрыто 1062 преступления. Среди них — 95 убийств, 245 изнасилований, множество разбойных нападений, грабежей. А искомый маньяк оставался неуловимым…

Сексуальный маньяк был задержан 20 ноября 1990 г.

"На территории Ростовской области в период 1982 — 1990 гг. совершено более 30 убийств детей и женщин с особой жестокостью по сексуальным мотивам. 20 ноября 1990 г., в процессе осуществления оперативно-поисковых мероприятий, задержан гражданин Чикатило Андрей Романович, 1936 г. рождения, уроженец Сумской области Украинской ССР, украинец, образование высшее, в 1970 г. окончил филологический факультет Ростовского государственного университета, член КПСС с 1960 г., в 1984 г. исключен из рядов КПСС в связи с привлечением к уголовной ответственности за хищение, женат, имеет двух взрослых детей, проживал с семьей в г. Шах-ты, Новошахтинске, а на момент задержания — в г. Новочеркасске, ул. Гвардейская…

По окончании университета работал: председателем комитета физкультуры и спорта Родионово-Несветайского райисполкома в 1970 году, учителем русского языка в школе-интернате г. Новошахтинска до 1974 года, мастером производственного обучения СГПТУ № 39 г. Новошахтинска до 1978 г., воспитателем СГПТУ № 33 г. Шахты до 1981 г. Начальником отдела материально-технического снабжения в производственном объединении «Ростовнеруд» (1981 — 1984), начальником отдела МТС в объединении "Спецэнер-гоавтоматика" (1984 г.), начальником бюро металлов Новочеркасского электровозостроительного завода (1985 — 1990 гг.), а с февраля 1990 г. инженером отдела внешней кооперации Ростовского электровозоремонтного завода.

Чикатило арестован. Ему предъявлено обвинение в совершении убийств, в том числе и за пределами области. Расследование по делу продолжается.

Начальник управления внутренних дел полковник милиции М.Г.Фетисов".

Пока шло следствие, задержанный содержался в одиночной камере следственного изолятора КПЗ. Для этого были свои причины. Во-первых, среди потерпевших есть и работник органов исправительно-трудовых учреждений, а в этом случае трудно было бы гарантировать, что в изоляторах милиции до арестанта не доберутся. Во-вторых, опасались: такого могут задушить сокамерники, как случилось в свое время с подобного рода преступником в Свердловске, который теперь Екатеринбург. Ростовского маньяка до суда довести удалось.

"Справка по уголовному делу № 2-70/1992 «Лесополоса», назначенному к судебному разбирательству в открытом судебном заседании в зале Ростовского областного суда на 14 апреля 1992 г.

В деле 222 тома… Чикатило обвиняется в совершении убийств с особой жестокостью на сексуальной почве 53 человек. В том числе:

а) 21 мальчика в возрасте от 8 до 16 лет;

б) 14 девочек в возрасте от 9 до 17 лет;

в) 18 девушек и молодых женщин

В период с 1978 г. по ноябрь 1990 г. на территории Ростовской, Владимирской, Ленинградской, Свердловской, Московской областей, Краснодарского края, в Узбекистане и на Украине (последнее убийство 6.XI.1990 г., 2 2-летней К-к. — Арестован 20.XI.1990 г.).

Сам Чикатило признает совершение им в этот период 55 убийств. По двум убийствам молодых женщин обвинение Чикатило не предъявляется за недостаточностью доказательств.

Председательствующий по делу, член Ростовского областного суда Л.Б.Акубжанов".

Как он шел сюда, крепкий, совестливый деревенский мальчишка, которого сверстники называли «Андрей-сила»? Хотел ли закончить путь за этой вот решеткой, как зверь, выставленный в зоопарке? Разумеется, нет. Другие великие устремления исповедовал он, когда учился в Ахтырской средней школе Сумской области в 1944 — 1954 гг. В сорок четвертом война еще не закончилась. "Все — для фронта, все — для Победы!" Все жили тогда под этим лозунгом. Его мать, боровшаяся за то, чтобы Андрей и сестра Татьяна выжили, последние силы отдавала работе. Не дай Бог, если в ведомости не появится «палочка», обозначающая выходо-день. Это расценивалось как предательство.

Жили они очень бедно. Одежду детям покупать было не на что, они ходили в латаном-перелатаном, перелицованном, в лучшем случае — сшитом из старых вещей. Но Чикатило заявил на суде, что именно эта бедность и рождала в нем упрямую мечту о высокой политической карьере. Он говорил: "Я твердо верил: буду не последним человеком. Мое место в Кремле…"

В уголовном деле следствие собрало обширнейший материал о житии Чикатило. Учителя и его сверстники отмечают: был замкнут, старался держаться в стороне от других. Ни с кем не дружил.

