Сергей Афанасьев — кошмар в детском интернате

Сергей Анатольевич Афанасьев, деятельный 34-летний директор одного из смоленских интернатов, неожиданно для всех предстал в новой ипостаси: сексуального маньяка. Выяснилось, что он терзал свои жертвы на протяжении четырех лет, оставаясь для окружающих просто "парнем со странностями".

Афанасьев появился в школе-интернате в начале 1990 г., будучи разжалованным из первых секретарей райкома комсомола. Ходили какие-то слухи, будто бы он был застигнут, когда крутил любовь с созданием мужского пола в загородном доме отдыха, но ведь не подойдешь и не спросишь: "Сергей Анатольевич, а вы случайно не гомосексуалист?" Тем более что гомосексуалистов не отправляют за решетку. И Афанасьева, поскольку ветшавшему хозяйству интерната требовался энергичный директор, возвели в чин.

Судя по тому, как планомерно, с маниакальным упорством директор растлевал своих подопечных — учащихся интерната, он вожделел этого места. Подтверждает вывод и свидетельское показание мальчишки, которого Афанасьев изнасиловал, инспектируя школу-интернат еще в качестве комсомольского секретаря. Он выловил 13-летнего пацана поздним вечером на подходе к туалету, около часа мучил его разговорами о сексе, а потом потащил в спальню. Когда мальчишка улегся рядышком, рукой довел парализованного от страха и стыда мальчишку до оргазма.

Вот такой дядя поступил директорствовать в школу-интернат.

Первым делом Афанасьев взялся проводить в интернате кабельную сеть. Пригласил курсантов из артиллерийского училища, те, выполнив все работы, больше в интернате не появлялись. Лишь один стал с тех пор частым гостем Афанасьева, нередко оставался в интернате ночевать — для лучшего воздействия на учебный и воспитательный процессы директор переоборудовал один из кабинетов под собственную спальню.

Впоследствии кто-то из свидетелей вспоминал, что, когда интернатские тетки вслух размечтались оженить курсантика, Афанасьев страшно занервничал. Затопал ногами, закричал, что всех выгонит, если парня не оставят в покое. О его дружбе с будущим офицером Сашей можно было бы умолчать, не протекай их трогательные отношения на глазах у детей. Совместные прогулки приобнявшись, совместные посещения душа, совместные просмотры порнофильмов…

Порнофильмы — особая статья в развернутом Афанасьевым среди детей агитпропе. Не исключено, что опять же в порядке осуществления своего адского плана он буквально начинил интернат телевизорами и видеомагнитофонами.

Однажды вечером он заманил в свой альков присланного в школу на практику 1б-летнего поваренка. Налил ему стакан водки, предложил выпить. Парень, убоявшись испортить отношения с начальством, выпил, как оказалось, впервые в жизни. Вслед за вином Афанасьев предложил ему еще порнофильм. Затем, видимо, сочтя, что подготовка проведена, полез к нему в брюки, что-то бормоча о французской любви. Парень вырвался и убежал, но Афанасьев не оставлял его в покое — то угрожал сжить со света, а то опять приглашал на порно.

Еще один потерпевший от Афанасьева к настоящему моменту в интернате уже не учится. Единственная причина, по которой он не стал заканчивать 11-й класс, — постоянные домогательства директора. Застав Олега курящим в спальне, он пригласил его в свой кабинет. Там стал ласковым, подарил ручку и блокнот, а потом засунул в трико руку. "Не бойся, не бойся, — уговаривал он оцепеневшего парня, — я только проверю, все ли в порядке".

Через несколько дней он вновь пригласил парня к себе, после порно стал его оглаживать, а когда не вышло, опять завершил дело мастурбацией. После третьего посещения директорского кабинета Олег забрал документы и ушел из школы.

Другим вечером Афанасьев привел к себе семиклассника. Тот гулял с приятелем по коридору после отбоя, и директор, изобразив из себя строгого ментора, одного отправил спать, а Володю увел для воспитательной беседы.

"Воспитывал" порнофильмом, притом трогательно интересовался: нравится ли кино, возбуждает ли. Дело не зашло далеко — мальчик попросился уйти, и Афанасьев не стал его задерживать.

