Способы и приемы внушающего воздействия

Внушение в целом можно представить как психоло­гическое воздействие, основным содержанием которого является использование способов и приемов специфиче­ского и неспецифического внушения.

Особенности специфического внушения. Специфи­ческое внушение осуществляется посредством распро­странения конкретных идей, представлений, образов и другой информации с целью замещения существующей установки и провоцирования определенной поведенчес­кой реакции объекта воздействия.

При специфическом внушении используют только вербальные (речевые) средства влияния и оно обычно является составной частью убеждения, значительно уси­ливающем его эффективность.

Различают следующие основные способы специфи­ческого внушения:

1. «Приклеивание ярлыков». Используется для того, чтобы опорочить какую-то идею, личность или явление посредством оскорбительных эпитетов или метафор, вызывающих негативное отношение. Опыт психологиче­ской войны свидетельствует о достаточно широком ис­пользовании этого способа. Чаще всего его применяют в отношении политических деятелей, представителей высшего командования и других общеизвестных лиц. Однако «работает» он только в том случае, если война уже принесла значительные страдания населению и вой­скам противника, а их моральное состояние является низким.

2. «Сияющее обобщение». Заключается в обозначе­нии конкретной идеи или личности обобщающим родо­вым именем, имеющим положительную эмоциональную окраску. Цель — побудить объект воздействия принять и одобрить преподносимое понятие или суждение. Этот способ позволяет скрывать отрицательные последствия усвоения содержания внушения и тем самым не прово­цировать негативные ассоциации. Прием широко исполь­зуется в практике психологической войны, он фактиче­ски является аналогом обмана.

3.   «Перенос» (трансфер). Суть его — вызвать через преподносимый образ (понятие, лозунг, идею) ассоциа­цию с чем-либо или кем-либо, имеющим в глазах объек­та бесспорный престиж (ценность), чтобы сделать содер­жание воздействия приемлемым. Например, специалисты психологической войны любят использовать националь­но и традиционно значимые для противника образы, вызывающие в сознании населения и военнослужащих положительное отношение. Так, всегда активно эксплу­атировались образы Жанны д’Арк (для французов), Кар­ла Клаузевица (для немцев), Авраама Линкольна (для американцев), Конфуция (для китайцев), религиозных авторитетов.

Часто используется также негативный «перенос» пу­тем пробуждения ассоциаций с отрицательными (для объекта) образами, понятиями, идеями.

4.  «Свидетельство». Заключается в цитировании высказываний личности, которую уважает или, наоборот, ненавидит объект воздействия. Высказывание, как правило, содержит положительную оценку преподносимой идеи (понятия, суждения) и ставит своей целью побуж­дение объекта воздействия к принятию навязываемого ему положительного или отрицательного мнения по это­му поводу. Обычно используется как элемент манипу­лирования сознанием противника.

5.    «Игра в простонародность». Основана на побуж­дении объекта внушения к отождествлению субъекта и преподносимых им идей (понятий, суждений) с позитив­ными ценностями вследствие «народности» этих идей либо вследствие принадлежности источника информации к так называемым «простым людям». Именно поэтому свои пропагандистские материалы органы психологиче­ской войны часто преподносят от имени рядовых граж­дан или военнослужащих противника.

6.    «Перетасовка фактов». Заключается в тенденци­озном подборе только положительных или только отри­цательных реальных фактов для доказательства справед­ливости позитивной либо негативной оценки какой-то идеи (суждения, понятия, явления). Объекту воздейст­вия специалисты психологической войны преподносят в определенной последовательности такие факты, осмыс­ление которых неизбежно ведет к нужным им выводам.

7.    «Обшая платформа». Этот способ заключается в побуждении объекта воздействия принять содержащую­ся в информации идею (суждение, оценку, мнение) на том основании, что якобы большинство представителей данной социальной группы или воинского подразделения разделяют ее.