А мог ли он с кем-то или кто-то с ним дружить? Ведь над ним висело чувство несмываемого позора и вины перед Родиной: отец, попав на фронте в плен, был "изменником, предателем и трусом", а Андрей — сыном труса. Чикатило и сейчас, пожалуй, охотнее говорит о своих преступлениях, нежели об этом «позоре» своей семьи: стереотипы устойчивы. Он так рассказывает о своем детстве:

"…В сентябре 1944 г. пошел в школу. Был слишком стеснительным, робким, застенчивым, был объектом насмешек и не мог защищаться. Учителя удивлялись моей беспомощности: если у меня не было ручки или чернил, я сидел и плакал. Из-за врожденной близорукости я плохо видел написанное на доске и боялся спросить. Очков тогда вообще не было, к тому же я боялся клички Очкарик, стал их носить только в 30 лет, когда женился… Слезы обиды душили меня всю жизнь.

…Старался учиться хорошо. В 1952 г., в девятом классе, являлся редактором школьной газеты, агитатором, политинформатором, членом школьного комитета комсомола.

…Я видел, как играли мои сверстники. Ребята щупали девушек. Но я мечтал о высокой любви, как в кино и книгах. Если ко мне подсаживалась девушка, я стеснялся, не знал, как вести себя, робел, дрожал, старался подняться и уйти со скамейки… Я видел один выход: проявить себя в науках, в труде и ждать высокой любви".

"…Весной 1954 г., я был уже в десятом классе, однажды сорвался. К нам во двор зашла 13-летняя девочка, из-под платья у нее выглядывали синие панталоны… Когда я сказал, что сестры нет дома, она не уходила. Тогда я толкнул ее, повалил и сам лег на нее. Я ее не раздевал и сам не раздевался. Но у меня сразу наступило семяизвержение. Я очень переживал эту свою слабость, хотя никто этого не видел. После этого своего несчастья я решил укротить свою плоть, свои. низменные побуждения и дал себе клятву никого не трогать, кроме своей будущей жены".

Потом от жены мы узнаем одно удивительное на первый взгляд обстоятельство. Когда она ласкалась к нему, он, строго на нее прикрикнув, всегда разъяснял, что половые органы у человека не для утех и наслаждений, а исключительно для зачатия, для рождения детей, иного предназначения у них нет.

Чикатило искал гармонии. Рассказывает его односельчанка:

"…В селе Яблочное, недалеко от нас жила семья Чикатило. Я подружилась со своей ровесницей из этого дома Таней. Ее брат Чикатило Андрей учился в Москве. Когда он приехал на каникулы, мы с ним познакомились и стали встречаться, продолжалось это полтора месяца. Андрей был ласковый, добрый… Один раз у меня дома решили с ним вступить в связь, но у Андрея ничего не получилось. В другой раз мы ходили к его родственникам в село Майское. По дороге на лугу Андрей снова сделал попытку… Но у него опять ничего не получилось".

Попытки подобного рода у него были и раньше и позже. И не встретилась ему опытная женщина, которая бы знала простую истину: хочешь иметь сильного мужчину, скажи ему, или хотя бы дай понять ему, что он — сильный мужчина.

Хоть Чикатило и дал себе клятву, естество не переборешь: он пытался вступать в контакты. Это привело лишь к молве о его слабости, к злым пересудам, смеху над тем, что являлось личной трагедией.

Чикатило приняли в Ахтырское училище связи (не приняли в московский университет на юрфак из-за "отца-изменника"), он его окончил, по комсомольской путевке уехал прокладывать телефонно-телеграфные линии в Свердловской области, работая там, поступил на заочное отделение Московского электромеханического института, окончил два курса и его «забрили» в солдаты. Демобилизовался в 1961 г., приехал в Ростовскую область, поступил работать на Новочеркасский узел связи.

"…И здесь не обошлось без позора, — рассказывал Чикатило. После обеда мы отдыхали рядом с линией связи, в лесопосадках… Я отлучился… Когда вернулся из зарослей, бригадир всем объявил: "Андрей ходит туда, чтобы заниматься мастурбацией". Оказывается, из-за своей близорукости я его не заметил…"

Он уехал из Новочеркасска в районный центр — слободу Родионово-Несветайская, стал работать техником радиоузла, из Сумской области перевез сюда родителей. Сестра познакомила его с будущей женой. Она потом будет рассказывать:

