Книги катастроф

Катастрофические наводнения начала XXI века

Когда сотрясается земля

Цунами

Землетрясения, цунами, катастрофы

Метафизический выбор остатка верных

В понятиях Апокалипсиса, после финальной битвы между силами добра и зла спасутся немногие, но имен­но сохранившийся остаток верных по итогам Страшно­го суда станет в основании нового мира, нового Зона, Нового света — золотого века, дарованного человечест­ву после конца мира. Несмотря на всю нематериаль­ность подобных категорий, вызывающих со стороны материального мира лишь усмешку и иронию, именно они являются нашим последним асимметричным пре­имуществом в формате ведения сетевой войны с учетом беспросветного технологического отставания. Ибо се­тевая . . . → Читать далее: Метафизический выбор остатка верных

Остаток верных

Описание совершенного солдата сетевой войны, ве­дущейся Америкой против остального мира, создает довольно депрессивную картину окружающей дейст­вительности для тех, кто находится на другой стороне. Учитывая сложившееся положение дел, самое бес­смысленное и нерациональное, что можно было бы предпринять в данном случае, это ввязаться в техноло­гическую и затратную «погоню», пытаясь технически нагнать соперника, соревнуясь с ним в новом магист­ральном направлении развития современной войны. С другой стороны — одной из целей сетевой войны, ве­дущейся США против всего . . . → Читать далее: Остаток верных

Всеобщая осведомленность

Одной из отличительных черт сетевой операции явля­ется всеобщая осведомленность. Каждый актор имеет доступ к общей сети, а соответственно, общей базе дан­ных, используя информацию из которой он по умолча­нию действует синхронно с остальными боевыми едини­цами. К тому же каждый солдат в курсе всех переговоров, ведущихся между штабом и остальными акторами, вплоть до прослушивания мыслей остальных участников операции, В то же время боевая единица — это то поня­тие, которое не совсем правомерно для описания сете­вых . . . → Читать далее: Всеобщая осведомленность

Фазы сетевой войны

Теперь рассмотрим основные фазы сетевой войны, еще раз обращая внимание на то, что формат боестолк-новения и актор сетевой войны в его полной боевой экипировке, описанный выше, — это лишь одна из форм проявления сетевых операций, считающаяся крайней. Реализация горячих фаз в Афганистане и Ира­ке показала всю уязвимость и пока еще достаточное не­совершенство «горячих» подходов к сетевым процес­сам, хотя и Афганистан, и Ирак стали площадками об­катки «боевых» сетевых подходов на местности, из чего была . . . → Читать далее: Фазы сетевой войны

Солдат сетевой войны

Солдат сетевой войны, актор — понятие качествен­ное. В отличие от представителя массовки индустриаль­ных войн, актор представляет из себя совокупность физи­ческих, технологических и разрушающих возможностей, а также интеллекта. По сути, актор — это обобщающая система, способная как самостоятельно принять реше­ние на основе собранной и полученной из открытого ис­точника информации, так и самостоятельно реализовать его. При этом доступ к информации и скорость ее пере­дачи являются решающими моментами для координа­ции действий с другими акторами, а также . . . → Читать далее: Солдат сетевой войны

Три базовых элемента

Любое воинское формирование сетевой войны со­стоит из трех базовых элементов. Первый элемент объе­диняет в себе все средства выявления противника, его отслеживания, сбора информации о нем, а также обо всех объектах и сетях, подчиненных противнику и ис­пользуемых им для ведения боевых действий. Такими средствами являются как собственные сети, так и тех­нологические элементы слежения — спутники, авиафо­тосъемка, радары, высокочувствительные звуковые пушки, скрытые камеры, подслушивающие устройства, компьютерные Трояны и программы-шпионы, новей­шие системы перехвата и прослушки, а . . . → Читать далее: Три базовых элемента

Клоны, мутанты и киборги — военный аспект сетевой войны

Подводя итог беглого обзора понятия «сетевые вой­ны», неумолимо входящего в нашу жизнь, нельзя не предвидеть тех изменений, которые оно внесет в судьбу человечества уже в ближайшем будущем. А будущее, как всегда, туманно. Однако некоторые контуры с учетом рассмотренных сетевых стратегий все-таки уже можно набросать.