В своей «работе» он предпочитал не одиночные выстрелы, а массовость. Поэтому вся школа с первого по одиннадцатый класс, одномоментно смотрела (малолетки в игровых, старшеклассники в холлах) порнографические мультфильмы. Директор в своем кабинете нажимал кнопочку — и дети при помощи кабельной сети приобщались.

Гонялась, как правило, одна и та же кассета, в нее входили десять сюжетов, названия которых говорят сами за себя: "Вампиры трахаются в полпервого ночи", "Принц — железный — член", "Пылкие девочки с планеты Влагалиана"… Мультфильмы были разделены комментариями амура, который, онанируя, выкрикивал что-нибудь типа: "Не забивайте себе голову ничем, лишь бы член стоял!" У детишек из начальных классов амур стал не менее любимым героем, чем Черный плащ.

Другая его широкомасштабная акция — распространение среди учащихся исповеди некоей американской проститутки. Как впоследствии показывал Афанасьев, дискету с записями он купил с учебной целью, так как преподавал в 9 — 11 классах "Этику и психологию семейной жизни".

"Этика…" к тому времени в школах уже была отменена приказом министерства, однако Афанасьев упорно включал предмет в расписание. Что до упомянутой исповеди, то заключение психолингвистической экспертизы было однозначным: книга является порнографической, а ее цель — не просветить, а развратить читателя.

Закономерный вопрос: куда смотрел педколлектив? Вразумительного ответа нет. Говорят, что были какие-то письма

в облоно с просьбой обратить внимание на странное поведение Афанасьева. Говорят, оттуда будто бы насылали в интернат комиссию. В чем причина — то ли комиссия была не настойчива, то ли Афанасьев очень ловко запараллелил два своих лика — душки-директора, энергичного хозяйственника и педофила, но комиссия уехала, а Афанасьев остался.

Он властвовал над интернатом днем, проявляя осторожность, он властвовал над ним ночью, оставаясь с детьми единственным из взрослых, — из-за мизерной оплаты желающих дежурить по ночам не находилось. Афанасьев с удовольствием взял тяготу на себя. Он бродил призраком по спальням, высматривая свои жертвы, словно вурдалак Сколько сердец замирало, увидев в темноте мерцающий фонарик Афанасьева? "Только посмей кому-нибудь рассказать", — стращал он очередную жертву, выпуская ее из кабинета на волю. И не рассказывали, даже родителям.

Воспитавший Афанасьева дед по матери рассказывал следователю, что тот всегда отличался равнодушием к девушкам и большой любовью к детям.

Спустя три года после появления Афанасьева в школе-интернате сюда пришли с очередным осмотром психотерапевт и сексолог. Их наблюдения потрясают. Ученики первого класса занимались по углам оральным сексом, ученик 6-Го класса принуждал к оральному сексу учеников младших классов; ученики 2-го класса совершали развратные действия в отношении одноклассниц — обнажали свои половые органы; первоклашка постоянно стремилась лечь с мальчиком — плоды просвещения созрели.

Уныло так думать, но поставленная на поток психосексуальная обработка детей могла бы продолжаться и поныне, не уволь

Афанасьев шеф-повара Евсеенкову. Вслед за работой она автоматически лишилась и служебной квартиры, и, поскольку терять было нечего, женщина пошла ва-банк — собрала размноженные копии исповедальной книги проститутки и вместе с заявлением отнесла в прокуратуру.

И во время следствия, и на суде Афанасьев отрицал все подчистую. Ему дали 7 лет в ИТК общего режима с лишением права занимать должности, связанные с преподавательской и воспитательной деятельностью, в течение 5 лет.

Сразу же после процесса судья Сергей Гарамов упал, не отходя от рабочего места. 50 учащихся школы-интерната выступили в суде с подробными показаниями.

А следователю Владимиру Трофимову дети подарили рисунок своего интерната, выполненный на огромном куске ватмана. Трофимов вытянул груз расследования практически в одиночку.

(Филиппова Т. «Версия», 1995, № 4)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,176 сек. | 11.49 МБ