"С мужем, АР.Чикатило, я познакомилась через его сестру Татьяну. До свадьбы никаких интимных отношений между нами не было. С первой же брачной ночи я почувствовала у него слабость, он не мог ничего совершить без моей помощи. Тогда я воспринимала это как застенчивость или скромность с его стороны. Но такое состояние продолжалось 15 — 20 лет нашей совместной жизни… Последние 6–7 лет мы с ним почти не состояли в близости…"

Однако разрядка ему была нужна. Читая документы, слушая специалистов в суде, умеющих выявить даже невидимые линии поведения, начинаешь осознавать, что там, во дворе старого дома в селе Яблочное, где повалил он на землю маленькую девочку, принесшую ему минутное облегчение, кроются истоки перерождения робкого юноши в насильника, выбиравшего объектом насилия беззащитную жертву. Становится понятным, почему он, имея техническую специальность, уже утвердившись в ней, вдруг ни с того ни с сего поступил учиться заочно в Ростовский государственный университет на филологический факультет. Кто мог предположить, что один из парней филфака решил стать учителем лишь потому, что случай в селе Яблочное отразился на психике и стал болезненной идеей, диктующей ему даже выбор профессии.

Это подтверждают своими исследованиями психиатры: «Андрей-сила» не сам выбрал этот путь, та девочка врезалась живой картинкой в память, и само естество, тогда получившее разрядку, теперь вело его. Он, сам того, быть может, не сознавая, стремился изучать таких, как она, ближе, проникнуть в их психологию, научиться свободно управлять".

Он устраивается на должность председателя районного комитета физкультуры и спорта, где нужно общаться с подростками в разных ситуациях, выезжать с ними в командировки на соревнования, спартакиады… Затем — учитель русского языка и литературы, воспитатель в школе-интернате № 32, позже в городском профессионально-техническом училище № 39 города Новошахтинска, в таком же училище в городе Шахты.

Показания многочисленных свидетелей по делу Чикатило весьма одноплановы: в школе-интернате проявлял нездоровый интерес к ученицам. Под видом оказания помощи при выполнении письменных работ подсаживался к ним "и трогал за различные части тела"… Неожиданно заходил в комнаты девочек в тот момент, когда они раздевались, чтобы лечь спать. Бывшие его ученицы, сейчас уже взрослые женщины, отмечают: Чикатило постоянно через карманы брюк занимался онанизмом, за это его учащиеся откровенно дразнили…

Работая с детьми, он сделал для себя неожиданное, поразившее его открытие: некоторые 16-летние дети живут меж собой обычной, нормальной половой жизнью. Его уязвило, что они, дети, все это могут, а он, взрослый человек с высшим образованием — не может. Открытие приводило в ярость, но любопытство было сильнее, он подсматривал, убеждался, что все так и есть, что процесс совокупления происходит совершенно открыто, бесстыдно-завораживающе. Однажды Чикатило повел детей на пруд: отдохнуть, искупаться, позагорать. Одна из девочек, довольно хорошо уже оформившаяся, уплыла от всех и там, вдали, плескалась, нежилась. Он поплыл к ней, громко, чтобы слышали другие, выговаривал ей, что опасно так далеко заплывать, что он не хотел бы отвечать за каждого, кто так и норовит утонуть. Изображая разгневанного воспитателя, призванного следить за порядком и, дедая вид, что прогоняет к берегу, стал всю ее грубо ощупывать. Она закричала.

"Я почувствовал, — говорил он на суде, — что закричи она громче, и у меня начнется это… наслаждение… Я стал ее больно щипать… Она, вырываясь, кричала неистово… И сразу у меня все началось".

В судебном порядке Чикатило предъявлялся и такой эпизод. Под предлогом проведения дополнительных занятий он оставил в классе после уроков одну из девочек

и закрыл дверь на ключ. Потом приставал к ней, срывал одежду, она кричала. Он испугался что услышат, ушел, запер ученицу в классе, думал, успокоится, все образуется. Но девочка убежала через окно, все рассказала родителям. Был скандал — Чикатило пришлось сменить место работы.

На новом месте объектами его пристального внимания были мальчики. Один из них, проснувшись однажды ночью, обнаружил, что над ним склонился Андрей Романович и трогает его половой член. Такое повторялось и с ним, и с другими мальчиками, учащиеся перестали его уважать и даже замечать, дисциплины не было никакой, среди ребят шли устойчивые разговоры: Андрей Романович «педик», "озабоченный" и занимается онанизмом…

А Чикатило подходил к тому пределу, когда малая доза "сексуального героина" была уже недостаточна. Но с мальчиками он не получал и этой малой дозы. Он стал слоняться по другим школам, заглядывал, а то и заходил в туалеты, «прикармливал» девочек жевательной резинкой, прижимался к девушкам в трамваях и автобусах…

Однако он еще продолжал верить в свое высокое предназначение и старался расти до предназначенной ему высоты. Одолел четыре факультета университета марксизма-ленинизма. Читал лекции. Сотрудничал с местными газетами: как ни странно, писал на темы морали. Но тот, другой Чикатило в нем уже переступил многое в законах морали и нравственности. Чикатило, уверовавший в свое высокое предназначение, уступил другому, тому, которого звала вперед сексуальная идея.