Великая война континентов, о которой так много го­ворили геополитики прошлого столетия, неминуемо близится к своей развязке. Умирают государства-на­ции. Наступает время империй, время действительно большой игры. Геополитическое . . . → Читать далее: Клоны, мутанты и киборги — военный аспект сетевой войны

Великая империя конца

Попробуем также укрепить 4ПТ обломками первых трех. Главный козырь первой политической теории, либе­рализма — это свобода. Берем свободу в 4ПТ, переосмыс­лив ее в нашем ключе, как отсутствие запретов. А панацеей от вседозволенности должно стать управление ситуацией посредством формирования контекста, граничных усло­вий, «сетевого кода». Справедливость берем из второй по­литической теории, ну а из третьей — «триумф воли», то есть превалирование общих интересов над частными, воли над личностью. Подытоживая, получаем два геополитиче­ских полюса: с одной . . . → Читать далее: Великая империя конца

Глобальный проект и коллективное спасение

Складываемый на ощупь, в потемках, остов 4ПТ так и останется экстравагантным концептом, если не увле­чет за собой массы, став предметом их вожделения, стремления и, в конечном счете, общей целью. Чем же мы можем привлечь интерес масс к в Четвертой поли­тической теории? Пробираясь в потемках, попробуем проверенные технологические ходы.

Важнейшим фактором, который делает постлибера­лизм привлекательным, является мессианство. Постли­берализм спасает человечество. Но спасает от «пере­житков», от души, архаики, идентичности. Спасает, создавая человека телесно совершенного, . . . → Читать далее: Глобальный проект и коллективное спасение

Религиозный фундаментализм

Готовя наш ответ постлиберализму в виде 4ПТ, мы, несомненно, во многом отталкиваемся «от противно­го». Взяв за основу традицию, мы, соответственно, так­же стремимся к сверхчеловеку, но уже сверхчеловеку метафизическому, сверхчеловеку духовному, противо­стоящему сверхчеловеку телесному, находящемуся на другом полюсе ставшего виртуальным геополитическо­го противостояния. Принимая традицию в той версии, которая нам доступна и понятна, мы неизбежно прихо­дим к православию в его самой изначальной (ибо мы вернулись в начало цикла) версии, наиболее ортодок­сальной. К Православию в его . . . → Читать далее: Религиозный фундаментализм

Постлиберальный враг «телесный»

А вот кого мы возьмем за врага? Дело в том, что даже победивший, казалось бы, либерализм в постмодерне трансформируется, превращаясь в постлиберализм, ос­новная идея которого — очищение, освобождение от всех ограничений и достижение совершенства человека, движение к «сверхчеловеку». Но «сверхчеловеку» не ницшеанскому, а «сверхчеловеку телесному». Сверхче­ловеческие качества постлиберального человека дости­гаются путем сверхтелесности, биологического, физио­логического совершенства и телесных сверхвозможно­стей. Это один из базовых постулатов постлиберализма. Человек совершенный, понятый постлиберализмом в пределе, — это киборг. . . . → Читать далее: Постлиберальный враг «телесный»

Геополитика как базовый ориентир

XX век был веком идеологий, поэтому геополитика была укрыта множеством идеологических наслоений. То в форме противостояния труда и капитала, то в про­тивостоянии арийской и неарийской частей человече­ства. Однако и те и другие оказались погребены под об­ломками модерна. Наступил постмодерн. XXI век стал не только веком конца идеологий, но и веком геополи­тики в чистом виде. Идеологическая шелуха облетела, и вот мы видим, что ради достижения геополитического эффекта стороны используют любые идеологические формы и модели: . . . → Читать далее: Геополитика как базовый ориентир

Контекст постмодерна

Первое, что приходит в голову при создании проти­воядия к постлиберализму, это использование преиму­ществ постмодерна — естественной среды обитания по­стлиберализма — для борьбы с ним самим, используя его сильные стороны, беря инструментарий постлибе­рализма в качестве технологического компонента Чет­вертой политической теории. Хотя это, конечно, не мо­жет быть основой новой политической теории. А что может быть?

Основной отличительной чертой постмодерна стало именно то, что он дал равные возможности и для модер­на, и для традиции. В . . . → Читать далее: Контекст постмодерна

Что взять в четвертую политическую теорию?

