Стоимость сокращения углеродных выбросов

Оценивая стоимость соблюдения Киотского соглаше­ния с помощью самого внушительного набора макро­экономических моделей, специалисты увидели, что, в среднем, начиная с 2008 года, ежегодно будет тра­титься 180 миллиардов долларов. Хотя такие расходы не привели бы индустриально развитые страны к бан­кротству, они все-таки весьма значительны — около 0,5 % общего национального дохода. Учитывая, что США не входят в число стран, присоединившихся к этому соглашению, расходы получаются меньше, а эффективность ниже. В зависимости от поведения России и результатов будущих переговоров эти модели оценивают затраты в диапазоне от 5-10 до 180 милли­ардов долларов.

Очень часто многих интересует, почему сокращение выбросов стоит так дорого. Есть много различных объ­яснений этих цифр.

На мировом рынке нефть является самым значимым и самым ценным товаром. При мировом ВВП более 1,5 триллионов долларов, вклад нефти составляет бо­лее 3%. Вместе с газом и углем природные источники энергии дают более 2,5 триллионов долларов США в год или 5,5% от мирового ВВП. Следовательно, в результате экономии энергии высвободится огром­ный поток денежных средств, и все более широкое использование необычных идей в крупных компани­ях и организациях каждый год снижает потребление энергии примерно па 1 %. Получается, что с тех пор как стала вестись статистика, мы научились произво­дить все больше товаров, не увеличивая расхода энер­гии. В 1800 году Соединенные Штаты производили на единицу затраченной энергии продукции стоимостью только 1 доллар (по нынешнему курсу), а сегодня они производят продукции на 5 долларов.

Хотя повышение эффективности энергозатрат про­исходит в основном в промышленности и организаци­ях, мы как потребители тоже ощущаем положительные результаты. С 1973 года средний пробег автомобиля в США увеличился на 67%. Аналогично, эффектив­ность отопления домов в Европе и США выросла на 24-43%. За последние десятилетия потребление энер­гии многими видами домашней техники — посудомоеч­ными машинами, стиральными машинами и кондицио­нерами — снизилось примерно на 50%.

Это само по себе наталкивает на мысль, что мы бу­дем потреблять все меньше и меньше энергии. По не­смотря на то что двигатель автомобиля становится все более экономичным, появились новые модели — с кон­диционерами. И хотя стиральные машины потребляют все меньше энергии, мы покупаем посудомоечную машину. Меньше электроэнергии стало уходить на прогревание каждой комнаты, по площадь новых домов становится все больше и больше. В то время как мы производим больше продукции на каждый доллар, мы получаем ее еще больше. Смекалка и изобретатель­ность помогают людям постоянно находить способы уменьшения расхода энергии, в противном случае в по­следующие 50 лет расход энергии увеличился бы еще на 75%. Но общее количество потребляемой нами энергии растет, так же как и выбросы СО.,.

Таким образом, если мы хотим снизить уровень вы­бросов существеннее, чем нам позволяет сообразитель­ность, следует мотивировать людей на уменьшение вы­бросов. В этом случае экономисты предлагают ввести налог на углерод. Поскольку никто не любит налоги (за исключением, пожалуй, министра финансов), это неплохой способ, но крайней мере, снизить углеродные выбросы. Если вам придется платить больше, вы, ве­роятно, сократите потребление энергии, может быть, отключите кондиционер в своей машине или даже пересядете на велосипед.

Более важно то, что происходит в промышленности, на тепло- и электростанциях, которые ответственны за большую часть выбросов. Уголь дешев, но его сжига­ние дает очень много С02, в то время как газ более дорог, но он меньше отравляет окружающую среду, а возобновляемые источники энергии, такие как био­массы или солнечная энергия, еще дороже, но вообще не дают выбросов СО». С введением налога на углерод производители будут стремиться к использованию более чистых, но более дорогостоящих источников энергии, или переходить к более сложным механизмам, требующим меньше топлива.

Теперь понятно, почему снижение уровня CO., так дорого обходится. Это не налог по своей сути — в кон­це концов, вес деньги, полученные в виде налогов, пойдут на общественное благо, способствуя, может быть, :сокращению других налогов. Но то, что производителям придется использовать более дорогие виды топлива или искать более дорогие обходные пути, означает, что тс же самые товары и услуги будут стоить теперь еще дороже, и это, в конечном счете, скажется нa нас — потребителях. Но все это закономерно. Так как С02 действительно приносит вред, можно сделать вывод, что цепы, не включающие подобный налог, не вносят вклада в борьбу с этим вредом. Или, иначе говоря, дополнительные расходы, которые мы оплачиваем, надо сопоставлять с той пользой для окружающей среды, которую мы приносим, препятствуя глобальному потеплению. Над такой перспективой стоит задуматься.

Разве сокращение выбросов не экономит деньги?

Чаще всего утверждается, что уменьшение количества вы­бросов приведет к экономии денег. Например, вы могли бы понизить температуру в вашем доме и надеть свитер или отключить некоторые приборы, когда они не используют­ся. В Британии во время недели, посвященной проблеме глобального потепления, Тони Блэр гор?кественно пообе­щал убавить температуру на домашнем термостате, а сэр Дэвид Аттеиьоро — отключить зарядное устройство своего мобильного телефона. Можно ли считать, что это ничего не стоит, и здесь есть даже какая-то выгода? В конце концов, маленькие счета за отопление или электричество означают, что денег о вашем кармане стало больше.

Обычно экономисты с недоверием относятся к подоб­ным заявлениям. И они задают вопрос: почему вы этого не делаете, если это действительно в ваших интересах? Зачем сэр Дэвид дожидался именно этой недели, чтобы публично обещать отключить свое зарядное устройство, если в его интересах было делать это все время? Это очень похоже на случай, когда японский министр экологии пытался отключить отопление в феврале 2006 года в соответствии с условиями Киотского соглашения:

Программа «Warm BiZ" министерства Японии призыва­ет всех чиновников и бизнесменов надеть теплые свитера и шарфы, чтобы не включать отопление. "В действительно­сти сейчас не так и холодно. Нам всем тепло у наших компь­ютеров»’, — заявил представитель министерства Масанори Шиш идо, но при этом признался, что ему приходится носить термобелье.

Нам такте часто говорят о всевозможных способах по­высить эффективность потребляемой в доме энергии, что мы редко делаем, но на этом можно экономить деньги. Но снова экономисты задают вопрос: почему мы до сих пор не сделали этого, если это так выгодно? Например, инже­неры и производители заявляют, что теплоизоляция в доме уменьшила бы плату за отопление на Е2-53%. Результаты исследования показали, что эти цифры сильно преувеличе­ны, и это объясняет пассивность населения. В Британии один известный архитектор-эколог призывает домовладельцев установить на крышах своих домов небольшие и почти бес­шумные ветрогенераторы. При их стоимости в тысячу фун­тов и обещанной экономии электричества до 50 % эта идея кажется перспективной. Однако испытания показали, чго такой ветрогенератор обычно вырабатывает только 5 % по­требляемой в хозяйстве энергии, то есть одну десятую обе­щанного количества.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 51 | 0,339 сек. | 12.66 МБ