Осенью 1982 г. в Ростове, на левом берегу Дона, недалеко от кафе «Наири», нашли труп 17-летней учащейся профессионально-технического училища Ларисы То. По заключению судебно-медицинской экспертизы, у нее отмечены множественные повреждения — кровоподтеки, ссадины. Сосок молочной железы отсечен зубами человека. И другие повреждения свидетельствовали о том, что действовал здесь какой-то живодер, буквально растерзавший свою жертву.

Убийцу не нашли, производство по делу "за неустановлением виновного было приостановлено".

Почти через год из станицы Заплавской в поселок Донской в магазин за продуктами направилась 12-летняя Люба Б-к. Это было ее постоянной обязанностью. Пошла пешком… И не вернулась. Через полмесяца нашли ее в лесополосе. Судебно-медицинская экспертиза обнаружила 22 колото-резаных повреждения костей свода и лицевой части черепа, 5 из которых в левой височной области, 4 проникают в обе глазничные полости. Две колото-резаные раны на шее справа, четыре повреждения с обеих сторон на боковых поверхностях грудной клетки… Было лето 1982 г.

Убийцу и на этот раз не нашли. Первые жертвы еще не выбивались из разряда одиночных в системные. Но в 1982 — 1983 гг. их число росло. Уже нельзя было не обратить внимания на «почерк», детали которого начинали о многом говорить. Останки Иры Д-вой, Игоря Г-ва, найденные позже тех, о которых только что рассказано, будто взывали к экспертам и следователям: "Посмотрите внимательно! Разве мог такое сделать нормальный?!"

Его представляли чудовищем, а он, оказывается, дорожит семьей, привязан к жене и детям, скромен и даже застенчив, робок. И это кроткое создание выкалывает своим жертвам глаза. И дело совсем не в том издревле существующем всеобщем заблуждении, что на сетчатке глаз жертвы остается изображение преступника. Все значительно проще: маньяк не может выдержать чужого взгляда.

…На десятый день после ареста Андрей Чикатило начал давать показания. К тому времени по операции «Лесополоса» набралась «серия» убийств, сходных по почерку. В этом страшном списке первое убийство было обозначено 1982 годом. Потому и все рапорты, донесения по «Лесополосе» писали таю "Начиная с 1982 года в Ростовской области в лесных массивах находили трупы…" Заместитель начальника отдела по расследованию особо важных дел Прокуратуры России Исса Костоев предъявил арестованному обвинение в 36 убийствах. Чикатило ознакомился с предъявленным списком и тут же часть его отверг: вот эту, в Мясниковском районе, и эту, в Батайске, он не убивал. Осталось 34. Но в тот же день рассказал еще о трех жертвах, о которых следствие до сих пор не подозревало.

Среди них, как утверждал, была девочка, которую он потом бросил в реку Грушевка. Чуть позже Чикатило назвал еще 18 своих жертв, о которых следствию ничего не было известно. Все они погибли после 1982 года. А та девочка в сознании следователя была словно заноза: она не значилась в «серии», хорошо известной следственной группе. Чикатило назвал дату: 1978 год.

Не давала покоя загадка: почему убийство с характерным почерком, с признаками «серийного» осталось в стороне, где-то далеко за пределами «Лесополосы»? Следственный механизм был приведен в действие, и в архивах Ростовского

областного суда нашли дело об убийстве 9-летней Лены 3-вой. Как оно оказалось там? В архиве суда хранится только «отработанный» материал. Значит, дело рассмотрено, кому-то предъявлялось обвинение, осудили?

Так и оказалось: дело по убийству 3-вой прошло весь путь от следствия до приговора. В убийстве обвинен Александр Кравченко. Приговорен к расстрелу. И расстрелян: в июле 1983 г. приговор приведен в исполнение.

Сам Чикатило доказывал: преступления его — результат нарушения психики, вызванного половым бессилием. Убеждал следователя: жертв не искал, не выбирал, ничего заранее не организовывал. И не убивать уводил. Все начиналось на добровольных началах, на согласии. Но когда он — в силу физиологического потенциала оказывался несостоятельным, когда его оскорбляли, находило какое-то бешенство, и он, не сознавая своих действий, начинал резать. Само собой все получалось, спонтанно.