Особенности неспецифического внушения. Неспе­цифическое внушение осуществляется путем провоци­рования у объекта воздействия отрицательных психиче­ских состояний, вызывающих определенное поведение. В процессе его осуществления речевые (вербальные) факторы сочетают с неречевыми (невербальными). Ос­новная цель неспецифического внушения — формиро­вание у объекта воздействия астенических состояний.

В основе формирования астенических состояний ле­жит феномен фрустрации. Под ним понимают пережи­вание неудачи, возникающее при наличии реальных или мнимых непреодолимых препятствий на пути к цели. Фрустрация возникает у людей вследствие реального или кажущегося неудовлетворения их потребностей в физи­ческой и социальной безопасности, в общении, в пище, в бытовых удобствах и т.д.

Цель неспецифического внушения как раз и заклю­чается в том, чтобы посредством акцентирования фрус­трации спровоцировать у объекта астенические психо­логические состояния (беспокойство, депрессию, страх, панику и т.д.). Неспецифичёское внушение такого рода применяла, например, Красная Армия во время вторже­ния в Польшу в сентябре 1939 года. Газета польских эмигрантов в Детройте (США) следующим образом опи­сала пропагандистскую работу Красной Армии:

«Применялись советские бронемашины, громкого­ворители которых передавали обращения: «Братья-солдаты, мы пришли освободить вас из-под ярма поль­ских панов… Мы ваши друзья…» Из первых бронемашин вышли женщины, накормили солдат, угостили их па­пиросами, раздали газеты и велели идти домой… В то же время они предупреждали, что, если в ответ на их миролюбие со стороны польской армии будет оказано противодействие, то им не поздоровится И когда один офицер, приказавший стрелять в Красную Армию, был расстрелян, польские войска прекратили сопротивле­ние».

Основными способами неспецифического внушения выступают устрашение, эмоциональное подавление, ини­циирование агрессивных эмоциональных состояний.

Устрашение (инициирование страха) — это форми­рование состояний беспокойства, депрессии или апатии; пробуждение чувства страха перед реальной или вымы­шленной опасностью, а также перед неизвестностью.

Конечная цель устрашения — максимальное снижение морально-психологической устойчивости противника, паралич его воли к сопротивлению.

Необходимо различать страх перед реальной и вы­мышленной опасностью. Страх перед реальной опасно­стью (допустим, перед угрозой гибели или превращения в калеку) глубже, т.к. базируется на определенном бое­вом и жизненном опыте. Однако страх перед вымышлен­ной опасностью также может существенно снизить мо­рально-психологическую устойчивость противника.

По степени осознанности угрозы различают страх перед осознанной и неведомой опасностью. Путем на­блюдений за поведением военнослужащих в период бое­вых действий установлено, что чем выше у них степень осознанности надвигающейся опасности, тем больше имеется возможностей для локализации чувства страха и подготовки к противодействию угрозе.

Наибольший страх люди испытывают перед неве­домой опасностью, т.е. такой, с которой они ранее не сталкивались и потому не знают, какие последствия она может вызвать. Страх перед неведомым значитель­но снижает боевые возможности войск. Например, сол­даты могут внушить себе, что они, допустим, подверг­лись заражению, несмотря на то, что оружие массового поражения реально не применялось. Вследствие нервно-психического потрясения могут появиться признаки, на­поминающие реальные симптомы поражения (слабость, слепота, тошнота, расстройство пищеварения), а также боязнь употреблять «зараженную пищу и воду».

В ходе оккупации Тибета осенью 1950 г. китайская армия эффективно использовала прием «устрашения неведомой угрозой». Например, передовые отряды НОАК достигли крепости Чамдо с гарнизоном 3000 человек. Обороняющиеся ожидали штурма, но его не последова­ло. Ночью тибетцев разбудили взрывы множества петард, грохот тысяч трещоток, они увидели в небе светящиеся трассы сотен ракет. Возникла паника, молниеносно ста­ли распространяться фантастические слухи. Начальник гарнизона сбежал из крепости, войска вскоре последо­вали за ним. В ту ночь не было сделано ни одного выст­рела.