Одной из аксиом для выработки Четвертой полити­ческой теории стало утверждение о том, что эпоха мо­дерна на данный момент закончилась вместе с первой, второй и третьей политическими теориями. Собствен­но, это утверждение о близком конце либерализма, о естественной смерти марксизма и гибели фашизма и стало отправной точкой для начала разговоров о Чет­вертой политической теории. Мир уверенно вошел в эпоху постмодерна, что, с одной стороны, создало пред­посылки к мутации умирающего либерализма в постли­берализм, а с другой… . . . → Читать далее: Что взять в четвертую политическую теорию?

Комментарий к интервью самого влиятельного политика России «Комсомольской правде»

Поворотной точкой России к евразийской политике стало в свое время интервью одного из самых влиятель­ных людей в России Владислава Юрьевича Суркова га­зете «Комсомольская правда». Высказанные в интервью тезисы, по сути, сформировали внешний и внутренний курс России на последующие годы. В нем Владислав Юрьевич высказывается вполне в евразийском ключе. За осторожностью государственного чиновника про­слеживаются мысли, вполне соответствующие евразий­ской оценке ситуации, а уж коль Сурков комментирует шаги Путина по укреплению государства, то вполне можно тешить . . . → Читать далее: Комментарий к интервью самого влиятельного политика России «Комсомольской правде»

Возможна ли в России демократическая модель диктатуры

Понятие «суверенная демократия» в России возникло в тот момент, когда наше общество вплотную подошло к необходимости решения вопроса преемственности сло­жившегося курса, который был обозначен и проявлен в период управления страной Владимиром Путиным. От содержательного наполнения этой формулы зависит бу­дущее страны. Она же была призвана решить главную для власти проблему — проблему сохранения преемст­венности. Существует крайне высокий уровень легитим­ности, выраженный в поддержке населением того курса, который реализует нынешняя национальная админист­рация.

Но здесь мы . . . → Читать далее: Возможна ли в России демократическая модель диктатуры

Путин имел полную легитимность остаться

Оценивая знаменитое выступление Владимира Пу­тина на Мюнхенской конференции, наделавшее столько шуму на Западе, нужно отметить, что даже не­смотря на столь авангардное содержание мюнхенской речи, Путин опоздал с ней минимум на семь лет. В сво­ем выступлении Путин ссылается на слова генерально­го секретаря НАТО, который еще в начале 90-х гг. га­рантировал России, что блок не будет расширять свои границы дальше Западной Германии. И в этой связи непонятно, почему Путину понадобилось семь лет, чтобы заметить противоречие . . . → Читать далее: Путин имел полную легитимность остаться

После 8 августа «суверенная демократия» стала данностью

Тема суверенной демократии взбодрила сонное идеологическое пространство внутренней политики России, наполнила каким-никаким, но все же смыслом политическое прозябание партии-монстра «Единая Россия», и уже только поэтому избегать ее не стоит. Тем более, никто особо и не избегает. «Суверенная демокра­тия» стала первой ласточкой реальной идеологизации государства и власти путинской эпохи. Статьи на эту те­му в какой-то момент выходили одна за другой, а лидер «Единой России» Борис Грызлов вообще, ухмыльнув­шись каким-то своим мыслям, провозгласил «суверен­ную демократию» . . . → Читать далее: После 8 августа «суверенная демократия» стала данностью

Путин мог бы основать монархическую династию

Незадолго до президентских выборов ЦИК РФ принял решение о невозможности проведения референдума о третьем сроке Владимира Путина в должности Президен­та. Вообще, к концу второго путинского срока сложилась достаточно любопытная ситуация: у Путина была леги­тимность на продолжение своего правления, полученная им от народа, но ему не хватило легальности — законода­тельного обоснования — для того, чтобы было можно оформить это положение юридически.

При выстроенной в последние годы «вертикали вла­сти» и централизации полномочий «стоимость» власти . . . → Читать далее: Путин мог бы основать монархическую династию

Скинхед — движение как элемент западной сети в геополитической войне континентов

Тема молодежного экстремизма не сходит с первых полос центральных газет и экранов ТВ. Очевидно, за этим стоит нечто большее, нежели просто беспокойство за вовлечение молодых людей в область политического, это как раз можно считать скорее плюсом, или же за кри­минализацию молодежи — такой криминальной молоде­жи в России хватает и без политики. Особое внимание уделяется так называемым националистическим груп­пам, скинхедам, убивающим приезжих гастарбайтеров. Вместе с тем никто так не носится с «обычными» мало­летними убийцами, . . . → Читать далее: Скинхед — движение как элемент западной сети в геополитической войне континентов