"В тот период меня просто неодолимо влекло к детям. Появлялось какое-то стремление видеть их оголенные тела… Хотелось совершить половой акт…" — говорил он следователю.

Однажды учащиеся профтехучилища решили его проучить. Домогательства его у мальчиков уже "сидели в печенках", насмешки учащихся не действовали. И тогда его просто избили. Этот случай на поведении наставника никак не отразился. Чикатило понял: все может повториться, надо быть осмотрительнее. Он купил складной нож и стал носить его в кармане или в портфеле. Для защиты.

Когда он в давке в общественном транспорте прижимался к женщинам или пытался залезть к ним под платье, его иногда просто вышвыривали на улицу. Но, подумал он, когда-то могут крепко побить. И с ножом уже не расставался никогда.

"В тот период часто бывал в центре, где всегда много детей. Ходил по школам. Заходил туда и всегда узнавал, где имеется туалет. А так как меня влекло больше к девочкам, старался быть поближе к женскому туалету. И когда никто не наблюдал, заходил внутрь и подглядывал за находящимися там детьми. Были случаи, когда меня заставали за такими занятиями. Я тогда сразу уходил без лишнего шума…

Домик на Межевой, 26 в г. Шахты, купленный Чикатило, оказался роковым для Лены 3-вой. Мы уже знаем, что по этому делу был осужден и расстрелян Александр Кравченко, который жил на той же Межевой, в доме 19- Настоящий убийца отделался тогда вызовом к следователю.

Сам Чикатило рассказывает так:

"…Убийство этой девочки у меня было первым преступлением, и я сам, без чьего-то напоминания, искренне рассказал об, обстоятельствах ее убийства. На момент моего задержания по настоящему делу следственные органы не могли знать, что это убийство совершено мною. Именно после этого преступления я начал убивать других…"

Как видно из дела, Чикатило не просто слонялся у школ. Он «прикармливал» детей жевательными резинками, «приручал» к себе. Как свидетельствуют документы, Лену 3-ву он давно «приручил». Подружки Лены рассказывали оперативным работникам: "Лена по дороге домой должна была зайти к дедушке за "жвачкой", — говорила одна. Вторая: "Лена сказала, что она договорилась с дедушкой, который ей дает импортную «жвачку», что после уроков она пойдет к нему и что он живет по пути; ей нужно сойти с трамвая на одну остановку раньше". И выясняется, что подругам про этого дедушку Лена рассказывала еще в сентябре, октябре, ноябре, говорила, что он и им может дать "жвачку".

"…Мы зашли в мою мазанку, — рассказывал он. — Я включил свет и как только закрыл дверь, сразу навалился на нее, подмяв под себя, повалив на пол, стал срывать одежду. Девочка испугалась, закричала, а я стал зажимать ей рот… Ее крик возбудил меня еще больше… Хотелось все рвать и трогать. Она хрипела, я ее душил, и это мне принесло какое-то облегчение. Когда я понял, что убил девочку, встал, оделся и решил избавиться от трупа…"

Это было первое его преступление. По некоторым характеристикам оно действительно выбивается из ряда. Например, глаза у Лены остались целыми, в отличие от других жертв, и это было одно из оснований для утверждения, что преступление "не его". Следствие, докапываясь до мелочей, устанавливая, похищал ли преступник вещи, деньги, ста своих жертв, обнаружило, что среди вещей Лены 3-вой недостает шарфика. Чикатило потом все пояснил: "Во время совершения преступления я шарфом завязал 3-вой глаза. Я не мог выдержать ее взгляда…"

Потом он "найдет выход" из трудного для себя положения. И даже на скелетированных останках его жертв эксперты будут находить следы он ножа в глазницах. Нанесение этих ран приносило ему удовлетворение, утверждают психиатры.

Исследуя Чикатило в институте имени Сербского, они отмечали: совершение развратных действий в школе-интернате — на пляже, в классе — это приводило к семяизвержению и укрепило потребность сексуальных контактов с детьми. Получал он удовлетворение и тогда, когда прижимался в транспорте к молодым девушкам и женщинам. После каждого подобного случая у него резко улучшалось настроение, появлялось чувство физической и психической разрядки. Одну-две недели после этого чувствовал себя бодрым, жизнерадостным. Однако после незначительных конфликтов, неприятностей на работе, даже при перемене погоды ухудшалось самочувствие, нарастала тревога, появлялась раздражительность, он вновь ощущал себя униженным, ненужным человеком. Когда видел на улицах девушек в коротких платьях, чувствовал сексуальное возбуждение, хотелось дотронуться до них.