Примером аппеляции к чувству страха может слу­жить листовка, распространявшаяся американцами во время войны в Персидском заливе. Она была обращена к иракским солдатам, недавно подвергшимся интенсив­ной воздушной бомбардировке, и строилась на факте реальной и осознанной опасности (повторение бомбар­дировки). Вот ее текст на лицевой стороне:

«Вчера мы представили вам доказательство силы и превосходства многонациональных сил. Второй раз мы даем вам возможность сохранить жизнь».

Текст на оборотной стороне:

«Два дня мы предупреждали вас о намерении бом­бить 10-ю пехотную дивизию. Мы сдержали свое обе­щание и бомбили ее вчера. Мы повторим эту бомбар­дировку завтра.

Итак, у вас есть выбор: или встреча лицом к лицу со смертью, или принятие приглашения объединенных вооруженных сил и сохранение своих жизней».

Используя устрашение необходимо учитывать, что реальная обстановка оказывает большое влияние на его эффективность.

Устрашение целесообразно для воздействия на про­тивника:

—   понесшего большие потери;

—   находящегося в окружении;

—   перешедшего к обороне;

—   отступающего;

—  испытывающего нехватку продовольствия,бое при­пасов и других средств;

—  уступающего в численности;

—  подвергшегося поражению высокоточным оружи­ем или оружием массового поражения;

—  терпящего поражения в боевых действиях. Например, в ходе операции «Буря в пустыне» от

имени командования многонациональных сил распрост­ранялась следующая листовка, рассчитанная на окружен­ные иракские части. Текст листовки: «ВЫ ОТРЕЗАНЫ !

Саддам Хусейн повернулся к вам спиной. Он бросил Вас умирать. Не будет ни пополнения, ни подкрепле­ния.

Бросай свое оружие и присоединяйся к своим араб­ским братьям в интересах мира!»

Правильный выбор времени устрашения тоже имеет большое значение. Устрашение целесообразно исполь­зовать непосредственно после огневой подготовки, ког­да степень психической напряженности и интенсивность реакции страха у военнослужащих противника макси­мальна. Например, в ходе боев за Фолклендские остро­ва английские войска применяли так называемый метод «двухступенчатого давления на моральный дух против­ника», который подразумевал предварительный мощный артобстрел переднего края аргентинских войск, а затем оказание психологического воздействия. Во время опе­раций в Панаме и на Гренаде войска США использова­ли аналогичный метод «ограниченного применения бое­вой силы», когда призывы сдаваться в плен повторялись после атак вертолетов огневой поддержки или обстрела тяжелых орудий (152 мм) танков «Шеридан».

Выбор оптимальной формы психологического воздей­ствия — еще один фактор эффективного использования устрашения. В зависимости от особенностей конкретной ситуации надо использовать устную пропаганду, радио­средства (например, вхождение в боевые сети против­ника), печатные средства и т.д. Например, в 1942-43 гг. органы советской спецпропаганды распространяли пе­чатные материалы, рассчитанные на формирование у фашистских солдат страха перед действиями партизан.

Вполне возможно и стратегическое устрашение, рас­считанное на военно-политическое руководство против­ника. При этом важно, чтобы демонстрируемая угроза была максимально реальна. Весьма показательной в этом плане является операция спецслужб США, способство­вавшая заключению Дейтонских соглашений (октябрь 1995 г.), остановивших войну в Боснии. В январе 1995 г. США послали в Хорватию группу военных советников с целью оказания помощи в формировании национальной армии. При этом Пентагон воспользовался услугами частной компании MPRI (Military Professional Resourse Inc.), которая наняла 100 гражданских служащих, около 2 тысяч генералов и старших офицеров в отставке. Ру­ководителями этого военно-гражданского предприятия стали бывший начальник штаба сухопутных войск США, бывший Главнокомандующий ОВС НАТО в Европе и другие высокопоставленные отставные американские военные.