Пытался подавить возбуждение с помощью физической работы. Постоянно что-то переделывал на дому, ремонтировал, рыл погреб. Иногда пытался вспоминать предыдущие эпизоды, но в этих случаях ощущал лишь усиление раздражительности.

Сам Чикатило отмечает главное: крик девочки возбуждал. Но вид крови привел его в неописуемое возбуждение. Он испытал ярко выраженный оргазм, какого раньше не знал…

Родные его именно в период, совпадающий по времени с этим убийством, заметили изменения. Он вдруг спохватывался, куда-то направлялся. Потом возвращался, озирался, будто что-то забыл, снова бежал и опять возвращался, будто был не в себе. Скорей всего, он боролся с тем, зовущим его, Чикатило, который хотел повторения того, что так неожиданно доставили ему муки и кровь маленькой, слабой жертвы. Это состояние жена связывала с беспокойствами по поводу вызовов в милицию.

14 августа 1990 г. Чикатило убил 11-летнего Ивана Ф-на.

"…Ваня лежал обнаженный. Над ним наклонились, кто был поближе, рассматривали.

— Что у него с кожей? Неужели из дробовика изрешетили,

— простонал кто-то из офицеров.

— Да нет, — заключил другой, осмотрев мальчика. — Нож. Все это ножом…"

…Олег Ф-н, отец Вани, капитан внутренней службы, выступал в зале суда 19 мая 1992 г. Говорить он не мог: его словно душило что-то. Потом собрался с духом, ровно, отчетливо произнес:

— Завтра Ване исполнилось бы 13 лет, у него день рождения… У нас с женой есть девочка. Ей 14 лет. Второму мальчику — восемь. Третий мальчик родился, когда Вани уже не стало. Мы хотели назвать его Иваном. Но старые люди сказали, что это нельзя. Наверное так, мы назвали его Виктором… Да, у меня просьба к суду есть. Не надо его приговаривать к смерти. Не надо. Пусть будет 15 лет. Пусть меньше. Но тогда из казематов КГБ, где его так долго прячут, он попадет к нам. Слушай, Чикатило, что мы с тобой сделаем. Мы повторим все, что ты делал с нашими детьми. Чикатило, мы все повторим. И ты все, по капельке, почувствуешь… Как это больно.

…Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть Ивана Ф-на наступила в результате 42 колото-резаных ранений груди, живота, левого плеча, что привело к обильной кровопотере. Мальчик был жив, когда маньяк отрезал у него яички…

Чикатило объясняет: он резал половые органы, вымещая зло за свое бессилие. Получал не только половое удовлетворение, но снимал напряжение, на время избавлялся от чувства тяжести и неполноценности.

Чтобы жертва ничего не заметила, не почувствовала, шел всегда впереди. Неожиданно набрасывался, наносил удар, обездвиживал. Свалив, начинал действовать ножом. Аккуратно наносил удары, чтобы не убивать сразу. В какой-то момент нож выполнял роль как бы полового члена: обычно в верхней части тела эксперты находили раны, в которых клинок, не выходя на поверхность, совершал до двадцати возвратно-поступательных движений. А когда все было кончено, Чикатило собирал одежду, разрывал, разрезал ее на части, ходил вокруг и разбрасывал. Закончив, принимался за обувь.

Однажды мальчишка оказал сильное сопротивление. Укусил за палец так, что сломал его. Ударил по ноге — Чикатило долго хромал. Но этот мальчик принес ему наибольшие ощущения. Торжествуя победу, Чикатило, убивший ребенка часов в пять вечера, всю ночь кружил в роще, ломая ветки, разрывая одежду, разрезая на куски обувь. Потом, удовлетворенный, вышел к Казенному ставу — так пруд называется, — отмыл кровь, привел себя в порядок, нашел пенек, сел, долго еще переживал моменты торжества. И только в пять часов утра покинул рощу, чтобы выйти к шестичасовой электричке.

Свою знакомую 32-летнюю Татьяну П-ян Чикатило пригласил отдохнуть на даче, позагорать: был уже конец мая. Встретились. Но Татьяна пришла не одна, а с 13-летней дочерью, Светой. Чикатило признавался: досадовал, зачем взяла девочку? Чикатило и еще один свидетель указывали на привычку Татьяны брать с собой дочь и, не стесняясь присутствия девочки, вступать с мужчинами в интимные отношения.

Надо заметить: «дача» Чикатило была призраком, не было ее у него. Для каждой жертвы она была "вон за тем лесочком", из которого Чикатило возвращался один. И П-ян спрашивали, где же дача, а он старался увести подальше.

Девочка прошла вперед. Чикатило достал молоток с короткой ручкой, который у него лежал в портфеле вместе с другими принадлежностями. Света услышала крик матери, обернулась, увидела происходящее и со всех ног пустилась бежать. Чикатило ритуал не нарушил. Только после всего догнал девочку, уже довольно далеко. В сексуальном плане она его уже не интересовала. Но ритуал повторился, с разрезанием верхней одежды, купальника вдоль всего тела, раздеванием…

Сергей К-н — ученик восьмого класса школы-интерната. Встретились на вокзале в городе Шахты. Мальчик поругался с завучем и с ребятами, когда добирались в Шахты из Семикаракорска, где неделю отдыхали. Чикатило мгновенно оценил: у мальчика что-то не ладится. Будто невзначай подошел с расспросами: куда тот едет, где, что, как, почему неразговорчив? Мальчик буркнул: никуда он не едет… Поругался в интернате. Тоном, не терпящим возражений, заботливый педагог предложил:

— Тогда — ко мне… Идти тебе некуда. На вокзале слоняться нечего… Пошли, пошли, покушаем, отдохнешь, жизнь веселее покажется…

…У Сергея, у живого, он откусил кончик языка и проглотил…

Оля С-к. Сломался автобус, и она, возвращаясь из музыкальной школы, долго ждала на остановке, продрогла. Ее просто насильно потащил: никаких возражений, ты замерзла, заболеешь. Живу рядом, обогреешься, а там и автобус придет. Это было в декабре. Олю нашли через четыре месяца, когда начал таять снег…

Лаура С-ян, шестнадцати лет, убежала из дому. На вокзале милиция начала проверку — девочка села в электричку, ей было все равно куда ехать. А Чикатило предложил отдохнуть на даче… Она легко согласилась…

"…Женщина двадцати лет в 1983 г. в городе Новошахтинске на автовокзале искала приключений. Приставала к водителям-частникам. Никого ей не удалось соблазнить своими прелестями. Предложил ей пойти в рощу. "А машина у тебя есть?" — «Нет». — "Без машины не хочу, не пойду"… Все-таки пошла. Прошли через всю рощу до конца… Она поняла: "У тебя и машины нет, и «машинка» не работает". Она сказала правду. "Да вы что, сговорились все меня травить? Она погибла, потому что слишком много знала…" Так рассказывал он…

Следующая жертва: "Я подошел, разговорились… Сказала, что приехала в Шахты устраиваться на работу… Предложил пойти ко мне домой, переспать… сообщил, что дома никого нет…"

"…Увидел женщину. Нетрезвую… Подошел, предложил прогуляться, выпить…"

Были ли у него проблемы с выбором жертв? Сам он об этом рассказывает

"…Мне приходилось часто бывать на вокзалах, в поездах, электричках и автобусах… Там бывает много всяких бродяг, молодых и старых. Они и просят, и требуют, и отбирают. С утра где-то напиваются… Эти бродяги втягивают и несовершеннолетних. С вокзалов расползаются по электричкам в разные стороны. Приходится видеть и сцены половой жизни этих бродяг на вокзалах и в электричках. И вспоминалось мне мое унижение, что я не мог никогда проявить себя как полноценный мужчина. Возникал вопрос: имеют ли право на существование эти деклассированные элементы?.. Знакомиться с ними не составляет труда, они сами не стесняются, лезут в душу, просят деньги, продукты, водку и предлагают себя для сексуальной жизни. Я видел, как они уходили с партнерами в укромные места…"

11 — летнего Диму П-ва он увидел у газетного киоска в Новошахтинске. Внимательно следил: что он там высматривает. Заметил: марки. Повод есть! Он предстал перед мальчиком в роли большого ценителя: хоть и работа навалилась, отодвинула на второй план марки, но он их все же хра: нит — несколько альбомов. Но теперь не так привязан, мог бы один и Диме, наверное, подарить, коль он такой любитель… И назначил мальчику свидание на вечер…

Как Дима боялся опоздать!.. Он своего деда встретил на улице, даже не остановился, крикнул:

— Дед, потом, потом… «Потом» у Димы не было…

Чикатило искали почти десятилетие. Закон предъявляет ему 53 жертвы. Сам Чикатило полагает, что их свыше 70.

У Чикатило была одна феноменальная загадка, именуемая в науке как "парадоксальное выделительство". У него была вторая группа крови, обеспечивавшая ему постоянное, устойчивое алиби, где бы он ни попадался на пути следствия и оперативных работников. Преступника, того, который оставил в лесополосах множество жертв, искали по единственному вещественному доказательству — по сперме. Она неизменно имела четвертую группу.

До сих пор криминалистика считала: обнаружив на месте преступления кровь, слюну, пот, другие выделения, исследовав хотя бы один из этих «компонентов» человека, можно смело утверждать, что и все остальные будут соответствовать именно такой группе.