Результаты превзошли все ожидания. Хорошо обу­ченная, вооруженная и экипированная хорватская армия выбила сербов из так называемой Краины (сербского анклава на территории Хорватии) в августе 1995 г.

В ходе последующих переговоров американская сто­рона пригрозила использовать потенциал упомянутой компании для значительного усиления армии боснийцев-мусульман. Это было чревато полной потерей сербами своих исконных земель в Боснии. Угроза сработала: пре­зидент ослабленной международным эмбарго и внутрен­ними проблемами Югославии Слободан Милошевич на­давил на лидера боснийских сербов Радована Караджича и Дейтонские соглашения были подписаны.

 

Эмоциональное подавление используется в основ­ном для формирования у военнослужащих противника таких астенических психических состояний как тревога, депрессия, апатия.

Тревога — это эмоциональное состояние, возникаю­щее в ситуациях с неясным исходом и связанное с ожи­данием неблагополучного развития событий. Тревога может проявляться как ощущение беспомощности, не­уверенности в себе, бессилия перед внешними фактора­ми, как преувеличение их могущества и опасности. По­веденческие проявления тревоги заключаются в общей дезорганизации деятельности, нарушающей ее направ­ленность и продуктивность.

Депрессия — это аффективное эмоциональное состо­яние, характеризующееся отрицательным фоном. Чело­век в состоянии депрессии испытывает тяжелые, мучи­тельные переживания подавленности, тоски, отчаяния. Его влечения, мотивы, волевая активность, самооценка резко снижены. Измененным оказывается и восприятие времени, которое течет мучительно медленно. Для по­ведения людей в состоянии депрессии характерны замед­ленность, безынициативность, быстрая утомляемость, что в совокупности приводит к резкому падению продуктив­ности деятельности.

Апатия — это эмоциональное состояние, возникаю­щее вследствие потери перспектив, эмоциональной по­давленности, утраты веры в конечные цели, в руковод­ство, в успех кампании и т.д. Апатия характеризуется эмоциональной пассивностью, безразличием, равнодуши­ем к событиям окружающей действительности и разви­вается на фоне снижения физической и психической ак­тивности.

Приемы эмоционального подавления, используемые в практике психологической войне, чрезвычайно разно­образны. Выбор того или иного из них обуславливается условиями воздействия, характером боевых действий, спецификой объекта внушения и т.д. Среди них обычно выделяют:

1.  Эмоциональное подавление средствами невербального звукового воздействия. Для этого используют звуковые записи детского плача, похоронной музыки, симфонической музыки, тяжелой рок-музыки, различных раздражающих звуков (крики, вой сирены, звуки взрывов, свист падающих бомб).

Так, гитлеровцы ставили на свои пикирующие бом­бардировщики специальные сирены, которые во время атаки издавали душераздирающий вой. Во Вьетнаме американские вертолеты оборудовали усилителями, че­рез которые во время атаки транслировалась музыка Вагнера. Оглушение рок-музыкой окруженных частей противника использовали в Ираке органы психологиче­ской войны армии США (В данном случае они учитыва­ли национально-психологические особенности арабов, не приемлющих музыку тяжелого рока).

2.  Подавление путем демонстрации бессмысленности войны. Главный акцент в использовании приема делается на том, что война сопряжена с огромными жертвами, не имеющими никакого смысла. Обычно при этом превалируют сентиментальные или ностальгические мотивы.

Например, английская листовка, выпущенная после высадка десанта в Нормандии, была оформлена в виде рисунка, наглядно указывавшего на огромные и напрас­ные жертвы немцев (рис. 29).

3.  Подавление путем показа реальности гибели или увечья. Этот прием схож с предыдущим, но его главная цель иная. Надо внушить: даже если противник победит, многие его солдаты и офицеры будут либо убиты, либо искалечены, либо останутся после войны без средств к существованию.

В качестве примера можно привести американскую листовку такого типа, рассчитанную на иракских воен-

Подпись:

нослужащих, на которой изображен солдат с сидящим на его плечах Саддамом Хусейном. Текст листовки:

«Я переправился через Шатт Аль-Араб, как ты при­казал,

и я подчинялся твоим приказам.

Я чувствую, как смерть стучится в дверь каждый раз, когда мы идем в атаку… Я на последнем вздохе.»

Подобную листовку использовали в годы Второй ми­ровой войны и американцы против японских военнослу­жащих, оборонявших алеутские острова Атту и Кыска. В ней говорилось:

«Гарнизон будет сброшен с островов так же неиз­бежно, как осенью сбрасывает листья дерево кири» (символ смерти в Японии).

4.   Подавление путем ссылок на те реальные трудности (нехватка продовольствия, боеприпасов, медикаментов и др.), которые испытывает противник. Надо
внушить, что такие трудности приобрели постоянный характер и все больше усугубляются.

Во время Великой Отечественной войны немцы сбра­сывали с самолетов иллюстративные листовки подобно­го содержания в тыловых районах СССР. То же самое делали американцы, сбрасывавшие открытки с изобра­жением японских деликатесов окруженным японским частям в Северной Бирме, испытывавшим острую нехват­ку продовольствия.

5.   Подавление путем аппелянии к неудовлетворенным сексуальным потребностям военнослужащих. Сексуальные потребности действительно не могут быть
удовлетворены во время боевых действий, и это часто используется в рассчитанной на него пропаганде.

В 1942 г. японцы сбрасывали с самолетов на пози­ции войск США на Филиппинах листовку-открытку с изображением молодой женщины в вечернем платье. Внизу был текст: «О, моя дорогая, как чудесно произно­сили твои уста эти слова «С новым годом, с новым

Способы и приемы внушающего воздействия

счастьем!  Идея этой листовки основывалась на широ­ком увлечении американских солдат фотографиями по- ‘ добного рода и заключалась в пробуждении тоски по женщине (рис. 30).

6. Эмоциональное подавление путем утверждений о том, что «пока солдат сражается на фронте, его семья терпит в тылу притеснения, его близкие остались без средств к существованию, а жена вынуждена занимать­ся проституцией». Так, в 1940 году немцы распростра­няли замаскированные листовки, ориентированные на французских военнослужащих, цель которых — пробуж­дение тревоги за будущее своей семьи (рис. 31). В лж> товках подобного рода эксплуатируются такие чувства, как тоска по дому, беспокойство за судьбу родных лю­дей, переживание одиночества и т.п.

Еще один пример — японская листовка начала 1945 г., экспалутирующая сразу две темы: сексуальной неудовлетворенности американских солдат и их тоски по

Подпись:

Подпись:

дому, по прежней мирной жизни (рис. 32). Японцы удач­но использовали картинку из американского журнала.

Специалисты психологической войны выработали ряд рекомендаций по использованию эмоционального подавления:

1.  Необходимо правильно выбирать объект внушения. Наиболее эффективным является эмоциональное подавление противника, находящегося в окружении или отступающего, испытывающего различного рода трудности, морально-психологический потенциал которого низок.

Так, во время боев на Ленинградском фронте в 1941—44 гг. более низким морально-психологическим потенциалом обладали войска союзников вермахта: фин­ские части, «норвежский легион», голландский легион СС «Нидерланды». А боевые качества 250-й испанской «го­лубой дивизии» были настолько низкими, что немцы пре­зрительно называли ее солдат и офицеров «drei Sch» (три «Г»). Соответственно, основное внимание советская спе­циальная пропаганда направляла на эти слабые звенья в немецкой группировке.