Близкие Чикатило (жена и двое взрослых детей), узнав о его аресте, были потрясены и не могли поверить, что их сутулый, невзрачный глава семейства оказался жестоким убийцей. "Ведь он был таким мягким, добрым и отзывчивым!" Однако бывшие сослуживцы преступника свидетельствовали о его тяжелом, неуживчивом характере, необщительности. Единственное, в чем он проявлял на службе активность, — так это в писании жалоб высокому начальству, где заявлял, что на службе его не ценят и не дают развернуться.

— Да ни за что я вам не поверю, — говорила Феня, жена Чикатило, костистая, какая-то вся удлиненная. Она очень похожа на своего мужа. — Он муху не обидит, а тут людей убивать…

Помолчав, успокоившись, Феня приводила новый довод:

— Да вы знаете, сколько раз я его скалкой колотила? Он иногда даже ночевать не возвращался, убежит и нету… Всяко было. Он мне даже сдачи не давал, ни разу руку на меня не поднял. Понятно? Он всегда посочувствует — своему, чужому. А как-то что придумал: был у дочки и привез внука. Я работаю, он тоже, куда девать. Я ругаюсь. А он: "Какая же ты, Феня, бессердечная"… Нет, не мог он убивать…

Чикатило написал Фене:

"Фенечка, здравствуй. Хедрисович (следователь) мне рассказал об обмене… Очень правильно ты решила, и я согласен. Я надеюсь, что меня все же вылечат и я к вам приеду, будем жить вместе: Я отрывался раньше от тебя постоянно, эти беспрерывные командировки не позволяли мне побыть с тобой. А я так хорошо отношусь к тебе. Теперь я буду выполнять все то, что Ты скажешь, готов быть у тебя слугой. Лишь бы меня вылечили…"

"Самое светлое в моей жизни — моя чистая, любимая… святая жена. Почему я не послушался тебя, дорогая, когда ты говорила — работай возле дома, не езди никуда в командировки. Почему не закрыла меня под домашний арест — ведь я всегда тебе подчинялся. Сейчас бы я сидел дома и на коленях молился бы на тебя, мое солнышко.

Как я мог опуститься до зверства, до первобытного состояния, когда вокруг все так чисто и возвышенно. Я уже все слезы выплакал по ночам. И зачем меня Бог послал на эту землю — такого ласкового, нежного, заботливого, но совершенно беззащитного со своими слабостями…"

Чикатило был приговорен к смертной казни по уголовным кодексам трех республик — Украины, России и Узбекистана.

Находясь в камере смертников, преступник дает эксклюзивное интервью газете "Комсомольская правда", где рассказывает о последних днях перед казнью:

— Никто не приходит. Жена и все родные уехали, и мне не говорят куда. Не знаю, почему. Никто не хочет навестить.

Насчет "никто не хочет" — неправильно. Родственники действительно скрылись, сменив фамилии, боясь самосуда потерпевших. Официальный же интерес к Чикатило огромный. Ученые ряда стран хотят изучить этот феномен, предлагая за один лишь мозг маньяка-рекордсмена огромные валютные суммы.

Корреспондент задает вопросы:

— Как с вами обращаются?

— Хорошо. Уважительно. Чего ж — нормально.

— Как кормят?

— Да мне что, я привыкший уже — всю жизнь по командировкам, по уралам да сибирям всяким. Мне что ни поешь. А тут рыба, овощи. Сижу, читаю.

— А что вы сейчас читаете, Андрей Романович?

— Сейчас Николая Островского. Да всякие вот выдает тюрьма, видите. (Поднимает занавеску и показывает сложенные за ней полтора десятка книг).

— Верховный суд утвердил приговор?

— Да, то есть как утвердил — снял часть статей. Так я ж подал апелляции и в Президиум ВС, и генпрокурору подал, и адвокат мой доказал же, что все нормально. Они там, в следствии, навешали на меня трупы со всего Союза. Все группы крови подогнали, вторую — крови, четвертую — спермы. Для отчета. Да я уже в суд все это писал, я их покритиковал, за это.

— Вы пишете апелляции, значит надеетесь на помилование?

— Да я уж так, отстранено, где-то не на земле, а выше, у Бога, что ли. Во Вселенной где-то, смотрю на все оттуда. Я уже выше всего этого.

— Вы верите в Бога?

— Да так, средне. Надеюсь.

(Ладный В. "Комсомольская правда", 1401.1994)

(Бут В. Маньяк. М. 1992)

(Кривич М., Ольгин О. Товарищ убийца. М., 1992)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,122 сек. | 11.58 МБ