2.    Необходимо учитывать условия воздействия. На­иболее подвержены эмоциональному подавлению демо­рализованные военнослужащие, у которых чувства стра­ха и безысходности обострены до предела.

3.    Необходимо правильно выбирать время воздей­ствия. В отличие от устрашения, эмоциональное по­давление целесообразно использовать не только не­посредственно перед боем, но и в период между боевыми действиями. Так, в 1982 г. в ходе операции вооружен­ных сил Израиля «Мир для Галилеи» эмоциональное по­давление местного населения в Ливане осуществлялось с помощью рева двигателей реактивных истребителей, непрерывно курсировавших над городами и преодолевав­ших звуковой барьер на предельно малых высотах. Это держало людей в постоянном напряжении, хотя бомбар­дировки не производились.

Инициирование агрессивных эмоциональных со­стояний предназначено для формирования у военнослу­жащих противника таких эмоций как подозрительность, недоброжелательность, гнев, ненависть, ярость, с целью внесения разногласий в их среду.

Агрессивные эмоциональные состояния возникают по отношению к определенному объекту. Их обычно сопро­вождают процессы заражения, а также стереотипизация представлений в создаваемом «образе врага».

Инициируя такие состояния, психологи своей целью ставят внесение раскола в среду противника, пробужде­ние там взаимной враждебности на социальной, этниче­ской, религиозной или идеологической почве.

В американском уставе FM 33-5 «Психологические операции» указаны основные темы, использование ко­торых во внушающем воздействии позволяет вносить раскол в лагере противника. Это:

—   расхождения в политических взглядах между граж­данами враждебного государства и его союзниками;

—   этнические, расовые и региональные противоречия;

—   религиозные, политические или социальные раз­личия;

—   враждебность гражданского населения противни­ка к своим военнослужащим;

—   противоречия между офицерским составом, ун­тер-офицерами (сержантами) и рядовыми солдатами.

—   различия между комфортными условиями для во­еннослужащих в тылу и трудными условиями для лич­ного состава частей на передовых позициях;

—   недовольство гражданского населения противни­ка бюрократической системой власти;

—   противоречия между правящей элитой и оппози­ционными политическими партиями (организациями);

Подпись:

Подпись:

—   несправедливое обложение налогами или их вы­сокий уровень;

—   обеспеченность продовольствием и предметами широкого потребления узкой группы руководства на фоне всеобщего дефицита.

Приведенные темы не исчерпывают содержание ма­териалов, используемых для разжигания противоречий в среде противника. Так, можно использовать истори­ческие факты, напоминающие о том, что страны-союз­ники, противостоящей коалиции ранее воевали между собой и другие темы. Можно компрометировать военно-политическое руководство противника и т.д.

Тему нехватки продовольствия использовала япон­ская листовка, распространявшаяся среди сипаев (сол­дат индийской «туземной» армии) во время Второй ми­ровой войны от имени «армии свободной Индии» японской марионетки Субхаса Чандры Боса (рис. 33). Тема лис­товки: «Англичане не испытывают недостатка в про­довольствии, в то время как индийцы голодают».

Тогда же немцы распространяли листовку (рис. 34), рассчитанную на негров, мобилизованных во время Вто­рой мировой войны из колониальных владений Франции. Цель листовки заключалась в разжигании ненависти и взаимной вражды в рядах противника. Текст листовки:

Темнокожие солдаты!

Сложите оружие. Они используют вас как пушеч­ное мясо. Они увозят вас умирать далеко за пределы вашей прекрасной страны Ваши жены остались под властью угнетателей. Вы проливаете свою кровь, что­бы сохранить им жизнь.

Методы убеждения и внушения не исчерпывают весь арсенал способов и приемов психологического воздей­ствия. Существую еще и особые приемы такого воздей­ствия.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,119 сек. | 11.52 МБ